20:12 

Team!Fenris: внеконкурс

Fenris!Team



Ключ: Персонаж спит, но ровно через 5 минут он проснется.
Название: Упс
Пейринг/герои: Фенрис, Хоук (намек на пейринг)
Категория: джен
Рейтинг: PG
Техника: рендер
Предупреждение: нет





Ключ: Персонаж попадает в тюрьму за преступление, которое не совершал
Название: В казённый дом тебе дорога
Пейринг/герои: Фенрис, Андерс
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: PG
Размер: мини (1858 слов)
Предупреждение: нет

В Киркволле, как Фенрис уже неоднократно убеждался, можно было ожидать чего угодно. За годы, проведённые в городе цепей (и что ещё важнее – в компании Хоука) он привык ничему не удивляться: ни демонам посреди Верхнего города, ни драконам в роли местных вредителей, ни странной моде на вивернов в качестве домашних питомцев, продержавшейся несколько сезонов прежде чем обернуться закономерной катастрофой.

Фенрис думал, что у этого города сюрпризов для него больше нет.

Он ошибался.

– Именем закона, вы арестованы! – глухо объявил один из окруживших его храмовников, уперев меч ему в грудь. Правда, Фенриса происходящее настолько обескуражило, что он и не думал сопротивляться.

Вопросов у него было столько, что он не знал, с какого начать.

За что именно его арестовывают? Почему именно сейчас, хотя до сих пор все их выходки оставались безнаказанными? Что на этот раз натворил Хоук? Где сейчас все остальные?

И самое главное – почему храмовники, а не городская стража, да ещё и в таком количестве?

Впрочем, на этот вопрос храмовник ответил сам, устав ждать хоть какой-нибудь реакции.

– Вы обвиняетесь в магии крови! – грозно сказал он. В конце его голос предательски дрогнул, но он тут же компенсировал это, поуверенней перехватив меч.

Фенрис недоверчиво уставился на него, ожидая в любой момент увидеть покатывающихся со смеху Изабелу и Хоука – с них бы сталось устроить подобный розыгрыш – но пока никто не спешил смеяться.

Когда тишина затянулась, он всё же заговорил.

– Это что, шутка? – хмуро поинтересовался он у напряженных храмовников, видимо, ожидавших сопротивления. А потом ткнул большим пальцем в рукоять своего меча. – Я по-вашему похож на мага?

– Приказ рыцаря-командора, – уже заметно более нервно произнёс храмовник, и снова ткнул его мечом. Фенрис поморщился и сурово посмотрел на него; это было ошибкой – тут же с обеих сторон его схватили за руки, заводи их ему за спину и удерживая на месте.

Как будто это могло его удержать.

– Выпустите меня, – низко прорычал он, чуть сгибаясь под весом навалившихся на него храмовников в тяжёлых доспехах.

Случайные прохожие с интересом смотрели на представление, и Фенрис с сожалением отказался от мысли активировать свои метки; в другой раз, может, он бы и рискнул, но учитывая сложившуюся ситуацию в данный момент нападать на представителей порядка посреди бела дня казалось не слишком разумно.

– Любое сопротивление будет расценено как попытка нападения! – подтвердил его опасения храмовник. – А при попытке нападения мы имеем право тебя убить!

И не преминут им воспользоваться, кисло подумал Фенрис. Другой храмовник, слегка помявшись, неожиданно сделал странный выпад в его сторону; он почувствовал едва ощутимое покалывание под кожей там, где ему вживили лириум, и вздохнул.

Но говорить о том, что на него ни Очищение, ни Молчание не подействуют, на всякий случай не стал, чтобы не вызывать лишних вопросов.

– Это какая-то ошибка, – процедил он вместо этого. – Я воин!

Убедившись, что он больше не пытается вырваться, храмовники потащили его в сторону порта.

– А я – первый чародей Орсино, – фыркнул один из них. – Не мог выбрать меч поменьше? И так понятно, что ты его даже не поднимешь и таскаешь только для отвлечения внимания. Грязный малефикар! – он сплюнул под ноги.

– Хочешь проверить, как я обращаюсь с мечом? Отпусти меня, и увидишь, – он яростно сверкнул глазами и тут же получил удар в висок.

Этого делать не следовало. Фенрис шумно вздохнул, раздувая ноздри и с трудом сдерживая желание ответить; но вокруг по-прежнему было слишком много людей, а угодить под стражу уже за дело ему не хотелось.

По крайней мере, сейчас это всё ещё можно было решить… миром. Он тихо выругался себе под нос и дальше шёл молча, кипя от негодования и унижения, подбадриваемый только мыслями о головомойке, которую Мередит наверняка устроит нерадивым рекрутам за ошибку.

Как могли его спутать с магом?!

Отступники в Киркволле таскали свои проклятые посохи за спиной, как ни в чём не бывало, и храмовникам по большей части было на это плевать, но воин в доспехах и с двуручным мечом показался им слишком подозрительным?

Определённо, были ещё вещи, способные его удивить в этом городе.

До Казематов путь прошёл в тишине. По мере приближения к офису Мередит его настроение постепенно улучшалось; Мередит знала его – не могла не знать, учитывая, сколько раз она видела его вместе с Хоуком, а значит, знала и то, что он кто угодно, только не маг.

Когда они наконец предстали перед ней, она удостоила его лишь коротким взглядом и поджала губы, возвращаясь к своим делам.

– В темницу его, – был вердикт. – Нет смысла тратить на них время по одиночке; утром будет общая казнь.

На этот раз по пути в тюрьму Фенрис уже не сдерживался в выражениях и отчаянно упирался, но всё было тщетно – не было даже смысла использовать метки, слишком много вокруг было других храмовников. Когда у него забрали меч, он подумал, что, возможно, несколько ошибался насчёт Ордена.

Его закинули в камеру, где уже сидело несколько узников, и захлопнули дверь, на которую он тут же обрушил град яростных ударов. Дверь, впрочем, была сделана на славу и никак на это не отреагировала – в отличие от его новых сокамерников, испуганно забившихся в самый дальний угол и взирающих на него с немым ужасом.

Фенрис вздохнул и опустил руки.

– Прекрасно, – буркнул он. Перспектива провести всю ночь в компании магов крови не особо прельщала, хотя казнь на рассвете радовала и того меньше.

Маги крови. Ха. Он скептически окинул их взглядом и устало опустился на пол, привалившись к стене.

Можно подумать, настоящие маги крови дали бы себя поймать так легко.

– Тут есть хоть один маг? – со вздохом спросил он.

– А какая разница? – тоскливо ответил тощий подросток после неловкой паузы. – Всё равно нас всех убьют.

Судя по акценту и обноскам, это был один из беженцев, заполонивших Клоаку; неудивительно, что его голос звучал столь обречённо – едва ли его кто-нибудь станет искать.

Остальные выглядели не лучше. Несколько перепуганных эльфов – Фенрис узнал одну из служанок, работавших в соседнем доме, – дряхлый старик, смотревший перед собой невидящим взглядом, и...

Гном?

Он потряс головой, но гном остался на прежнем месте и только пожал плечами, когда они встретились взглядами.

Как ни печально это было признавать, но Мередит, похоже, и правда спятила.

Фенрис мысленно выругался и прикрыл глаза, пытаясь придумать дальнейший план действий.

Возможно, здесь ещё остались здравомыслящие храмовники, способные повлиять на ситуацию; рыцарь-капитан Каллен, к примеру, производил впечатление рационального человека, и должен был обладать достаточной властью, чтобы как-то разобраться с этим произволом. Нужно было только понять, как сообщить ему обо всём до того, как на их шеях затянутся петли.

Лучше всего, конечно, было бы связаться с Хоуком, но эта затея представлялась ему ещё менее осуществимой, а выкрикивать угрозы и требования позвать Защитника на потеху недалеким охранникам Фенрис не собирался.

Возможно, если Хоук сам заметит что-то неладное…

Дверь неожиданно снова распахнулась, являя нового храмовника. Тот окинул их всех беглым взглядом, беззвучно пересчитал количество людей и кивнул собственным мыслям, а затем сделал шаг в сторону и кивнул на выход.

– Вас переводят в другую камеру, – бодро сказал он. – Приказ… сера Траска.

Фенрис не знал, смеяться или злиться. Другие узники на эту новость отреагировали без особого энтузиазма; это лучше всего подтверждало, что среди них действительно не было ни одного мага. Подкупленный храмовник, по-видимому, тоже заподозрил, что что-то не так, когда мимо него прошёл гном, но явно решил, что это не его дело.

– Да осветит Создатель ваш путь, – тихо сказал он на прощание, когда все зашли в новую камеру. Одна эльфийка всхлипнула и спрятала лицо в ладонях.

Фенрис безразлично посмотрел на неё и внимательно огляделся по сторонам, изучая новую обстановку. К нему уже потеряли интерес, справедливо решив, что нет смысла бояться такого же осуждённого, как и они сами, перед лицом смерти, и потому не задавали вопросов, пока он ощупывал стены в поисках возможных скрытых дверей и потайных ходов.

Потайной ход обнаружился на полу, и он самодовольно уселся прямо перед ним.

Ждать пришлось до наступления темноты, и за это время он успел порядком продрогнуть и устать сидеть на холодном камне, но когда тщательно замаскированная крышка люка всё же сдвинулась с места, он был сполна вознаграждён за свои муки.

Выражение на лице Андерса было бесценным.

– Ф-фенрис?.. – оторопело спросил он. Быстро заморгал, огляделся по сторонам, увидел несколько пар изумлённых и полных робкой надежды глаз – и снова уставился на Фенриса, чуть нахмурившись. – Что… Почему ты здесь?!

– Делай своё дело, маг, – буркнул он, подавая ему руку и помогая вылезти из узкого тоннеля. – Или мне придётся использовать против тебя магию крови.

Несколько мгновений Андерс смотрел на него, чуть приоткрыв рот – вид он при этом имел исключительно глупый, и Фенрис закатил глаза, ткнув большим пальцем через плечо.

Гном помахал рукой, безошибочно угадав, на кого он показывает.

Андерс подозрительно покосился на него, затем на гнома, затем снова на него. Затем выгнул бровь и скрестил руки на груди.

– Ни слова, – процедил Фенрис, поднимаясь на ноги и подзывая к себе жестом трясущихся эльфиек. Те быстро сообразили, что от них требуется, и благодарно залепетали, хватая за руки то его, то Андерса, прежде чем начать торопливый спуск вниз; следом за ними потянулись и остальные.

– Никогда бы не подумал…

– Я сказал, ни слова больше.

– …Что из всех именно ты…

– Заткись, маг!

– …будешь помогать мне с побегом из Казематов, – довольно закончил Андерс, осторожно передавая немощного старика уже спустившемуся вниз гному.

Фенрис зарычал и сжал кулаки, борясь с желанием расцарапать кому-то не в меру словоохотливому ухмыляющееся лицо.

– Если ты не заткнёшься, то останешься здесь один, – пригрозил он. Андерс мгновенно нахохлился, сверкнув оскорблённым взглядом.

– Как грубо! И это после того, как я вытащил тебя отсюда?!

– Пока ещё не вытащил, – напомнил ему Фенрис, а затем подтолкнул к тоннелю – им уже освободили проход, и кроме них в камере никого не осталось. – А теперь поторапливайся.

Внизу их ждала горстка спасённых не-магов, и за их благодарностями Андерс слегка оправился от обидных слов. Когда они проводили всех до Рваного берега и остались вдвоём, он тоскливо вздохнул.

– Снова ни одного мага, – констатировал он.

– «Снова»? – Фенрис нахмурился, провожая взглядом удаляющиеся спины свободных людей. – Так… уже бывало?

Андерс посмотрел на него, и странный огонёк в его глазах Фенрису совершенно не понравился.

– Да, – задумчиво сказал он, и быстро закивал. – Да всё время такое, на самом деле, буквально на каждом шагу! Я сражаюсь за свободу магов, а на деле спасаю кого угодно, только не их – конечно, тут уж как повезёт, но последнее время мне только и дело, что не везёт, – он притворно вздохнул и развёл руками. – Но я не расстраиваюсь, я всё равно делаю хорошее дело и борюсь с несправедливостью. Ты же согласен, что эти бедняги были осуждены несправедливо?

Фенрис неохотно кивнул. Андерс просиял и хлопнул его по плечу.

– Так что скажешь? Поможешь мне в следующий раз? – поинтересовался он, разворачиваясь вместе с ним в сторону Киркволла.

– Что?! Даже не думай, – возмутился Фенрис.

– Я думаю, на следующей неделе, – как ни в чём не бывало продолжил Андерс, даже не сбавляя шагу и не глядя на него. – Хотя всё зависит от реакции Мередит, возможно, придётся перенести, чтобы не слишком рисковать…

– Я сказал нет!

– Ты хочешь сказать, что позволишь невинным ма… людям страдать за то, чего они не совершали? – Андерс пристально посмотрел на него, и Фенрис замялся. – По-твоему, это справедливо?

– Нет, но…

– Вот и отлично, я дам тебе знать, когда всё будет готово, – снова просветлел Андерс.

Больше с ним Фенрис спорить на всякий случай не стал: во-первых, день и без того выдался утомительным, а во-вторых, уж слишком сильно он просветлел. До голубоватого сияния.

Что ж… участвовать в помощи магам он не собирался, но если Андерс не врал, и под удар попадали обычные люди, то, возможно, он мог бы найти время.

В конце концов, этот город не переставал его удивлять; возможно, пора было ему удивить его в ответ.




Ключ: Персонаж вынужден сменить своё привычное оружие, будь то меч или посох, на что-то другое
Название: Техника безопасности
Пейринг/герои: Фенрис, Хоук, Изабела, Андерс
Категория: джен
Жанр: общий, юмор
Рейтинг: PG
Размер: драббл (967 слов)
Предупреждение: нет

Маги.

Фенрис ненавидел чёртовых магов.

Как будто мало им было вчетвером сдерживать натиск толпы обезумевших бандитов – нет же, с ними должны были оказаться ещё и несколько отступников, из-за чего изнуряющая драка невыносимо затянулась. Ему удалось перерезать горло одному, другого ждала незавидная участь в виде клинков Изабелы, но третий, окруженный барьером, упорно продолжал отбивать все их атаки и исцелять всё больше зверевших бандитов.

Перехватив меч поудобней, Фенрис низко прорычал, буравя мага немигающим взглядом. Их силы были на исходе; он видел, как тяжело дышит Хоук, как с каждой минутой движения Изабелы становились всё более медленными, слышал, как вскрикнул от боли Андерс, не сумевший вовремя отразить удар – он почти исчерпал свою ману и теперь берёг остатки для исцеляющих заклинаний.

Это значило, что в любую секунду у него могло появиться окно, которого он так долго ждал.

И дождался. Барьер вокруг мага замерцал и пошёл рябью, и Фенрис сделал рывок в его сторону, сметая возникшего у него на пути разбойника – всего лишь секундная заминка, но её хватило, чтобы отступник успел нашарить в мантии лириумное зелье и пополнить силы.

В следующее мгновение Фенриса отбросило прочь мощной ударной волной. Он успел сгруппироваться и смягчить падение, почти тут же кувырком поднимаясь на ноги, но при этом выпустил меч; не то чтобы это делало его менее опасным – он всегда мог активировать свои метки, – но несколько усложняло дело. Мимо со свистом пролетела стрела, вонзаясь в стену чуть левее его головы, и он выругался сквозь зубы, пригибаясь и хватая с земли первое подвернувшееся под руку оружие – тёплое и… шершавое на ощупь?

Времени разглядывать то, что он нащупал, у него не было – на него с рёвом несся один из бандитов, и он нырнул под занесённым мечом и с разворота огрел врага посохом, замедляя его движение ровно настолько, чтобы успеть зажечь метки и запустить руку ему в грудь.

Вот только эффект от привычного действия оказался неожиданным.

Лириум под его кожей запел, отзываясь на приказ жидким огнём, разлившимся по телу вместо привычной боли; Фенрис шумно выдохнул и удивлённо замер, чувствуя, как его переполняет неизвестная сила, а бандит, повисший у него в руке, испуганно всхлипнул и, кажется, обмочился от ужаса, прежде чем наконец захлебнулся собственной кровью. Фенрис позволил ему упасть на землю безвольным мешком и с ужасом уставился на собственные руки; в одной из них он по-прежнему крепко сжимал посох одного из мёртвых отступников.

Песня лириума становилась всё громче, нарастала вместе с бурлящей внутри энергией, оглушая его с каждым ударом сердца.

А через пару мгновений она вырвалась наружу вместе с его криком и очистила тёмную улицу во вспышке ослепительно яркого света.

Стало очень тихо. Его пальцы бессильно разжались, выпуская посох, и тот упал с гулким стуком. Фенрису показалось, что кто-то вытащил из него стержень, и он медленно осел на землю, устало моргая и с трудом глядя по сторонам.

Все бандиты были мертвы. На секунду сквозь всепоглощающую усталость пробилась паника, но тут же отступила, как только он увидел своих друзей живыми.

Они втроем стояли внутри магического барьера, из последних сил поддерживаемого Андерсом, и смотрели на Фенриса так, словно видели его впервые.

– Задница Андрасте, что это только что было? – спросил Андерс дрожащим голосом, позволяя барьеру развеяться. Фенрис не сразу понял, что обращался он к нему. – Фенрис? Что… как?!

Он слегка нахмурился и повёл плечом.

Странная летаргия, охватившая его, постепенно отступала.

– Это было… весьма… горячо, – пробормотала Изабела.

– Было бы, – нервно поправил её Хоук. – Если бы, знаешь, это не был дружественный огонь. То есть огонь по своим. То есть, это в любом случае было горячо, только не в том смысле.

Фенрис непонимающе уставился на них и поежился под странными взглядами друзей. Андерс всё ещё смотрел на него с таким выражением, как будто у него выросла ещё одна голова.

– К счастью, Андерс успел вовремя, – Изабела опомнилась и снова заулыбалась, сверкая зубами и старательно делая вид, что произошедшее только что никоим образом не пошатнуло её спокойствия. – Может, стоит ещё поработать над техникой, но в целом это было довольно кстати.

После этого она пихнула Хоука плечом и невозмутимо отправилась проверять, что ценного могло остаться на местами обгоревших трупах.

Только теперь Фенрис почувствовал удушающий запах палёной плоти и недовольно сморщил нос.

– Да, – язвительно протянул Андерс, складывая руки на груди. – Так иногда бывает, когда не думаешь о последствиях и запускаешь огненный шар в толпу.

Фенрис с трудом поднялся на ноги и нашёл взглядом свой меч под одним из трупов.

– Тогда думай в следующий раз, – беззлобно буркнул он, отпихивая мертвого бандита в сторону. Задумавшись, он стащил с его шеи платок и принялся оттирать со своего меча копоть и кровь.

Андерс, как ни странно, молчал. Обычно он реагировал на подколки Фенриса мгновенно; Фенрис покосился на него через плечо и раздраженно закатил глаза, снова встретившись с нечитаемым, удивлённым взглядом.

– Что ещё?

– Фенрис… это сделал не я, – непривычно тихо сказал Андерс, и подошёл чуть ближе, осторожно ткнув носком ботинка посох.

– Не ты? Хочешь сказать, что это их отступник по ошибке перебил своих? – иронично хмыкнул он. Андерс юмора не оценил и нахмурился.

– Нет, упрямая твоя задница, – кисло сказал он, поднимая посох с земли и впихивая его Фенрису в руки. – Это был ты.

Стоило ему коснуться покрытого рунами древка как татуировки снова вспыхнули, отзываясь на контакт теплом и ноющей болью давно не использовавшихся мышц.

Фенрис в ужасе отбросил посох подальше от себя и уставился на Андерса, широко распахнув глаза.

Андерс мерзко ухмыльнулся и медленно кивнул.

– Нет.

– Да.

– Нет! – Фенрис отскочил на пару шагов, переводя взгляд с Андерса на валяющийся на земле посох и обратно. – Нет, даже не думай об этом.

– Ты же сам почувствовал, – Андерс удивлённо развёл руками. – Думаешь, отрицание что-то изменит?

Фенрис опасно прищурился и ткнул в его сторону пальцем. Пару раз открыл рот, собираясь что-то сказать и передумывая.

Потом убрал так и не отчищенный меч в ножны и развернулся, направляясь в сторону Верхнего города.

– Нет.

– Я могу тебя научить, – крикнул ему в спину Андерс. Фенрис не удостоил его ответом, но выразил всё, что он думает, недвусмысленным жестом.

Чёртовы маги.

Как же Фенрис их всех ненавидел.




Ключ: Персонаж каким-то образом меняет пол
Название: Не виноватая я
Пейринг/герои: Фенрис, Мерриль, Хоук, Авелин, Андерс
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: PG-13
Размер: мини (1719 слов)

Если бы все неприятности приключались тогда, когда этого можно было ожидать, жизнь определённо была бы гораздо проще, философски отметил про себя Фенрис, задумчиво созерцая плывущие по небу рваные облака. Стольких проблем можно было бы избежать.

А ведь день так хорошо начинался.

Утро не предвещало ничего особенного – как и многие другие, оно началось со стука в дверь, сменившегося отвратительно бодрым и громким голосом Хоука, собравшегося на Рваный берег и подбирающего себе компанию. В предстоящей вылазке тоже ничего такого не было: всего-то и требовалось разобраться с разросшейся разбойничьей шайкой и собрать по дороге кое-какие ингредиенты. Обычное дело.

Фенрис даже подумывал отказаться от него, потому что оно было слишком скучным.

Лучше бы отказался.

Бандитов и правда оказалось много; они нападали волна за волной, и смерть товарищей, казалось, их только сильнее раззадоривала. Впрочем, даже несмотря на это, Защитник Киркволла им был не по зубам: ни численный перевес, ни затянувшееся сражение не сместили чашу весов в их пользу.

Всё могло бы закончиться так же бесславно, как и начиналось, если бы одному из арбалетчиков не удалось задеть Фенриса; болт прошёл мимо, лишь оцарапав его плечо, и в пылу битвы он даже не сразу заметил, что ранен.

Рана напомнила о себе уже после того, как со всем было покончено, когда он попытался выдернуть меч из груди последнего бандита и не смог: онемевшие пальцы бессильно соскользнули с рукояти, и он едва успел отскочить в сторону, чтобы тяжёлый меч не упал ему на ноги.

Рука безвольно повисла вдоль тела, и Фенрис недоумённо уставился на то место, где должна была остаться царапина – вот только кожа в том месте почернела и покрылась волдырями, стремительно расползающимися дальше.

– Каффас, – буркнул он. Разумеется, нужно было поймать отравленный болт именно в тот раз, когда с ними не было Андерса: как бы Фенрис к нему ни относился, но своё дело тот знал, и в подобных вопросах он доверял целителю безоговорочно. Конечно, можно было выпить зелье, но он смутно помнил яростный выговор, который Андерс устроил ему в прошлый раз; что-то о том, что эльфийский корень хорош для заживления ран, но не выводит яд из организма, и в подобной ситуации может сделать только хуже.

Подробности он не запомнил – тяжело было воспринимать информацию, переживая тяжелейшее отравление и корчась в нервных судорогах. Повторения ему не хотелось.

Он вздохнул и поискал взглядом Мерриль.

– О, Фенрис, – она широко распахнула глаза и заломила брови, разглядывая растущее пятно на его коже. – Это выглядит очень-очень плохо!

– Я заметил, – он скрипнул зубами. Вслед за рукой начал отниматься правый бок. – Ты можешь что-нибудь с этим сделать?

– Я… могу попробовать, – неуверенно призналась она, теребя в руках край туники. – Но мне не очень хорошо даётся магия духа.

Фенрис фыркнул. Странно, если было бы иначе – либо магия крови, либо магия духа; впрочем, он не особо хорошо в этом разбирался, да и не горел желанием вдаваться в подробности, особенно сейчас.

Закончивший обирать трупы Хоук и следившая за ним Авелин наконец-то заметили, что что-то не так, и поспешили к ним.

– Возможно, лучше будет, если ты обратишься к Андерсу? – Мерриль закусила губу, водя ладонью над раной, но не касаясь кожи.

– Ты видишь здесь одержимого? – процедил Фенрис. Мерриль непонимающе моргнула и завертела головой по сторонам; он тяжело вздохнул. – Просто… попробуй.

– Фенрис? – Хоук тихо присвистнул, оценив масштаб проблемы, и почесал бороду. Потом покосился на неуверенно мнущуюся Мерриль: – До Андерса точно не потерпишь?

– До Андерса я могу не дойти, – буркнул он. Авелин встревоженно нахмурилась, а Мерриль тихонько охнула.

– Хорошо, леталлин, – она сосредоточенно потерла руки. – Я… сделаю всё, что в моих силах.

Как и всегда, почувствовав коснувшуюся его магию, Фенрис напрягся и крепче стиснул зубы, борясь с подкатывающей тошнотой. Сколько бы Андерс ни твердил, что такой вещи, как аллергия на магию, не существует в природе, и «упрямый эльф просто придумывает», он был склонен не согласиться; даже от целительных заклинаний ему становилось не по себе, хотя к ним ему почти удалось привыкнуть.

Но на магию Мерриль, похоже, это не распространялось. В какой-то момент ему стало резко хуже, и мир поплыл перед глазами; встревоженные голоса друзей раздавались как сквозь вату, а земля неожиданно прыгнула ему навстречу, и он потерял сознание.

Когда он очнулся, то первым делом почувствовал, что что-то не так с доспехами. Нагрудник непривычно сдавливал грудь, не давая как следует вздохнуть, и почему-то стал свободнее в талии, а металлические рукавицы болтались на руках.

Это было вторым, на что он обратил внимание: к поражённой руке вернулась чувствительность, и он слегка приободрился и попытался пошевелить пальцами.

– Фенрис, – раздался над ним сдавленный голос Хоука. – Ты только не волнуйся…

– Хоук, – шикнула на него Авелин, а Мерриль тихонько всхлипнула:

– Но я правда не хотела…

Фенрис почувствовал, как внутри всё сжалось от ужаса.

– Не хотела чего? – спросил он, пытаясь подняться – но тут же замер от звука своего голоса.

Точнее, не своего голоса.

Голова снова закружилась. Хоук тут же опустился перед ним на корточки и помог сесть, старательно отводя взгляд.

– Ну, ничего страшного-то не произошло, на самом деле, – пробормотал он. – Просто небольшой побочный эффект, вот и всё, я уверен, это можно исправить! Если ты захочешь. Если не захочешь, то можно и не исправлять! Потому что это так, пустяк. Мелочь.

– Хоук.

– Ладно, может, это и не мелочь, но это ничего не меняет! – Хоук заговорил быстрее и почему-то покраснел. – …то есть, меняет, конечно, но не для нас. Для нас ты всё… такой… же. Да?

Авелин что-то промычала, а Мерриль шмыгнула носом и посмотрела на него заплаканными глазами.

– Я думаю, – тихонько сказала она, – что правильнее будет сказать «такая же», Хоук.

Фенрис сглотнул и попытался поймать взгляд Хоука; тот упрямо смотрел на какой-то камень на земле, словно ничего интереснее в жизни не видел.

– Что значит, – севшим голосом уточнил Фенрис, – что значит… «такая же»?

Он уже догадывался, что произошло, но отчаянно не хотел в это верить.

– Ты только не волнуйся, – зачем-то снова участливо сказал Хоук.

Дышать становилось всё тяжелее, и Фенрис рассеянно потянулся к застёжкам, удерживающим нагрудник на месте; Хоук издал странный звук и покраснел ещё сильнее.

– Хоук прав, – попыталась поддержать его Авелин. – Это действительно… не страшно.

Фенрис сверкнул глазами и раздраженно сорвал с себя металлическую пластину, тут же жадно глотнув свежего воздуха. Он дал себе пару секунд на то, чтобы собраться с силами, и опустил взгляд вниз.

Затем медленно выдохнул, закрыл глаза, сосчитал до десяти, посмотрел ещё раз и медленно откинулся назад, снова вытягиваясь на траве и устремляя тоскливый взгляд в небо.

– Как? – только и смог спросить он. – Создатель, как можно было…

Как можно было превратить его в женщину вместо того, чтобы просто залечить рану на руке?!

По крайней мере, рука снова работала. Он ещё раз пошевелил пальцами и поморщился от бряцанья болтающихся металлических когтей.

– Если… если тебе будет легче, – неуверенно сказала Мерриль, – ты всё равно хорошо выглядишь. Ты очень… красивая. Только я не знаю, как теперь к тебе обращаться, – разочарованно вздохнула она. – Фенрисса? Или…

– Лучше бы, – буркнул он, – тебе вообще никак ко мне не обращаться. Никогда.

Она послушно замолчала, зато заговорил Хоук.

– Ну, Мерриль права, – выпалил он. – Тебе и правда очень… идёт.

Фенрис приподнялся на локтях и пригвоздил его к месту убийственным взглядом; по крайней мере, Хоуку хватило ума выглядеть достаточно пристыженным и подать ему руку, помогая подняться. Фенрису потребовалось несколько мгновений, чтобы найти равновесие из-за сместившегося центра тяжести.

– И что теперь? – спросил он, ни к кому конкретно не обращаясь, когда почувствовал себя достаточно уверенно на ногах.

– Я могла бы попробовать обратить заклинание… – начала Мерриль, но он поспешно её перебил, замотав головой.

– Ты уже сделала всё, что было в твоих силах, – ядовито повторил он её слова. – Думаю, на сегодня достаточно.

– Но я же хотела помочь!..

Фенрис раздраженно сорвал с себя ставшие бесполезными перчатки и провёл ладонями – узкими женскими ладонями, каффас! – по лицу. Он понимал, что обижает её незаслуженно, но благодарить за это не собирался.

Вместо этого он выпрямился, поднял с земли свой нагрудник и меч и мрачно зашагал в направлении обратной дороги.

~*~*~


Когда он заявился в клинику, Андерс чуть не выронил корзину с зельями из рук, а затем долго надрывно хохотал, согнувшись пополам. Даже суливший ему долгую и мучительную смерть взгляд не смог остудить его пыл.

– Пресвятые подштанники Андрасте, я поверить не могу, – выдохнул он с широченной улыбкой, в третий раз обходя Фенриса кругом. – Создатель, чем я заслужил такой подарок? – он снова захихикал, и Фенрис с трудом подавил острое желание проверить, по-прежнему ли работают лириумные метки на новом теле.

Поскольку ни угрозы, ни мрачные взгляды эффекта на него не возымели, а насмешки Фенрису порядком надоели, он решил сменить тактику, и когда Андерс в очередной раз остановился перед ним, резко схватил его за грудки и притянул почти вплотную к себе.

– Подарок? Ты о чём-то мне не рассказывал, ма… Андерс? – низко промурлыкал он, изо всех сил пытаясь подражать поведению Изабелы. Он даже томно прикрыл глаза и похлопал ресницами.

Андерс широко распахнул глаза и изумлённо выдохнул. А потом скорчил рожу и оттолкнул от себя его руки.

– Да, да, очень остроумно, – буркнул он. Несмотря на то, что на уловку он никак не повёлся, Фенрис не без удовлетворения заметил заигравший на его скулах румянец. – Не надейся, что на меня это подействует, – беззлобно пригрозил он. – Я всё равно собираюсь сполна насладиться твоими мучениями. В этом теле, – добавил он, когда Фенрис нахмурился, и пожал плечами: – Мне нужно будет переговорить с Мерриль, чтобы узнать, каким заклинанием она воспользовалась, и, скорее всего, понадобится время, чтобы придумать, как всё вернуть… и поверь мне – ничто так не скрасит мои дни, как твой кислый вид.

Перспектива провести в непривычном теле несколько дней его и правда не радовала – он чувствовал себя беспомощным и бессильным в таком виде, и от этой мысли его охватывал ужас, но давать знать об этом Андерсу он не собирался.

Так что он тонко усмехнулся и задумчиво склонил голову набок.

– Тогда я постараюсь этого не допустить, – безмятежно сказал он. – И, как говорится, извлечь из ситуации свою выгоду.

– Да что ты? – судя по самодовольной ухмылке, Андерс ни на секунду ему не поверил. – И какую же, например? Удиви меня.

– Например, – Фенрис сделал вид, что задумался, – найду Изабелу.

Судя по тому, как резко он изменился в лице, мысль его Андерс уловил и продолжил сам – вероятнее всего, уже нарисовав в воображении картины, которые Фенрис и представить себе не мог в силу отсутствия подобного опыта.

К счастью, этого было достаточно, чтобы положить насмешкам конец. Получив с Андерса кроткое обещание узнать всё необходимое в кратчайшие сроки, Фенрис вышел из клиники – и задумался.

Он, конечно, блефовал, когда решил поставить Андерса на место и стереть с его лица самоуверенную ухмылку. Но делать ему всё равно особо было больше нечего, поэтому он неторопливо направился в Висельник.

Уж слишком его заинтриговало, что же должен был представить Андерс, чтобы так резко заткнуться и покраснеть до корней волос.




Ключ: На персонажа неожиданным образом действует грибной гномий чай.
Название: Съешь ещё этих мягких орлейских булочек, да выпей чаю
Пейринг/герои Фенрис/Андерс
Категория: слеш
Жанр: общий
Рейтинг: NC-17
Размер: мини (3522 слова)

– Маг.

– Фенрис, – невозмутимо отозвался Андерс, не отвлекаясь от очередного пациента и даже не поднимая взгляда на нависшего над ним Фенриса. Фенрис нахмурился сильнее, и зарёванный мальчишка, которому Андерс бинтовал обожжённую руку, испуганно вжал голову в плечи. – Мне даже смотреть на тебя не надо, я и так могу сказать, что от твоей физиономии молоко киснет.

– Если бы ты не испытывал моё терпение… – едко начал Фенрис, и Андерс всё-таки посмотрел на него, устало и недовольно.

– Серьёзно? Это я испытываю твоё терпение? – спросил он, заломив брови.

Фенрис скорчил гримасу.

– Маг…

– Фенрис.

Он раздраженно всплеснул руками и развернулся на пятках, принимаясь снова бродить по клинике. Последнее время Андерс демонстративно игнорировал его пренебрежительные обращения, и это бесило едва ли не больше, чем ответные оскорбления: в его имя он умудрялся вложить ещё больше издёвки, чем в короткое «эльф». Хотя, может, дело было просто в самом факте и отсутствии реакции.

Пациенты, сидевшие на скамейках, отшатывались, когда он проходил мимо, и провожали его настороженными взглядами; они хоть и были готовы защищать своего целителя всеми правдами и неправдами, но с ним, судя по всему, связываться не горели желанием. Или были просто не в состоянии.

– Фенрис, – сердито окликнул его Андерс через несколько минут, закончив с мальчишкой. – Ты пугаешь моих пациентов. Пожалуйста, прекрати, твой мрачный взгляд на меня не действует; я уже сказал, что отправлюсь не раньше, чем закончу тут. Уверен, Хоук поймёт – нет никакой необходимости меня ждать, можешь идти и сказать ему об этом.

– Я сказал, что приведу тебя.

– Боишься, что я заблужусь? – Андерс прищурился. – Я пока в состоянии сам найти дорогу. Или ты переживаешь, что со мной по пути что-нибудь случится? О, Фенрис, я и не знал, что тебе не всё равно.

Фенрис бессильно сжал кулаки. Иногда Андерс напрашивался – и хотя он никогда бы не причинил вред никому из компании Хоука, желание как следует встряхнуть одного несносного мага порой переходило всякие границы.

Судя по тому, как Андерс закатил глаза, он понял это без слов.

– Так, знаешь что, – он решительно подошёл к нему и схватил за руку, с неожиданной силой потянув его за собой в сторону одинокого стола, заваленного всяким хламом. – Ты только мешаешься под ногами и отвлекаешь меня своим мельтешением, так я никогда не закончу. Посиди здесь, – он подтолкнул зашипевшего Фенриса к стулу и деловито развернулся к шкафу, выискивая что-то между склянками с зельями и мазями. – И… о, вот он!.. Выпей чаю, – он водрузил перед Фенрисом выщербленную кружку, в которую кинул щепотку странного порошка из какой-то банки и плеснул воды.

Фенрис красноречиво посмотрел сначала на кружку, а затем на Андерса, и сложил руки на груди.

– Да не отрава это, – устало вздохнул Андерс. – Это всего лишь гномий чай, какой-то древний рецепт, Варрик поделился. Говорят, успокаивает. Не хочешь – не пей.

С этими словами он махнул рукой и вернулся обратно к пациентам, оставив Фенриса наедине со странным напитком.

С одной стороны, он не собирался пить что-либо, предложенное Андерсом – вряд ли он действительно решил бы отравить его при свидетелях, но с него бы сталось подсунуть ему сонное зелье или что-то ещё.

Но с другой… Фенрис нахмурился и присел на стул, пододвигая к себе кружку и принюхиваясь. Он помнил, что Варрик говорил что-то о партии редкого чая из Орзаммара, попавшей к нему в руки, и, кажется, даже застал обрывки разговора с Андерсом – тогда он особо не вслушивался, но если ему не изменяла память, то речь и правда шла о каких-то успокаивающих свойствах.

Варрику он доверял больше. Ещё раз неприязненно покосившись на Андерса и убедившись, что тот не смотрит, он осторожно отпил из кружки.

Вкус оказался… на удивление приятным; он был слишком слабо похож на чай, скорее, это был ароматный травяной настой с терпким послевкусием, но учитывая, что чай Фенрис никогда не ценил, его это вполне устроило. На всякий случай он подождал несколько минут, прислушиваясь к своим ощущениям, и не заметив ничего подозрительного, позволил себе слегка расслабиться и сделать ещё один глоток.

Несмотря на то, что Андерс залил смесь холодной водой, напиток разливался по телу приятным теплом; возможно, он и правда не обманул, неохотно подумал Фенрис, потягивая чай и откидываясь на спинку стула. Не то чтобы Андерс когда-либо его обманывал – просто не доверять всегда было проще и безопасней.

Он не заметил, как допил чай, и с сожалением отставил пустую кружку в сторону. Можно было снова пойти донимать Андерса – просто так, из вредности; Фенрис лениво наблюдал за тем, как он вертится вокруг многочисленных пациентов – видимо, в шахте снова произошёл обвал, – но уже не чувствовал прежнего раздражения. В конце концов, Хоук действительно знал, что Андерс бывает занят, и вряд ли ждал их так скоро, так что можно было не спешить и не тратить зря нервы – ни себе, ни Андерсу.

Поскольку делать ему всё равно было нечего, Фенрис решил остаться.

С удивлением он поймал себя на мысли, что наблюдать за работой Андерса было даже… интересно; до сих пор ему это и в голову не приходило, но чем больше он смотрел, тем отчётливей чувствовал, как презрение сменяется неохотным уважением. Андерс творил не только магию – в тех случаях, где можно было обойтись без неё, он старался пользоваться другими средствами, и получалось у него не менее успешно.

И ещё он смотрел на то, как Андерс обращается со своими пациентами. Казалось, у него был бесконечный запас терпения: на каждую жалобу он старался отвечать добрым словом и улыбкой, подбадривал тех, кому было страшно, даже когда его руки были почти по локоть в крови, и умудрялся совмещать серьёзное отношение к своей работе с шутками, снимающими напряжение.

Когда он улыбнулся очередному благодарному беженцу, Фенрис почувствовал, как у него перехватило дыхание. За общим гулом голосов он не мог разобрать, что сказал мужчина и что ответил ему Андерс, но на мгновение озарившая его усталое лицо улыбка говорила сама за себя, и ему вдруг захотелось увидеть её снова. Андерс красиво улыбался, отстранённо подумал он, глядя на то, как он провожает пациента и заправляет выбившуюся прядь волос за ухо. Проследил за движением взглядом и неожиданно представил, как срывает ленту, удерживающую его волосы в небрежном хвостике, и запускает в них пальцы, сжимая пряди между ними, натягивая, заставляя запрокинуть голову и вытянуть длинную шею…

Фенрис моргнул и резко выпрямился, ошарашенно глядя прямо перед собой.

Откуда у него взялись эти мысли?

Он потряс головой и нахмурился. Затем снова недоверчиво посмотрел на Андерса, надеясь, что наваждение прошло.

Андерс, видимо, решивший позволить себе секундную передышку, выбрал именно этот момент, чтобы блаженно прикрыть глаза и выгнуть спину, упершись руками себе в поясницу и потягиваясь.

Приятно окутывавшее его тепло вдруг резко ухнуло вниз, сосредотачиваясь ниже пояса, и Фенрис резко задвинул стул дальше под стол, заскрежетав ножками по полу. Андерс распахнул глаза и удивлённо посмотрел на него, но встретился только с разъярённым взглядом. Он скорчил в ответ недовольную гримасу и со вздохом вернулся к работе, снова забыв про него.

Фенрис был в бешенстве.

К сожалению, бешенство мало помогало справиться с почти болезненным возбуждением, охватившим его в одно мгновение. Кровь бешено пульсировала в висках, и всё тело было как будто в огне – ему мучительно хотелось избавиться от одежды, раздражавшей ставшую чрезмерно чувствительной кожу, и он неуютно поерзал на месте, сжимая и разжимая кулаки и царапая острыми когтями перчаток стол.

Но больше всего ему хотелось схватить Андерса за горло, впечатать его в стену, и…

Он запрокинул голову и шумно выдохнул, крепко зажмурившись.

Когда он думал, что с Андерса бы сталось подсунуть ему что-то под видом безобидного чая, он думал о сонном зелье, на крайний случай – о слабительном, хотя даже ему с трудом верилось, что Андерс бы опустился до такого. Но возбуждающее?!

Это просто в голове не укладывалось.

До сих пор их враждебность не выходила за рамки словесных перепалок, но теперь Андерс явно переступил черту. Фенрис подумал, что имеет полное право поставить его на место после такого, не стесняясь в средствах; представил, как толкнёт Андерса, заставляя упасть на колени, и…

Картина, вставшая перед глазами, оказалась настолько яркой и подробной, что ему пришлось сосчитать про себя до десяти, а потом ещё раз. И ещё.

И всё равно это не помогло выкинуть из головы мысли о том, как будет смотреться Андерс с его членом во рту.

Фенрис окинул комнату измученным взглядом. Андерс по-прежнему был занят, но число пациентов заметно уменьшилось; некоторые из оставшихся в клинике людей уже просто отдыхали и не требовали больше внимания целителя.

Судя по тому, что с основными травмами Андерс уже разобрался, работы у него оставалось от силы на полчаса. Фенрис ещё раз шумно сглотнул и поерзал.

Видимо, почувствовав его взгляд, Андерс поднял голову и посмотрел на него. По его лицу пробежала странная тень, и он нахмурился, задумавшись о чём-то, но надолго отвлекаться ему не позволили, и отчасти Фенрис был даже благодарен его пациентам за это. Сил на то, чтобы изображать негодование, у него уже не было, поэтому он боялся даже представить, что мог увидеть в его взгляде маг.

Ещё через несколько минут благодарность плавно сменилась раздражением, а после – ненавистью.

И с чего он вообще решил, что стоит быть благодарным кому-то, кто только занимает лишнее время у Андерса? В конце концов, если бы не эти ушибы и ссадины, которые они вполне могли бы залечить и дома, маг давно был бы свободен, и…

Фенрис яростно принялся расстегивать ремешки на своих перчатках, чтобы хоть чем-то занять руки и слегка облегчить собственные страдания: избавиться от одежды хотелось всё больше, и кроме того, он боялся забыть об их острых когтях и случайно покалечить Андерса, если всё-таки доберётся до него.

Если уж калечить, то только специально, мстительно подумал Фенрис и тут же устыдился своих мыслей. Несмотря ни на что, он всё же не хотел причинять ему намеренную боль. Хотя, наверное, нелепо было стыдиться несерьёзной жажды крови после того, как он представлял, что разложит Андерса прямо на этом чёртовом столе, задерёт его дурацкое пальто…

Он попробовал закинуть ногу на ногу. Поморщился и передумал. Сцепил руки в замок на столе и уставился ненавидящим взглядом на Андерса, прикладывающего компресс к очередному ушибу; это тоже оказалось плохой идеей – теперь он мог думать только о том, как эти руки касаются его тела, бережно скользят по плечам, обнимают за спину, царапают кожу ногтями, когда он…

Тяжело вздохнув, Фенрис уронил голову на руки и мысленно взвыл. Если бы он точно знал, что сумеет сдержать себя в руках, то не стал бы оттягивать неминуемый скандал и давно бы высказал Андерсу всё, что о нём думает, но такой уверенности у него не было. Зато было большое желание претворить в жизнь хотя бы часть своих фантазий.

К своему стыду, он должен был признать, что даже наличие свидетелей его уже не смущало – только то, что эти свидетели, скорее всего, постарались бы им помешать.

Сколько так прошло времени, он не знал – хотя он больше не смотрел на Андерса, его всё равно преследовали жаркие образы, которые, казалось, стали только ярче, когда он закрыл глаза. Из этого транса его вырвал негромкий хлопок двери и последовавшая за ним тишина; когда он поднял голову, оказалось, что клиника наконец опустела, и в ней остались только они вдвоём.

Андерс стоял у двери, устало разминая затекшую шею. Фенрис скользнул по ней взглядом, на этот раз бесшумно отодвигаясь от стола и поднимаясь на ноги; к тому моменту, когда Андерс потянулся, хрустнув позвоночником, он стоял почти вплотную к нему.

– Ну что ж, как я и говорил, – бодро начал Андерс, хлопнув в ладоши и разворачиваясь с натянутой улыбкой.

И тут же вздрогнул и отшатнулся, нос к носу столкнувшись с Фенрисом.

– Фенрис?.. – растерянно спросил он, слегка нахмурившись. – Что-то не…

Какую бы глупость он ни собирался спросить – всё ли в порядке или хорошо ли он себя чувствует, – Фенрис не хотел это слушать: он схватил его за грудки и впечатал в закрытую дверь, как много раз представлял за последний час.

Андерс охнул и болезненно поморщился, хватая его за запястья; его прикосновение обожгло кожу, и Фенрис ещё раз встряхнул его.

– Что ты мне дал?!

– Что? – Андерс смотрел на него так, словно не мог решить, стоит ли ему злиться на такое обращение или пора бояться за свою жизнь. – Проклятье, Фенрис, что на тебя нашло?!

Выглядел он при этом… подозрительно недоумённо и испуганно. Словно не знал, о чём речь и что происходит.

Фенрис прижался к нему почти вплотную, так, что Андерсу пришлось скосить глаза, глядя на его лицо. Широко распахнутые глаза, в которых отражалась нарастающая паника.

Как ни странно, его страх возбуждал гораздо меньше, чем Фенрис мог ожидать. Он свистяще выдохнул и скрипнул зубами.

– Чай, – хрипло пояснил он. – Ты специально солгал мне? Думал, что это будет забавно?

– Я не понимаю, о чём ты, – выдавил Андерс, и Фенрис почувствовал его дыхание на своих губах. Это сводило с ума; он крепче сжал пальцы, и Андерс протестующе замычал. – Это был всего лишь успокаивающий сбор! Фенрис… отпусти!..

В своё оправдание Фенрис мог бы сказать, что в этот раз и правда хотел дослушать, что скажет ему Андерс. Действительно. Будь это всё насмешкой, он бы не преминул в этом признаться, но судя по его искренней растерянности, тут произошла какая-то ошибка.

Фенрис очень хотел узнать, какая.

Но они были так близко, и он столько об этом думал – за последний час больше, наверное, чем за весь последний год – что это было просто невыносимо.

Он резко подался вперёд и поцеловал Андерса.

Вышло жёстко, грубо и несколько неуклюже – они больно ударились зубами, и Андерс что-то изумлённо промычал, но это всё равно того стоило. Фенрис прикусил его за губу, потянул и скользнул языком ему в рот, одновременно убирая одну руку, чтобы зарыться пальцами ему в волосы и прижать ближе к себе.

В голове истерично билась мысль о том, что это помешательство и безумие, но он хотел…

На самом деле, он сам толком не знал, чего именно. Вернее, хотел он многого, но остатки здравого смысла подсказывали, что это очень и очень плохая идея.

Андерс, несмотря на это, отталкивать его не спешил. Он даже перестал так крепко держать его за руки, видимо, слишком изумлённый, чтобы сопротивляться.

С большим трудом Фенрис заставил себя отстраниться, рвано выдыхая и крепко зажмуриваясь, чтобы не смотреть на покрасневшие истерзанные губы.

– Это… это… – пробормотал Андерс и замолчал. Фенрис услышал – почувствовал, как он наконец-то захлопнул рот, тяжело сглотнул и – Создатель его забери. Облизнулся.

– Маг, – предупреждающе прорычал он.

– Фенрис, – автоматически отозвался Андерс и вдруг истерично хихикнул. Фенрис распахнул глаза и сердито посмотрел на него – зря, потому что при взгляде на растрёпанного, зацелованного Андерса даже те жалкие крупицы самоконтроля, которые у него ещё оставались, стали стремительно ускользать.

– Не надо. Меня. Дразнить, – процедил он. И прижался к Андерсу бёдрами, с мстительным удовольствием наблюдая за тем, как его глаза стали ещё шире. – Если, конечно, ты не хочешь…

Булькающий звук, который издал Андерс, ничуть не помог его самокотролю.

И его по-прежнему никто не спешил отталкивать.

– Я… не то чтобы был против, – нервно усмехнулся Андерс. – Хотя должен признать, что это несколько неожиданно. Ты сказал… чай? – он слегка нахмурился и закусил губу. Словно нарочно привлекая внимание Фенриса. – Хочешь сказать, это так ты… расслабился?

Фенрис всплеснул руками и наконец-то сумел заставить себя оторваться от него и сделать шаг назад. Андерс выдохнул – то ли облегчённо, то ли разочарованно, – и провёл дрожащей рукой по растрепавшимся волосам.

– А как ты сам думаешь?!

Андерс бесцеремонно уставился на его пах и хмыкнул, выгибая бровь.

– Ладно, на… расслабленного ты не похож.

– Как наблюдательно, маг, – выплюнул Фенрис, неуютно переступая с ноги на ногу, и раздраженно потянул за воротник туники, словно от этого бы стало легче дышать. – Не знаю, что именно ты мне дал, но…

Взгляд Андерса стал обеспокоенным.

– Это был успокаивающий чай, – тихо сказал он и сделал шаг в его сторону. Фенрис не смог заставить себя отойти дальше, но по крайней мере смог сдержаться, чтобы снова не наброситься на него, и просто застыл на месте. – Создатель, Фенрис, я клянусь тебе – я бы никогда не стал… я и подумать не мог, что он может подействовать… так.

– Ты вообще редко думаешь, – беззлобно буркнул он, и когда Андерс сделал ещё один шаг, невольно подался ему на встречу. Затем снова выпрямился, шумно вздохнул и до боли стиснул кулаки. – Не… приближайся ко мне.

– Я всё-таки целитель, – мягко напомнил ему Андерс. – Возможно, я могу…

– Андерс, – одёрнул его Фенрис, сверкнув глазами. – Я провёл последний час… я много думал, – он неловко кашлянул. Андерс замер на месте и, как ему показалось, покраснел. – И мне тяжело держать себя в руках. Я бы и не стал, – мрачно добавил он, – но если это был не злой умысел с твоей стороны, то…

Андерс помотал головой и почему-то покраснел ещё сильнее.

И вдруг улыбнулся. И закусил губу.

Фенрис с трудом сдержал очередной порыв накинуться на него.

– И… о чём же ты думал? – игриво спросил Андерс, сверкнув глазами. Фенрис непонимающе уставился на него, и он невозмутимо пожал плечами: – Как я уже сказал, я… не то чтобы был против. Может, не стал бы выступать… инициатором, я не буду врать – до сих пор я никогда об этом не думал, но я всегда был за здоровый секс, и…

Фенрис простонал и повалил Андерса на пол, подминая его под себя и снова впиваясь поцелуем в его губы.

На этот раз Андерс ответил с не меньшим энтузиазмом, выпутываясь из своего идиотского пальто и помогая ему расправиться с ремнями доспехов. Когда Фенрис оторвался от его рта, чтобы спуститься поцелуями вниз по его шее, он запрокинул голову и рвано выдохнул.

– Создатель, – проговорил он дрожащим голосом. – Лучшего завершения… дня… я и представить не мог – если бы ты знал, как давно у меня…

– Заткнись, маг, – миролюбиво посоветовал Фенрис, рывком стягивая с него штаны. – И день ещё далёк от завершения, если ты не заметил.

Поскольку стягивать штаны через ботинки было проблематично, а терпения на то, чтобы снимать ещё и их, ни у одного из них не было, Андерс воспользовался моментом, пока Фенрис боролся с собственными штанами, чтобы перевернуться на живот.

– День, может, и далёк, – пробормотал он, поднимаясь на колени и протягивая назад одну руку, чтобы подготовить себя. – А вот я… ох, Андрасте!.. уже не очень.

Несколько мгновений Фенрис заворожённо следил за движениями его пальцев, проникающих глубоко внутрь. Он чувствовал едва уловимое касание магии – видимо, чтобы облегчить проникновение и ускорить процесс – но не мог найти в себе сил, чтобы одернуть Андерса: во-первых, это было бы очень некстати, а во-вторых, за болезненным возбуждением мысли снова начали путаться, и магия беспокоила его в последнюю очередь.

Подавшись вперёд, он сжал ягодицы Андерса, слегка разводя их в стороны; Андерс замер и шумно выдохнул. Ещё один всплеск магии, и он убрал руку, опускаясь на локти и глядя на него через плечо.

– Давай уже, – он широко ухмыльнулся и вильнул задницей.

Более явного приглашения Фенрис дожидаться не стал. Он притянул Андерса к себе за бёдра и одним плавным движением глубоко вошёл в него, накрывая его собой…

И с долгим стоном кончил, крупно вздрагивая и прижимаюсь к нему всем телом.

– Серьёзно?! – растерянно спросил Андерс, пытаясь приподняться на руках. Недоумение на его лице и в его голосе стремительно сменялось разочарованием и негодованием; Фенрис закатил глаза, всё ещё приходя в себя, и надавил одной рукой ему между лопаток, заставляя снова упасть на пол с возмущенным возгласом.

А затем неторопливо двинул бёдрами, и Андерс удивлённо простонал.

– Кажется, я сказал, – выдохнул Фенрис ему на ухо, упираясь одной рукой в пол возле его головы, а другой удерживая его на месте, – что день ещё не закончился.

~*~*~


Много позже, когда они, почти обессиленные, всё же перебрались в каморку Андерса, служившую ему спальней, и кое-как умостились на его узкой кровати, Андерс задумчиво нахмурился, уставившись в потолок и беззвучно шевеля губами.

Фенрис беззлобно ткнул его в бок, а когда это не возымело особого эффекта, лениво прикусил за плечо.

Андерс дёрнулся и обиженно надул губы, наконец-то снова обратив на него внимание. Фенрис вопросительно вскинул бровь.

– Я всё пытаюсь понять, что же пошло не так, – со вздохом пояснил Андерс, сползая пониже на кровати, чтобы устроиться поудобней. – Вроде бы ничего необычного в составе чая не было, и потом, я и сам его пробовал, и никогда… ну. Ты понял.

– Понял, – согласно фыркнул Фенрис. – Ты наизусть помнишь его состав?

– Да, там не так много ингредиентов, в основном дело в пропорции. Но основу составляют веретенка и глубинный гриб, кровавель, кажется…

Он принялся разглагольствовать о списке ингредиентов и их свойствах, но Фенрис погрузился в свои мысли и большую часть привычно пропустил мимо ушей. Кровавель… где-то он уже про него слышал, только где?

– ...я не могу сказать, что здорово разбираюсь в афродизиаках, конечно – как-то никогда не было необходимости, – самодовольно продолжал Андерс на фоне. – Но пару раз приходилось делать что-то для “Розы” – когда совсем туго с деньгами было, и я точно могу сказать, что ничего похожего…

Фенрис вдруг резко сел, вызвав у чуть не свалившегося с кровати Андерса протестующий возглас.

– Андерс, – протянул он, недоверчиво уставившись на ворчащего мага. – Кровавель – один из сильнейших естественных… афродизиаков для эльфов.

Вряд ли бы он вспомнил об этом, если бы Андерс не заговорил про бордель, но зато теперь всё встало на свои места: когда-то давно, когда очередное поручение привело Хоука в “Цветущую розу”, Фенрису не повезло вновь столкнуться с Джитанном, и в ответ на отказ любвеобильный эльф, ничуть не смутившись, предложил ему воспользоваться порошком из кровавеля для решения проблемы.

Тогда Фенрис никакого значения этому не придал, как и уверениям, что это всё совершенно безопасно и никто ни о чём не догадается: кроме как на эльфов, по словам Джитанна, порошок так больше ни на кого не действовал и потому подозрений вызвать не мог.

Сейчас эта информация оказалась как нельзя кстати, хоть и не слишком своевременно.

Он тяжело вздохнул и упал обратно на кровать. На мгновение он ощутил лёгкий укол вины – к слову о своевременности, их, кажется, всё ещё должен был ждать Хоук – но справедливо рассудил, что спешить уже не имело особого смысла.

Приподнявшийся рядом на локтях Андерс сначала что-то задумчиво промычал себе под нос, а затем хихикнул.

– Что ж, – протянул он. – В таком случае, наверное, я приберегу этот чай для особых случаев. Если ты вдруг захочешь как-нибудь ещё заглянуть ко мне на чашечку.




Ключ: Персонаж вооружён столовым серебром.
Название: Я ни демон, ни дворецкий
Пейринг/герои: Фенрис
Категория: джен
Рейтинг: PG
Техника: рендер
Предупреждение: нет










@темы: слэш, м!Хоук, джен, Мерриль, Изабела, Андерс, Авелин, Wintersend

Комментарии
2017-02-17 в 11:26 

~Фиалковый демон~
Если вас незаслуженно обидели - вернитесь и заслужите!
Хороший успокаивающий отвар! :vo:
Упс и Фенрис-дворецкий тоже удались на славу! :crazb:

2017-02-18 в 15:26 

педобраз
Хорошая выкладка :vo:

2017-02-19 в 18:38 

Aurus
Сделай то, что хочется сделать, спой то, что хочется спеть
~Фиалковый демон~, Кузя-кот, спасибо большое! :dance2:

   

Secondary Quests

главная