20:23 

«Летняя лотерея» — Часть восьмая

Weisshaupt Fortress


Название: «Все Стражи делают это»
Автор: LenaSt
Пейринг/Персонажи: Алистер/фем!Кусланд, Огрен
Категория: гет
Жанр: романс, флафф
Рейтинг: G
Размер: 660 слов
Предупреждение: Билет №9, ключ 5: Алистер/ж!ГФ, "Все Стражи делают это... ритуалвейн!"


Криво прилепленная к бутылке этикетка гласила:

«Серый Страж Алистер. Морозная кувалда».

– Что это? – Прыснув, Элисса с любопытством погладила выпуклый стеклянный бок. – Вино? А почему на этикетке твое имя? И почему такое чудное название?

Слегка покраснев, Алистер взял из ее рук бутылку и беззвучно что-то пробормотав себе под нос, поддел ногтем бумажку с надписью.

– Я ее слюнями прилепил, – деловито сообщил невесть как подкравшийся Огрен. – Нравится?

– Не очень, – Алистер хмуро скатал этикетку в крохотный шарик и кинул в Огрена.

– А зря. – Огрен увернулся. – Очень подходит твоему пойлу. Я, как попробовал, так и пристал к нему губами, будто меня приморозило. Ну дай еще глоточек, а?

– Это ритуалвейн, – пояснил Алистер, обращаясь к Элиссе. – Возьми, попробуй. Особый стражеский напиток. Теперь, когда ты Страж, ты тоже можешь обзавестись такой бутылкой.

– Нектар из подмышек Создателя, – завистливо сказал Огрен и шумно втянул ноздрями воздух.

Элисса взяла протянутую ей бутыль, принюхалась. В нос ударил пряный аромат винного погреба в Хайевере, запах дубовых бочек, пропитанных сладостью виноградных и фруктовых настоек.

– Ммм, – пробормотала она, приложив горлышко к губам, – неплохо.

Жидкость обожгла небо, но горечь быстро ушла, сменившись полынной, вяжущей язык терпкостью, в которую вплелись медовые нотки. Огрен тем временем оттеснил Алистера, завладел бутылкой и, сделав щедрый глоток, с видом знатока покатал напиток на языке. На его бородатой физиономии было написано блаженство.

– Будь я проклят, – с чувством сообщил он, вытирая рот рукавом. – Хочу себе такую выпивку.

Глядя, как Огрен, пошатываясь, бредет к своей палатке, Алистер улыбнулся.

– На самом деле ничего хитрого в ритуалвейне нет, – сказал он немного смущенно. – У Серых Стражей не принято таскать с собой много лишней поклажи, поэтому недопитое спиртное из разных бутылок сливается в одну. В зависимости от предпочтений владельца, каждый ритуалвейн уникален, носит его имя и выбранное им название. Я вот пока для своего ритуалвейна никак не придумаю.

– И Огрен тебе в этом помогает, как умеет, – подхватила Элисса, беря Алистера за руку. – Давай прогуляемся? Ты мне расскажешь подробнее, что там, в твоем ритуалвейне.

На самом деле гулять Элиссе не хотелось, после тяжелого дневного перехода все тело ныло, требуя отдыха. Но ей хотелось немного побыть наедине с Алистером. Казалось, после подаренной им розы их отношения зашли в тупик, и Элиссу это тяготило. Ей нравился Алистер. Нравилось, как он смотрит на нее, нравилась его улыбка, его жесткие непослушные волосы, которых так приятно было касаться.

– В моем ритуалвейне… – Алистер задумался, припоминая.

Они вышли за пределы освещенного огнем костра участка, и Элисса словно невзначай сократила расстояние, разделяющее их тела.

– Там точно есть хасиндская медовуха, я ста…, э, купил ее у интенданта в остагарском лагере. Антиванский бренди. Роза Рован, о, это потрясающая штука, Дункан говорил, напиток королей.

Вспомнив о Дункане, Алистер помрачнел.

– Я хотел бы сохранить его ритуалвейн. Но ты же помнишь, как мы покидали Остагар. А какое вино любишь ты?

Я не люблю вино, хотела было ответить Элисса, но неожиданно для себя самой сказала:

– В нашем поместье, в Хайевере был винный погреб. Я частенько играла там, когда была маленькой, мне он казался огромным и таинственным: полутемный, сухой, прохладный, ряды бочек и стеллажей с бутылками. Мне нравилось прятаться от нянек или от Фергюса.

Она сглотнула.

– Однажды я нечаянно разбила одну из бутылок и вся перепачкалась вином, до полусмерти напугав няньку. Глупая какая, думала я тогда, как можно спутать кровь и вино?

Алистер остановился, сочувственно привлек Элиссу к себе.

– А потом, знаешь, когда я увидела отца, раненого, в луже собственной крови… Я все не могла перестать думать: это не кровь, это вино. Эта липкая красная лужа – это вино, а этот кошмарный запах – запах винных паров…

Элисса подняла голову, смаргивая слезы. Темное небо над лагерем светилось мириадами белых огоньков. Алистер обнимал ее, касаясь ее разгоряченной щеки своей, осторожно гладил по волосам, нежно и неразборчиво шепча на ухо слова утешения. Элисса обхватила его за талию, уткнулась в плечо, слушая безумное биение их сердец, чувствуя, как сжавшие грудь тиски боли ослабевают. Успокоившись, она подняла голову и требовательно поцеловала Алистера в губы, взяв его лицо в ладони и не давая отстраниться. Дождавшись, когда он ответит, она перевела дыхание и молча показала глазами на свою палатку.

Элиссе смертельно надоело ждать.




Название: ***
Автор: GRAFENONE
Пейринг/Персонажи: м!Табрис, Зевран, Алистер, упоминается вся остальная шайка-лейка
Категория: джен
Жанр: даркфик, кроссовер с «Dying light»
Рейтинг: PG-13
Размер: 1112 слов
Примечание: Билет №14, ключ 3: Серый Страж и Ко. Кроссовер с любой другой игрой.


Табрис прыгнул на деревянный ящик, подтянулся, отталкивая его ногой, и перемахнул через ограждение. Рабица выгнулась и звякнула под его пальцами, когда Табрис вцепился в нее и замер, пытаясь перевести дыхание. Солнце уже садилось, а из-за угла снова послышалось приближение. Зараженный никак не отставал, хотя Табрис уже выбился из сил — и он, конечно же, не мог привести эту тварь к убежищу. Два часа назад у него некстати сломался нож, и пришлось выбираться своими силами — силы, впрочем, его быстро покидали, как и удача: ничем иным, кроме как катастрофическим невезением, упорно преследующего его зараженного было не объяснить.

Табрис вытер напульсником лоб и направился быстрым шагом дальше. Стоять на месте — значит, позволить себя убить.

Несмотря на усилия, сердце по-прежнему колотилось с дикой скоростью и силой, готовое пробить ребра, в боку отчаянно кололо, в горле першило, и Табрис со старанием принялся долго вдыхать и медленно выдыхать сквозь зубы. Не переходя пока на бег, он сунул руку в поясную сумку, надеясь отыскать чудом затерявшуюся дымовую шашку или гранату. Чудо ожидаемо не случилось: сумка была пуста за исключением нескольких вещей, неспособных пригодится в неравном сражении с ожившим трупом.

— Черт, — прошептал Табрис себе под нос. — Черт-черт-черт!

Ко всему прочему, в последней неловкой драке его приложили плечом о бетонную стену, и плечо неприятно саднило до сих пор, обещая обширную гематому в лучшем случае.

Табрис резко выдохнул и перешел на резвую рысь, надеясь затеряться в лабиринте подворотен городской застройки. Он был уверен, что Морриган задушит его, если он позволит себя убить. Он красочно себе представлял, как эта дьяволица вонзает свои когти в начинающую подгнивать плоть его шеи. Она бы оторвала ему голову, определенно. Одни только мысли об этом наводили ужас и заставляли ледяные мурашки пробежаться по спине. Лелиана и Алистер будут плакать, Винн, скорее всего, тоже, а ведь в ее возрасте вредны частые волнения. Огрен напьется, хотя им совсем недавно удалось убедить его бросить это пагубное дело. Стэн и Зевран расстроятся.

«Что они будут делать? — спросил себя Табрис, когда их реакция не возникла в голове сама собой. — Как будут скорбеть?».

Зевран определенно будет храбриться, он всегда ведет себя преувеличенно весело в моменты опасности, значит, и печали своей не покажет.

«Наверняка скажет, что почти не знал меня, — улыбнулся про себя Табрис, привалившись к стене. Темнело. — Мол, не успел привязаться — стало быть, нечего и горевать. Нет, даже не так: неловко это — горевать по человеку, которого почти не знал. Так и скажет...».

Табрис запрокинул голову, прикидывая, куда стоит направиться дальше, потому что впереди зиял тупик. Решительно кивнув, он подпрыгнул, уцепился за пожарную лестницу и полез на крышу.

«А Стэн? Что он скажет? — подумал Табрис, перелезая через парапет. — „Храбрый воин“, да? Но я ни разу не храбрый и, конечно, не воин. „Смелый командир“?».
Табрис хмыкнул. Он надеялся, что в глазах своего отряда он выглядит хоть немного надежным, и — ладно — хоть немножко храбрым. Лидер группы выживших, которую они встретили около двух недель назад, был тем еще нытиком. Впрочем, всех можно было понять.

На крыше обнаружились кинутые кучей мешки, и Табрис не смог устоять перед искушением покопаться в них. По воле навалившейся неудачи, ничего, кроме пачки сигарет и куска грязной тряпки, он не нашел.

Закат уже погас, и оставались считанные минуты, пока на Харран опустится темнота — а там набегут прыгуны... О печальном конце своей совсем короткой истории Табрис не хотел думать. Он решительно мотнул головой и, прищурившись, посмотрел вдаль. Разбежавшись, он перепрыгнул на соседнюю крышу и, обойдя вентиляционную шахту, увидел пристройку, с которой можно было спуститься на дорогу. А там — там следовало оглядеться и, в идеале, заныкаться в каком-нибудь укромном погребе до самого рассвета. И, если вдруг ему повезет — ну, хотя бы немного! — он останется жив.

Увы. Едва перебравшись на низкую пристройку, Табрис увидел целую стаю живых трупов, и — черт возьми! Что вообще могло быть хуже, чем это: безоружным наткнуться ночью на кучу врагов?

Закусив губу, Табрис заполошно огляделся, завертел головой в попытке найти что-нибудь, маленькую ниточку к спасению, ему бы и этого хватило.

Сзади его догонял давешний зараженный, и путь был только один — бежать. Табрис постарался бесшумно спуститься на землю, не отводя глаз от снующих туда-сюда мертвецов, и слепо нашарил в траве крупный камень, размером с яблоко. С размаху он швырнул камень в дальнюю машину, и зараженные дружно развернулись на звук разбитого стекла.

Табрис тихо выдохнул и со всех ног бросился бежать. Он сворачивал, петляя, как заяц, в переулках, карабкался по навесам, гаражам и пристройкам, все время слыша погоню за спиной. Он не знал, играет это его воображение, кровь стучит в ушах или, в самом деле, толпа гниющих людоедов преследует его по пятам. Оборачиваться он не стал.

Когда его загнали в тупик, выхода не осталось, и Табрис повернулся. Несколько зараженных быстро приближались к нему, отрезая путь назад. За спиной была глухая ровная стена, на которую Табрису было никак не взобраться, справа и слева — монолитные бока бетонных зданий без окон. И никаких коробок кругом. Плотно сжав зубы, Табрис оторвал от одной из стен водосточную трубу, намеренный обороняться до самого конца.

Зараженные приближались. И приближались.

И приближались, пока один из них не свалился с арбалетным болтом в глазнице. Таблис заворожено задрал голову. На стене стоял Алистер, прицеливающийся для следующего выстрела. Зевран кинул пару метательных ножей в еще одного противника и ловко, как кошка, спрыгнул на землю. Молча сунул Табрису один из двух своих кинжалов и кинулся вперед наперевес с другим. Табрису потребовалось две секунды, чтобы прийти в себя и крепко сжать рукоять — и уже потом они вдвоем с Зевраном с помощью поддержки от Алистера смогли скоро расправиться с нападающими.

— Морриган тебя убьет, — сказал Алистер, как только поспешно оглядел их двоих на предмет повреждений.

— Знаю, — буркнул Табрис, возвращая Зеврану кинжал.

— Почему ты с нами не связался? — совсем не шутливым тоном спросил тот, и Табрис совсем сник. Признаваться, как сильно он опростоволосился, было стыдно.

— Рацию сломал, — ответил он себе под нос, и Зевран тяжело вздохнул.

— Представляю. И ты, конечно, все это время носился, как горная коза, по городу, лишь бы не навести стаю оголодавших на убежище? И мысль, что в безопасной зоне ты мог найти поддержку, конечно же, не пришла в твою голову, мой доблестный страж?

Табрис смутился.

— В критической ситуации, — начал он, намереваясь оправдаться, чего бы ему это ни стоило, но Алистер пренебрежительно махнул рукой, перебивая объяснения про критические ситуации и невозможность здраво размышлять.

— Потом объяснишь, — сказал он. — И желательно объяснишь Морриган, которая, судя по моим ощущениям, распилила мне череп и съела мозг десертной ложечкой. И еще Лелиане. Она хотела пойти с нами, но кто-то должен был остаться и отпаивать Винн успокоительным.

Зевран согласно хмыкнул, а потом все-таки дернул уголком рта, обозначая привычную улыбку.

— Просто пойдемте, пока нас не настигло что-нибудь похуже, чем орда ходячих мертвецов.

Алистер передернул плечами. «Чем-нибудь похуже» в ночном Харране традиционно было принято считать прыгунов, но, на самом деле, они никогда не могли знать наверняка, не подкинет ли мегаполис им что-нибудь еще — что-нибудь, еще более страшное.



@темы: м!Табрис, ж!Кусланд, джен, гет, Огрен, Зевран, Алистер, «Летняя лотерея»

URL
Комментарии
2017-07-20 в 21:57 

Автор первого драббла, это совершенно замечательно, прямо то, что хотелось! :heart: то, что в алистеровом ритуалвейне присутствует "роза рован", особенно доставило х) и эта тема кровь/вино у Элиссы, и детские воспоминания, и такой вхарактерный милый Алистер *_* спасибо!
Заказчик

URL
2017-07-21 в 13:00 

«Все Стражи делают это»
Здорово! :white: Очень узнаваемый Алистер и такая живая Элисса.
кроссовер с «Dying light»
Второй канон совершенно не знаком, но зомби-хоррор получился интересный! Мне сперва показалось, что Морриган - тоже зомби))

URL
2017-07-21 в 21:27 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
«Все Стражи делают это»
Алистер воришка )) Очень улыбнул этот момент. И Огрен-дегустатор тоже замечательный. Очаровательный драббл.:white:

кроссовер с «Dying light»
Тоже не знаю второго канона, но очень увлекательно и драйвово. Спасибо!

   

Secondary Quests

главная