23:57 

Часть I

Fenris!Team



Ключ: Автор/артер/креативщик знакомится с героем ирл
Название: Как же задолбали ваши птеродактили!
Пейринг/герои: Фенрис
Категория: джен
Рейтинг: R
Техника: рендер
Примечание: всё так и было







Ключ: 396 Персонаж вооружён столовым серебром.
Название: Враги среди нас
Пейринг/герои: Фенрис, Варрик, Хоук, Изабела, Андерс
Категория: на самом деле пре-гет, пре-слеш
Жанр: крэк
Рейтинг: R
Размер: мини (2464 слова)
Предупреждение: упоминание группового секса, маты, в том числе и на тевене.

Ночь выдалась темная, безлунная. Киркволл стоял в необычной для него пугающей тишине: ни топота стражников в дозоре, ни тихого шороха очередных бандитов, вознамерившихся прибрать Верхний город к своим рукам.

Фенрис тяжело дышал, привалившись спиной к входной двери. Он запер её на все засовы, но на сердце его все равно было неспокойно. По-хорошему, надо было еще и заколотить все окна, да и прохудившуюся крышу, сквозь которую открывался романтичный вид на звездное небо, подлатать. Но сейчас на это не было времени. Поэтому Фенрис решил озаботиться самым важным — найти оружие.

Свой меч он потерял, когда пытался скрыться от преследования в переулках Верхнего города. Железо в его руке внезапно начало раскаляться и плавиться, Фенрис отбросил бесполезный уже клинок, а тот со странным чавкающим звуком упал на каменные плиты улицы. Времени сожалеть о нем у Фенриса не было, дальнейший путь эльф продолжил без оружия.

— Задница Андрасте, яйца Создателя! — выругался Фенрис. — Каффас!

Он метался по поместью в бесплодных поисках. К сожалению, на прошлых выходных Хоук убедил-таки его избавиться от трупов работорговцев, а вместе с ними выбросить и все их вещи. За бесхозные ныне мечи и кинжалы Фенрис получил на рынке Нижнего города горсть серебра, которая тут же перекочевала в карманы Донника. Именно поэтому сейчас Фенрису пришлось довольствоваться одним лишь серебряным столовым ножом в качестве оружия.

Во входную дверь постучали.

Стук этот рокотом буйных волн Недремлющего моря разнесся по всем комнатам. Фенрис вздрогнул, перехватил поудобнее рукоять ножа. Он считал, что многое повидал в жизни. Создатель, да один Данариус стоил с десяток драконов! Но сейчас страх окутывал его, словно паутина. Решив не ждать своей участи смирно, словно жертвенный агнец, Фенрис решил устроить засаду незваным гостям. Особняк был большой, Фенрис не сомневался, что найдет укромный уголок.

Стуки в дверь стихли.

Фенрис прошел в одну из комнат с густым слоем пыли на полу. Грязное окно едва пропускало тусклый свет фонаря на стене соседнего дома. Но в комнате, кроме пыли и горстки мусора, не было ровным счетом ничего. Прятаться было негде.

Фенрис попятился назад, но налетел на что-то мягкое. Это что-то было еще и теплым, прямо-таки обжигающим.

— Здравствуй, котик, — промурлыкало мягкое нечто томным голосом Изабелы. — Хочешь поблестеть для меня?

Фенрис шарахнулся в сторону, но в темноте налетел на стену.

— Какое на тебе исподнее, милый? — горячее дыхание обожгло острое ухо. — Голубое, верно?

— Изыди, демон! — заорал Фенрис. Его татуировки засветились, осветив лицо девушки. В свете лириумных клейм оно выглядело жутко.

— Мы с тобой проведем прекрасную ночь, — в полумраке улыбка Изабелы больше напоминала звериный оскал.

— Только через мой труп! — зарычал Фенрис, выставил вперед правую руку с острыми когтями.

Изабела с легким хлопком растворилась в воздухе. Еще пару секунд Фенрис слышал её утихающий смех.

Пожалуй, ссориться с магами не стоило.

Обычно такими вещами Хоук занимался лично: это было своеобразной платой Мередит за то, что храмовники не трогали ни его, ни Бетани, ни Андерса с Мерриль. Но в этот раз Хоук оказался занят делами Наместника, а Фенрис после убийства Адрианы откровенно скучал. Убийства, конечно, были не лучшим способом глушить тоску, но помогали всяко лучше, чем вино. Особенно, если убивать приходилось магов крови.

В этот раз группа магов попалась настолько наглая, что, никого не смущаясь, разожгла костер на Рваном берегу. Их было трое: двое мужчин и женщина. Фенрис настиг их после дня погони. Песок, раскаленный за день, хрустел под ногами, выдавая его присутствие, но троица эльфа не заметила. Маги были слишком заняты друг другом.

Один из мужчин и женщина умерли сразу: Фенрис пронзил их обоих мечом. Кажется, они так и не успели осознать произошедшее, лишь навсегда застыли в любовном экстазе. Со вторым мужчиной возникли трудности.

О беспринципности магов крови Фенрис знал не понаслышке. Этот маг, заметив угрозу, не погнушался вызвать демонов, использовав для ритуала кровь только что умерших любовников. Демоны обступили Фенриса плотной толпой, а когда он покончил с ними, маг был уже далеко. Следы привели Фенриса обратно в Киркволл. А дальше — затерялись. Пришлось подключать Варрика с его связями.

Мага Фенрис нашел в убежище в Клоаке. Бой вышел нелегким, Фенрис успел пронзить мага мечом разве что чудом. И все же, истекая кровью и оседая на утоптанную землю, проклятый чародей умудрился оставить Фенрису небольшой сюрприз. Сюрприз, от которого эльф с радостью отказался бы, если мог. И сейчас этот непрошеный дар проник в его поместье.

Тяжело дышавший Фенрис решил найти другое убежище, а не пыльную пустую комнатушку, посреди которой он торчал, как перст. Особняк был большим. Слишком большим, чтобы Фенрис знал расположение комнат наизусть. Один из коридоров вывел его в небольшую спальню с несколькими кроватями — скорее всего, здесь когда-то спали слуги. Факелы на стенах почему-то горели.

Фенрис решил притаиться здесь.

Спустя пару минут в комнату вошел Андерс.

— Я знаю, что ты здесь, — процедил маг. — Но я проходил мимо и почувствовал демонов. Тебе нужна помощь?

— Даже если и так, то тебя это точно не касается! — рявкнул Фенрис, выходя из своего укрытия между кроватей. — Что ты здесь делаешь и как ты попал в мой дом?

Вместо ответа Андерс лишь перекинул свой жезл, похожий на простую трость, из одной руки в другую.

— Аудиенция окончена, можешь проваливать, — буркнул эльф.

Конечно, Андерсу, как магу, будет гораздо проще избавиться от демона, чем Фенрису. В конце концов, после того, как Справедливость начисто сжег ему мозги, другие демоны в определенном смысле стали для Андерса неопасны. И на том спасибо.

— Кто это тебя так удружил? — Андерс не собирался никуда уходить. Он подошел к Фенрису вплотную.

— Твои сбежавшие сородичи.

— Что ты натворил на этот раз? Обидел загнанных в угол сироток? Помешал кровавому ритуалу?

— Хуже. Я, кажется, прервал чужое рандеву.

— Ммм, — Андерс легко рассмеялся. — Смотрю, общение с Хоуком идет тебе на пользу. Сколь глубокие филологические познания…

— Заткнись.

В присутствии Андерса Фенрис почему-то начал успокаиваться. Все-таки, теперь он был не один против неведомых демонов. К тому же Андерс — маг. В кои-то веки Фенрис был почти рад этому. Но только почти.

— И как это произошло? — задал вопрос Андерс после недолгого молчания.

— Что произошло?

— Ну, как ты прервал чужое рандеву, — пояснил Андерс. — Что они делали?

— Зачем тебе это знать? — поморщился Фенрис.

— Простое любопытство. Давай же, объясни, — Андерс сел на кровать. Фенрис, подумав, сел на другой её конец. Не слишком далеко, чтобы это было невежливо, но и не слишком близко, чтобы Андерс не подумал, что они вдруг стали друзьями. В доме стояла почти оглушительная тишина.

— Их было трое, — выпалил Фенрис, не зная с чего начать. — Двое мужчин и женщина.

Андерс позволил себе улыбку.

— И что они делали?

— Они лежали на покрывале у костра. Женщина была полностью голая, один из них уже был в ней, а второго она ласкала ртом, — слова прозвучали неуместно-интимно, повисли в воздухе. Фенрис почувствовал, как горят уши.

— Значит, ласкала ртом? — задумчиво протянул Андерс. Пламя факелов плясала в его глазах, делая их светлее. — Вот так? — спросил он, подсаживаясь ближе. Он положил свою руку на промежность Фенриса, погладил пальцами, легонько сжал. Фенрис тут же свел колени вместе, морщась от неприятного ощущения.

— Что ты делаешь? — воскликнул Фенрис, пытаясь оттолкнуть Андерса. Заметил странный румянец у него на щеках, странный блеск в глазах, с факелами никак не связанный.

— Ох, брось. Мы оба знаем, чего хотим, — промурылкал Андерс нежно на ухо Фенрису. Руки его гладили Фенриса настойчивей, уверенней. Фенрис, к ужасу своему понял, что возбуждается.

— Стой! Прекрати! — от удара Андерс откинулся на кровать. Ноги он развел широко, улыбался шало, пальцы его хватали воздух.

— Фенрис, неужели ты не хочешь меня? — услышал эльф лихорадочный шепот. — Знаешь, сколько раз я представлял себе, как ты берешь меня? Ласкаешь меня своим нефритовым жезлом. Это доставило бы тебе столько удовольствия, — томно прошептал Андерс, хватая Фенриса за руку. Он потянул эльфа на себя, заставляя того упереться ладонями в матрац. — Только представь, ты и я. У нас была бы ночь, полная любви и страсти.

Андерс потянулся к нему, выпятив губы в надежде на поцелуй.

— Ты совсем спятил?! — Фенрис влепил ему пощечину, но маг, казалось, этого даже не заметил.

— Я, как только тебя увидел, понял, что мы созданы друг для друга, — забормотал Андерс лихорадочно. — Твое гибкое тело, твои прекрасные зеленые глаза, твои сильные руки… Я так хотел бы чувствовать тебя в себе…

Глаза Андерса сверкнули совсем уж потусторонним огнем.

Фенрис испугался не на шутку, стал шарить руками по постели, надеясь найти хоть что-нибудь. Пальцы ему укололо что-то острое. Столовое серебро! Фенрис, недолго думая, схватил рукоять ножа и с размаху вонзил его в Андерса.

Секунда — и Андерс обернулся огромным птеродактилем, и исчез, словно его и не было. Вместе с его исчезновением погасли и факелы. В комнате стало темно.

— Проклятые пидоры! Проклятые демоны! — пробормотал Фенрис, не понимая, кого он ненавидит больше. Нащупал на кровати нож, схватился за него, словно утопающий за соломинку. Больше в этом чертовом доме оставаться нельзя!

Фенрис направился к выходу, спотыкаясь в потемках.

— Чертовы маги. Почему именно пидоры? Можно было хотя бы Изабелу оставить, — шипел он. — ПРОКЛЯТЫЕ ПИДОРСКИЕ МАГИ! — заорал он, ругаясь попеременно то на всеобщем, то на тевене.

Входную дверь пришлось отпирать и чуть ли не выламывать. Фенрис вышел на улицу, с удовольствием втягивая в легкие прохладный ночной воздух.

— Фенрис? — услышал он голос Хоука.

Тот шел к нему, ступая бесшумно по каменным плитам мостовой — привычка, выработанная нелегкой жизнью.

— У тебя все в порядке? — спросил Хоук. Он прошел как раз под светом факела, чтобы Фенрис мог увидеть его лицо: уставшее, но все равно участливое.

Фенрис почувствовал себя в полной безопасности. Никакие демоны не страшны, если рядом Хоук.

— Меня преследуют демоны, — неохотно признался Фенрис.

— Ты не смог разобраться с теми магами? Ох, Фенрис, я же тебе говорил, что лучше подождать меня! Или хотя бы Варрика ты мог с собой взять, — Хоук покачал головой.

— Нет, нет, — поспешил объясниться Фенрис. — Маги мертвы. Но один из них оставил мне головную боль в виде преследующего меня демона.

— Что это за демон? — голос Хоука тут же стал встревоженным, обеспокоенным.

— Я не знаю. Он просто является мне в образе разных людей, а потом…

— Потом?

Фенрис запнулся. Признаваться Хоуку в том, что предлагали ему демоны, было как-то стыдно. Рядом с Хоуком ему всегда хотелось быть гораздо лучше, чем он есть.

— Потом они всячески…мешали мне, — выдавил из себя Фенрис.

— Мешали? Как? — продолжал допытываться Хоук.

— По-разному, — уклончиво ответил Фенрис. — Мне казалось, что я оторвался от них, запер дверь, но они все равно проникли в дом.

Хоук кивнул.

— Само собой, это же демоны. Пойдем. Я запечатаю двери магией, и ты будешь в безопасности, — Хоук положил ему тяжелую ладонь на плечо. Фенрис чувствовал тепло его руки, и это успокаивало.

Они вошли в дом. Хоук взмахом руки зажег факелы, осветив неутешительную картину. Несмотря на то, что трупов в поместье больше не было, дом все равно выглядел заброшенным и неопрятным.

Хоук затворил дверь, вновь взмахнул руками. Дерево, из которого была сделана дверь, слабо замерцала. Такое же мерцание окутало окна.

— Вот, — с удовлетворением проговорил Хоук. — Теперь этот дом безопасен.

— Спасибо! — поблагодарил его Фенрис от всей души. — Ты мне здорово помог.

— Всегда пожалуйста, — улыбка у Хоука была светлая, как рассвет.

— Не хочешь вина? Можем отпраздновать победу над злыми силами, — предложил эльф.

— Всегда рад воспользоваться твоей щедростью, — сейчас у Хоука были деньги, особняк в Верхнем городе и собственный винный погреб, тянущийся до самой Клоаки. Но от угощения Фенриса он никогда не отказывался. Быть может, ценил хорошее вино, а может — компанию.

Фенрис разжег огонь в камине. Эта комната служила ему и спальней, и столовой, и игровой, когда в его поместье собиралась вся их компания. Батарея винных бутылок в углу никогда не становилась меньше. Напротив, батальоны стеклянной братии все ширились и росли с каждым днем. У одной из стен валялись осколки, которые Фенрис так и не удосужился убрать.

— За победу над злом! — провозгласил эльф, взмахнув бутылкой. Он стоял рядом с камином, чувствуя тепло огня.

— За победу над злом! — поддержал его Хоук.

Вино было прекрасным.

— Знаешь, ты удивительно красив. Даже для эльфа, — сказал ему вдруг Хоук.

Фенрис уже опустошил свою бутылку и потянулся за новой. Слова Хоука прозвучали в его сознании почти как музыка.

— Мне считать это комплиментом или оскорблением? — хмыкнул он, глядя в золотистые глаза.

— Конечно же комплиментом! — усмехнулся Хоук, сверкнув кромкой белых зубов.

— Тогда вам стоит еще поучиться искусству льстить, мастер Хоук, — ответил Фенрис, запоздало отмечая игривые нотки в голосе. Наверное, хватит вина. Алкоголь всегда туманил ему мозг, заставлял поступать не так, как следует.

Он не заметил, как Хоук оказался рядом, прижал его к стене.

— Я же знаю, что ты меня хочешь, — Хоук прижался ближе так, чтобы Фенрис чувствовал его тело до мельчайших изгибов. — Я видел, как ты на меня смотришь, Фенрис. Не стесняйся своих желаний. Нам вдвоем будет очень и очень хорошо.

Черная жесткая щетина защекотала эльфу ухо. Тот подавил неподвластное ему желание расхохотаться, попытался оттолкнуть Хоука, но тот был слишком тяжелым. Напирал, словно взбесившийся друффало.

— Ты мне тоже нравишься, Фенрис, — горячие пальцы сжали эльфу запястья. — Твои зеленые глаза и гибкое тело… — Фенрису показалось, что он это уже где-то слышал. — С первой нашей встречи я мечтал, как разложу тебя прямо на этом столе.

Хоук развернул Фенриса, толкнул его прямо на стол, уронив бутылку лучшего вина, что было у Фенриса в подвале. Навис над ним, вновь сжал чужие запястья. Его губы скользнули по фенрисовой шее.

— Ты замечательный, послушный эльф, — мурлыкал Хоук. — Я сделаю тебе так хорошо, как тебе еще ни разу не было. Ты больше не будешь скучать по своему хозяину. Не будешь испытывать чувства, в которых никогда бы себе не признался.

Фенрис зажмурился, пытаясь отогнать наваждение. Конечно, он хотел Хоука. Хоук был видным мужчиной, первым, кто сделал для него доброе дело. А Данариус… Его тело, глупое тело, которое, казалось, жило своей жизнью, иногда вспоминало о бывшем хозяине почти с сожалением. Но Фенрис будет умнее. Он выбросит все эти мысли из головы, будет сильным, ведь они неправильные.

— Хоук! Мы не должны. Мы оба мужчины.

— И что? — чужой язык скользнул эльфу в рот. Руки Хоука возились с его доспехами, пытались от них избавиться.

Фенрис распахнул глаза, когда чужие руки избавили его от штанов. Тело его, уже расслабившееся и подчинившееся чужой воле, тут же одеревенело: из глаз Хоука сочился мертвенный зеленый свет.

Руки Фенриса вспыхнули голубым. Хоук отлетел к стене, осел на пол. Фенрис, путаясь в спущенном исподнем, нашарил на столе верный нож. Лезвие его вошло в глазницу Хоука по самую рукоять с неприятным чавкающим звуком.

Тело Хоука осыпалось пеплом на грязном полу.

Фенрис, сжимая в руке нож, выбежал прочь из дома. То, что ниже пояса на нем не было ровным счетом ничего, эльфа уже не волновало. Единственное, чего он хотел — убраться прочь из чертового дома, убраться прочь из чертового Киркволла, прочь из Вольной марки.

***


Его обнаружили спустя неделю в самом отдаленном уголке Казематов. Эльф осунулся, волосы его лежали слипшимися неопрятными прядями.

— Проклятые маги! Жадные демонические хуи! О, Андрасте, не введи меня в искушение, но избави меня от коварства! — бормотал он не переставая.

— Мда. И что с ним теперь делать? — Хоук задумчиво почесал бороду. Фенрис, увидев его, забился в припадке пуще прежнего.

— Предлагаю отправить его к Андерсу. Он точно поможет, — предложила Изабелла. Она смотрела на эльфа с большим любопытством, постоянно соскальзывая глазами чуть ниже плоского живота. Её Фенрис назвал блудницей и осенил себя андрастианским знамением.

Единственным, кто смог к нему прикоснуться, оказался Варрик. На Варрика эльф смотрел без священного ужаса в глазах, с гномом его сумасшествие становилось чуть тише.

— Пойдем, Фенрис, — Варрик вытянул руку и аккуратно взял эльфа под локоток. — Я отведу тебя к Андерсу. Он тебе обязательно поможет.




Ключ: 118 Персонажу подкидывают ребёнка с запиской, что этот ребёнок - его.
Название: Фенфарел
Автор: Fenris!Team
Пейринг/герои Фенрис, м!Хоук, Мерриль, Варрик, Изабела, Авелин, ОС фоном; намёк на Фенрис/Мерриль
Категория: джен, прегет
Жанр: флафф, попытка юмора
Рейтинг: PG
Размер: мини (3640 слов)
Предупреждение: авторские фаноны в количестве, иногда они могут вступать в конфликт с каноном.

Фенрис не появлялся в особняке Амеллов очень давно — наверное, со дня смерти Лиандры Хоук, когда он приходил утешить Гаррета.

Сейчас же он снова стоял на пороге, босой, но укутанный по уши в тёплый плащ. И с выражением тихой паники на лице.

— Заходи, — коротко сказал Гаррет и отступил в сторону, пропуская его. Фенрис остался стоять на пороге, выражение паники стало более явным.

— Помоги мне, — сказал Фенрис слабым голосом, а потом удивлённый Гаррет услышал что-то, похожее на хныканье.

— Фенрис? — сказал он настороженно.

— Хоук, — сдавленно отозвался Фенрис.

— Фенрис? — теперь уже и Гаррет начал понемногу паниковать.

В ответ Фенрис драматическим жестом распахнул плащ, под которым обнаружился младенец, устроившийся на сгибе его руки и блаженно сосущий один из пальцев стальной перчатки. Самый обычный младенец, пухлощёкий и румяный, только кожа чуть темнее обычной и острые кончики ушей.

— Это?.. — Гаррет посмотрел на ребёнка, перевёл взгляд на Фенриса. — Это… твой, что ли?

— Да с чего вы все это взяли?! — взорвался Фенрис, и ребёнок, умиротворённо спавший до сих пор, вздрогнул и заревел.



Когда удалось успокоить и его, и Фенриса, тот наконец рассказал, откуда у него появился маленький эльфийский ребёнок. Фенрис нашёл его утром у себя под дверью — в прохудившейся корзине, на грязном одеяльце и с запиской, в которой значилось, что отец ребёнка — он.

— Значит, всё-таки твой, — довольно сказал Гаррет, попивая вино из бокала. Второй такой же бокал стоял перед Фенрисом, в нём отражалось пламя камина, что Гаррет развёл в гостиной. Малыш тихо дремал на руках у Ораны.

К своему вину Фенрис даже не прикоснулся; он сидел, спрятав лицо в ладонях.

— Да откуда, — устало сказал он наконец, опуская руки. — И не смотри на меня так, Создателя ради. Это не я в «Цветущую Розу» хожу чаще, чем в церковь.

— А зря не ходишь, — парировал Гаррет. — Между прочим, там такая новая эльфиечка, ммм… Ладно-ладно, признавайся, ведь было с кем-то хоть раз? Ты здесь уже шесть лет с лишним, не может быть, чтобы… — Он осёкся под уничтожительным взглядом — и снова заухмылялся: — Да ладно, наверняка напился разок, дальше всё как в тумане, а потом — ребёнок в подоле, с кем такого не бывало. То есть, — поправился он, когда Фенрис удивлённо округлил глаза, — то есть бывает же такое с людьми, нечему тут удивляться…

— Это не мой ребёнок, — отрезал Фенрис.

Гаррет призадумался.

— Нам нужен Варрик, — сказал он.



— Это точно не твой? — спросил Варрик, и когда Фенрис уже раскрыл рот, готовясь высказать всё, что думает о своих друзьях (теперь уже бывших), быстро добавил: — Надо позвать Цветочка, она живёт в эльфинаже и должна знать всё обо всех.

К Мерриль в эльфинаж они отправились впятером — Гаррет, Фенрис, Варрик, безымянный малыш — и Изабела, у которой было удивительное чутьё на грядущее веселье. По дороге в Нижний Город она не выпытывала у Фенриса, как остальные, подробности его личной жизни, но поглядывала и похабно подмигивала, и у эльфинажа его уже трясло от злости.

Мерриль радостно встретила их и провела в дом, беспрестанно рассказывая о том, что с ней случилось за последние несколько дней.

— Оказывается, голубей можно готовить десятью разными способами, и даже крысы бывают вкусные, нужен только специальный соус, — говорила она, накрывая на стол. — А Соланна обещала научить меня вышивать, а Далет сказал, что покажет на Рваном Берегу красивый вид.

— Я бы с твоим Далетом был поосторожнее, — сказал Варрик, присаживаясь за стол, и подозрительно принюхался к большой супнице, которую Мерриль водрузила посреди стола. — Цветочек, а налей мне простого чаю.

— Почему поосторожнее? — удивилась Мерриль. — Это ему надо быть со мной поосторожнее, я ведь маг крови, я его могу в любую секунду в фарш превратить. Ой, кто у нас такой хороший!

Позабыв о гостях, она с радостным сюсюканьем потянулась к малышу, который, лёжа на руках Фенриса, сонно моргал. Фенрис невольно отодвинул ребёнка от неё, и Мерриль обиделась:

— Я только хочу поиграть! Или ты думаешь, что я сейчас устрою какой-нибудь кровавый ритуал с этим малышом? — она засмеялась, и сконфуженный Фенрис протянул ей ребёнка.

Как ни странно, на руках у Мерриль малышу понравилось, он снова закрыл глаза и преспокойно заснул, давая взрослым людям возможность обсудить его происхождение и судьбу.

— Кто у нас мог недавно родить? — рассеянно спросила Мерриль и наморщила лоб. — Сивиль, но это у неё четвёртый ребёнок… Марра, но она родила двойняшек. Ой, принимать роды так интересно! — оживилась она. — Вы знали, что пуповину нельзя силком вытаскивать сразу после родов, потому что мать может истечь кровью и умереть в муках?

Гаррет, который единственный из всех осмелился попробовать суп, вежливо отодвинул от себя тарелку.

— Не отвлекайся, пожалуйста, — сказал он. — Скоро этот ребёнок проснётся, и нам надо будет как-то его успокаивать.

Мерриль посерьёзнела.

— Хорошо. Так, кто ещё… Ариада, но у неё ребёночек сразу умер, какая жалость!.. У Алиссы случился выкидыш, я даже видела мёртвого ребёночка, у Калиссы родился такой замечательный мальчик!.. А больше нет, не помню, чтобы ко-то родил за последние месяцы, — она ласково погладила малыша по щеке. — А ему точно нет года.

— Ты что, тут со всеми подружилась? — удивилась Изабела. — Я думала, что ты, Котёнок, целыми днями сидишь как мышка и вылезаешь наружу, только чтобы с нами сходить поубивать кунари или работорговцев погонять.

— Иногда мне становится скучно без моего клана, — грустно сказала Мерриль, продолжая гладить малыша. — И я выхожу к этим эльфам. Они меня не прогоняют, вот, готовить научили. Но они такие странные, совсем не как мои. Я могу попросить Калиссу или Сивиль, чтобы они приходили к Фенрису и кормили его. Не Фенриса, а ребёнка, конечно.

— Что? Этот ребёнок не будет жить у меня! — возмутился Фенрис.

— А у кого? — Гаррет, еле сдерживая улыбку, покачал головой. — У меня нет времени следить за малышом, у меня шахта, Варрик тоже весь в заботах, Изабела…

— Ничего не смыслит в детях, — поспешно сказала Изабела.

— Но если ты думаешь отдать его Андерсу…

— Нет, — твёрдо сказал Фенрис.

— Ну вот, тем более что принесли его к тебе. И мать мы постараемся найти как можно быстрее.

— А может, вы для начала поищете его отца? — разозлился Фенрис.

Гаррет, Изабела и Варрик переглянулись и мерзко заржали. Мерриль продолжала счастливо и отстранённо улыбаться, качая малыша.

Фенрис бессильно сжал кулаки.



Когда он решил поселиться в бывшем особняке Данариуса, то первые пару дней даже не думал о том, чтобы убрать мёртвые тела, пока они не начали вонять так, что он нехотя избавился от них при помощи людей Варрика.

До тех пор, пока весёлая компания из Варрика, мужа Авелин, Хоука и Андерса не начала приходить к Фенрису в дом на партию в «алмазный ромб», он и не думал о том, что в доме стоит прибраться.

Потому что его устраивало всё. Потому что это наконец был его личный дом, его убежище.

Пока в его доме не появился ребёнок, Фенрис не думал о том, чтобы сбежать отсюда куда глаза глядят. Маленькая тварь разоралась, стоило только Фенрису остаться с ней наедине, и непонятно было, что ей, то есть ему (ребёнок был мальчиком) не нравится — укутан в тёплое одеяло, более-менее аккуратно уложен на постель и почти накормлен — Фенрис совал ему в рот соску, но ребёнок не хотел сосать, а хотел только орать. Исключительно по какому-то наитию Фенрис засунул руку в одеяло — и обнаружил, что источник проблем не снаружи, а внутри. Помыв руку и укутав ребёнка в новое одеяло, он наконец сумел напоить ребёнка молоком — козьим, по совету Мерриль разведённым водой. Как они нашли козу в Киркволле — это был отдельный разговор, но главное — ребёнок наконец уснул, и Фенрис бессильно улёгся рядом.

Гаррет и остальные пришли уже за полночь; с ними отчего-то был и Андерс. Когда Фенрис, измученный и ещё более раздражённый, чем обычно, спросил, как одержимый маг может помочь его беде, тот ответил честно:

— Я пришёл поглядеть, как ты страдаешь.

— В общем, я поспрашивал то здесь, то там, — сказал Варрик, усаживаясь в кресло напротив Фенриса.

— Говори потише.

— Что?

— Потише говори, не разбуди… этого, — нетерпеливо повторил Фенрис.

— А… Ну, в общем, — Варрик заговорил вполголоса, — нет, в «Цветущей Розе» недавно никто из девочек не рожал, да и в «Висельнике» никто не слышал про таинственных беременных эльфиек… да и нашего эльфа пьяного и с девицами не видели. Я ещё закину удочки в сторону Каземат, не сбегала ли оттуда какая-нибудь магесса-эльфийка с животом.

Фенрис почувствовал, как пылают его уши, и перехватил злорадный взгляд Андерса. Сукин сын со вздохом сказал:

— На какие только жертвы не идут некоторые влюблённые… маги.

— Ты не волнуйся! — с фальшивым воодушевлением подбодрил Фенриса Гаррет. — Завтра у заместителя наместника званый обед, я поспрашиваю у тамошних знатных особ, не случалось ли чего предосудительного с их служанками-эльфийками.

— Обед? Я буду терпеть это, — Фенрис указал на спящего младенца, — до обеда?

— Ну, строго говоря, это будет даже ужин… Фенрис, не делай этого. Это не решит твоих проблем, Фенрис!..


Когда наутро измучившийся Фенрис, у которого кончились сначала чистые, а потом сухие одеяла, открыл дверь, перед его мутным взглядом возникли две эльфийки: одну он знал — Мерриль, вторая была незнакомой, худой и плохо одетой.

— Это Калисса, — сказала Мерриль, будто это само собой разумелось.

— Она?..

— Поможет тебе с малышом, — прощебетала Мерриль. — Я сказала, что ты ей заплатишь.

Фенрис махнул рукой.

Спустя два часа, когда все одеяла и простыни были выстираны и развешены на заднем дворе, ребёнок умыт, укутан и накормлен, а Фенрис даже решился попробовать то, что приготовила для них всех Мерриль, в дверь снова постучали. Конечно же, это не был Гаррет с хорошими новостями о том, что полоумную, которая решила подшутить над Фенрисом, нашли.

На пороге стояла Авелин.

— Слышала, у тебя проблемы, — сказала она. Фенрис мысленно вознёс хвалу Создателю.



— Не думаю, что чем-нибудь смогу помочь, — сказала Авелин, когда Фенрис изложил суть проблемы и показал ребёнка, который счастливо пускал пузыри на руках Мерриль.

— Но почему? Ребёнка же можно отдать в какой-нибудь приют при церкви…

— Ребёнка-эльфа — и в церковный приют, — сказала Авелин, и Фенрис закатил глаза. Но тут же попробовал снова:

— Может быть, его согласятся принять долийцы?

Авелин деликатно кашлянула.

— Мне неудобно напоминать, но долийцев, которые стояли лагерем у Расколотой Горы, мы сами своими руками…

— Ладно, я понял, — нетерпеливо прервал Фенрис. — А у вас, стражников, случайно нет какого-нибудь, не знаю, приюта для детей? Всё-таки работа опасная, дети остаются без родителей…

— Ой нет, — сказала Авелин. — Знаешь, у нас, людей, принято, чтобы детей воспитывали родственники погибших, друзья… Но некоторые из тех беспризорников, что бегают по Клоаке — дети погибших стражников, у которых не было ни друзей, ни близких.

— И что же мне делать? — обречённо спросил Фенрис.

Авелин задумчиво покусала губу, затем сказала со вздохом:

— Боюсь, что выхода два. Или ты сумеешь пристроить его в эльфинаж, или… — она красноречиво уставилась на Фенриса, и он покачал головой:

— Нет, мне такое и в голову не приходило.

— Хорошо, иначе мою дружбу ты точно бы потерял, — жёстко сказала Авелин и встала, собираясь уходить. — Но я обещаю, что мои стражники будут носом землю рыть, чтобы разобраться в этом деле.

Она ушла, и Фенрис остался один. То есть в компании Мерриль и младенца, который увлечённо хватал её за пальцы и прикусывал их беззубыми розовыми дёснами.

Наступил вечер, Гаррета всё не было, Мерриль успела приготовить нехитрый ужин из крупы, что нашлась в шкафу, овощей, которые принесла сама, и остатков копчёного бекона, и теперь, устроившись на диване в гостиной, напевала малышу какую-то эльфийскую песенку.

— Я могу остаться и помочь тебе с ним ночью, — сказала она, неверно истолковав красноречивый взгляд Фенриса.

— Нет уж, — грубо ответил он, открывая дверь на улицу, — справлюсь сам. Мне нужно, чтобы ты поговорила с какими-нибудь мамашами из эльфинажа, готовы ли они за плату позаботиться о чужом ребёнке.

— А разве ты не хочешь оставить его себе? — удивилась Мерриль.

— Я похож на курицу-наседку? Кроме того, у него есть мать, пусть и чокнутая, и даже настоящий отец. Давай, иди отсюда и не забудь поговорить со своими подругами в эльфинаже.



Гаррет явился за полночь в нарядном костюме, заляпанном вином. Вдоволь посмеявшись над Фенрисом, качающим несносного ребёнка, он с сожалением объявил, что никто из особ знатных семейств не может ничем помочь с таинственной матерью ребёнка.

— Слушай, не то чтобы я на что-то намекаю, но тебе даже в голову не приходило… передарить его? — спросил он, дыша на Фенриса перегаром, и тот невольно отступил. — В конце концов…

— Наверное, смешно думать, что во всём городе не нашлось место для одного эльфийского младенца. Но, в конце концов, этот город полон магов крови и работорговцев, — со вздохом ответил Фенрис, разглядывая мирно спящего малыша, который ещё полчаса назад орал так, что Фенрису казалось — его мозг сверлят от уха до уха. — И может случиться так, что я отдаю его прямо в руки кого-нибудь из них. Или, что хуже, его выкинут в ближайшую канаву, и эта смерть будет на моей совести, даже если я потом не узнаю о его судьбе. Хочешь — верь, хочешь — нет, но мне кажется, это какой-то знак от Создателя; Он словно говорит мне, что в моей жизни…

Оказалось, что Гаррет уснул и теперь дремал, прислонившись к дверному косяку, и Фенрис, не закончив монолога, вернулся в привычное кресло. Ему тоже очень хотелось выпить, но он боялся, что в таком состоянии уронит младенца или уснёт и не услышит, когда тот начнёт кричать, требуя еды.

Фенрис больше не ощущал себя свободным; как-то так получилось, что он стал рабом безмозглого и голосистого комочка плоти. Которому он не был отцом, Маферат его раздери!



— Вот, это Марра, — угрюмо сказала Мерриль, представляя Фенрису добродушную на вид и слишком фигуристую для эльфийки женщину. — За десять серебряных монет в месяц она готова заботиться о малыше.

Фенрис смерил Марру подозрительным взглядом; она же сразу потянулась к малышу, сюсюкая:

— А кто это у нас такой шлаааденький!

Она бесцеремонно потрепала его по щеке — Фенрис даже не успел сказать: «Он не любит этого!» — и ребёнок заорал. Мерриль смотрела укоризненно, но Фенрис, не обращая внимания ни на неё, ни на крик ребёнка, вручил его прямо в пухлые руки Марры. Отдал ей обещанные деньги в кожаном мешочке, закрыл дверь и с облегчением отправился в погреб — за вином.



Кошмарные сны, что мучили его ночью, и похмелье поутру были похожи на настоящую Кару Создателя. Когда Фенрис вышел на стук в дверь и обнаружил на пороге зарёванную Мерриль со свёртком в руках, он решил, что кошмарные сны продолжаются.

— Вишанте каффас, — сказал Фенрис и, сообразив, что Мерриль не поймёт, перевёл не дословно, но близко по смыслу: — Какого хрена? Ты что, похитила его у этой, как её там?
Мерриль шмыгнула носом.

— Да, — сказала она. — Фенфарелу там плохо.

— Фен… что?

— Фенфарелу! — Мерриль перестала плакать и деловито пояснила: — Так зовут малыша, потому что нужно же ему какое-то имя. Я подумала, что имя должно быть похоже на твоё, и там должно быть что-то волчье, но называть его Фен'Харел было бы слишком грубо, он же совсем крошка. И я решила…

— Всё ясно, — сказал Фенрис и взял у неё из рук свёрток. — Показывай, где живёт эта твоя Марра.

— Нет! — Мерриль выпятила подбородок, и, не будь Фенрис так взбешён, решил бы, что есть в её упёртости что-то трогательное.

— О да. Сейчас я верну это отродье твоей подруге…

— Она пьёт! — отчаянно сказала Мерриль уже в спину Фенрису, который решительно направился в эльфинаж. — Она напилась на твои деньги и уснула, и он лежал на солнцепёке совсем голенький, а другие дети хотели его искупать и чуть не утопили. Но я следила за ними и успела его спасти. А ещё она… она его ударила, когда он начал плакать.

Фенрис остановился и бессильно опустил плечи.

— Я поверила ей, что она не будет пить, но она меня обманула, — в спину ему сказала Мерриль. — Пожалуйста, не отдавай его. Хочешь, я буду готовить тебе каждый день?



— А что тебе не нравится, эльф? — спросил Варрик, удобно устроившись на диване в гостиной и попивая вино из единственного, наверное, целого бокала, что был дома у Фенриса. — Цветочек сидит себе в углу, нянькается с Фен… с малышом, — деликатно поправился он под убийственным взглядом Фенриса. — Хочешь — иди с нами убивать дракона, хочешь — сиди себе дома. У тебя тут даже почище стало как-то, — с удовлетворением сказал он, оглядывая комнату.

— Скажи честно — ты ищешь его мать? — спросил Фенрис. — А то у тебя слишком довольный вид.

Варрик пожал плечами:

— Честно — да, но мне нравится, что ты перестал пить, что носишься с этим младенцем, вон кроватку ему купил. А то всё ходил как в воду опущенный. Да и Цветочек расцвела — помнишь, какая она была после того, как мы весь её род того? А сейчас прямо светится, и своё проклятое зеркало больше не пытается собрать заново. Кстати, ты же провожаешь её до эльфинажа по ночам, надеюсь?

Фенрис в ответ на подозрительный взгляд Варрика только фыркнул. Вовсе необязательно любопытному гному знать, что Мерриль уже неделю как ночует у Фенриса. Началось всё с того, что ребёнок кричал целый день, не переставая, пока Мерриль отлучилась на рынок, и под вечер Фенрис так устал, что уснул с ним, орущим, на руках. Проснулся он только утром и понял вдруг, что впервые за две недели проспал всю ночь, не вскакивая на крик. В гостиной обнаружилась мирно дремлющая Мерриль в обнимку с Фенфарелом.

Фенрис решил, что если выбирать между здоровым сном и соседством мага крови, он за первое. Это было малодушием с его стороны, но для подвигов требовалось накопить сил побольше.

И уж тем более Варрику не стоило знать, что вчера, проснувшись, он обнаружил Мерриль в своей постели; слава Создателю, Фенфарел лежал между ними, но кончики пальцев Мерриль утыкались ему в щиколотки.

«Ты что творишь?!» — прошипел он, вскакивая как ужаленный, а Мерриль, приподнявшись на локте и сонно моргая, сказала с зевком:

«Ой, прости меня, пожалуйста. Я так устала ночью, что почему-то решила, что мы семья и должны спать вместе». — Она хихикнула, и у Фенриса разом кончились и злость, и все силы. Что возьмёшь с придурочной?

И всё же он уступил им с малышом кровать, а сам занял диван.

— Фенфарел вчера сказал первое слово, — вдруг вырвалось у него, и Варрик приподнял брови.

— А не рановато ли для него?

— Понятия не имею. Но когда Мерриль меняла ему пелёнки, он сказал что-то вроде «Каффас».

Варрик рассмеялся так, что едва не пролил на себя вино.

— Да я смотрю, вы оба благотворно действуете друг на друга.



— Зачем тебе это?

Мерриль, купающая ребёнка в ванночке, которую Фенрис собственноручно купил и притащил домой, подняла на него безмятежный взгляд.

— Почему ты с ним так возишься? Неужели тебе не интересно, не знаю… — Фенрис сделал рукой широкий жест, обводя комнату, но подразумевая весь мир. — Снова пойти к долийцам? Ты же помешалась на истории эльфов, а теперь — бросила всё?

Мерриль пожала плечами и, мазнув пальцами по мылу, мягкими движениями нанесла его на голову малыша, потрепала белые, как у самого Фенриса, волоски.

— Иногда мне кажется, — начала она, когда Фенрис перестал ждать ответа, — что смотреть только в прошлое — неправильно. Ты был прав, когда говорил, что мы, долийцы, считаем себя выше городских эльфов. Да, они несвободны, но они тоже часть моего народа… — Она остановилась, глаза подозрительно заблестели. Но, справившись с собой, Мерриль продолжила с улыбкой, попутно смывая лёгкую пеню с головы малыша: — Моего рода больше нет — по моей вине, — и мне кажется, что этот ребёнок что-то вроде второго шанса. «Смотри, Мерриль, — как бы говорят мне боги, — вот тебе новая жизнь, позаботься о ней и на этот раз не испорти всё!».

— Прямо так и говорят? — настороженно спросил Фенрис.

Мерриль хихинула и подняла малыша над ванночкой, придерживая головку за затылок.

— Нет, конечно. Когда ты слышишь в ушах голоса богов — это или демоны, или к сумасшедшей голове. Подержи его, пожалуйста, я возьму полотенце… Но это то, что говорю себе я. Слушай, а ты можешь научить его махать мечом, когда он подрастёт?



Всё должно было рано или поздно закончиться, и наконец это случилось.

Стук в дверь, обычно никогда не предвещавший ничего хорошего, прервал почти идиллию: пока за окном лил дождь, Фенрис дремал в своём кресле перед горящим камином, Мерриль увлечённо рассказывала Фенфарелу какую-то долийскую легенду, он поощрял рассказ довольным агуканьем.

Зевая, Фенрис направился к двери, открыл её и уставился на невысокую фигуру в плаще.

— Могу я войти? Я всё объясню, — умоляюще сказал незнакомец женским голосом.

В гостиной, сняв капюшон, он оказался красивой эльфийкой, тоненькой и совсем юной. У неё, как у самого Фенриса, были смуглая кожа и светлые, почти белые волосы.

— Ариада! — ахнула Мерриль. — А я слышала, ты пропала.

— Если ко мне переберётся весь ваш эльфинаж, — сказал Фенрис, — я за себя не ручаюсь. Что тебе нужно от меня?

Опустив глаза, Ариада начала что-то мямлить, и только после очередного окрика Фенриса внятно сказала:

— Я прошу прощения… господин. Я доставила вам много беспокойства, но это мой ребёнок, и я хотела бы его забрать.

— Но твой малыш же умер! — сказала Мерриль.

— Ты дура, — сказал Фенрис. — Зачем ты мне его подбросила? Я же в первый раз тебя вижу.

Опустив голову ещё ниже, Ариада забубнила:

— Простите, господин, я… я перепутала дома. Я служила в доме господина Тренхольда и… и мы с молодым господином немного развлеклись. Но у меня уже был жених-эльф, и я не хотела, чтобы он думал, что я ему изменила, и отправила ребёнка господину Тренхольду. То есть я так думала… — она замешкалась. — Было так темно, а я словно в тумане, вся в своих мыслях и в полном отчаянии…

— Кажется, она тоже не прочь выпить, — громким шёпотом сказала Мерриль.

— Но потом мой жених уехал из города, а сейчас вернулся и узнал, что у меня есть ребёнок, и он хочет на мне жениться. — Она позволила себе смущённо улыбнуться: — Он долиец, у них почти не осталось женщин в клане, и они согласны меня принять, но только вместе с ребёнком.

Фенрис и Мерриль переглянулись.

— Ты дура, — повторил Фенрис. — Дети эльфов и людей выглядят как люди, и твоего ребёнка выкинули бы в ближайший овраг. Поздравляю тебя, отец твоего ребёнка и правда этот долиец.

— Ну, я не очень уверена, что это точно он, — легкомысленно сказала Ариада. — Но мне очень нужен этот ребёнок, и я снова прошу у вас прощения, — она низко, в пояс, поклонилась.

Мерриль нахмурилась:

— Чем ты докажешь, что он твой? Ты сама говорила, что твой ребёнок умер!

— Брось, он же похож на неё, — устало сказал Фенрис. — А за мной, в конце концов, до сих охотятся работорговцы и мой бывший хозяин.

Мерриль набрала в грудь побольше воздуха, собираясь спорить, но Фенрис видел: она почти побеждена.



— Если я узнаю, что ты с ним плохо обращаешься, или с ним что-то случится — я найду тебя и вырву тебе сердце.

Ариада, серая от страха, приняла на руки тёпло укутанного малыша.

— Мой маленький Авендил, — пропела она.

— Его зовут Фенфарел, — поправила Мерриль. — Он уже знает это имя и откликается, не надо его путать.

Фенрис, подумав, всучил Ариаде мешочек с серебряными монетами.

— Не знаю, как у вас, долийцев, с деньгами, но это может пригодиться, купи ему всё, что нужно. И если окажется, что ты потратила все эти деньги на себя — сама знаешь, что тебя ждёт.

Когда Ариада, униженно бормоча вперемешку извинения с благодарностями, наконец покинула его имение, Фенрис обернулся к Мерриль, которая смотрела вслед непутёвой матери с ребёнком покрасневшими глазами.

— Брось, — сказал он. — Ты не так и безнадёжна, заведёшь ещё своих собственных.

Мерриль печально кивнул; её явно не утешили слова Фенриса. Но вдруг лицо её немного прояснилось.

— Хочешь, я приготовлю тебе ужин? — слабым голосом спросила она.




Ключ: 187 Персонаж на самом деле тайный агент главного антагониста своей части игры
Название: Войны не будет
Автор: Fenris!Team
Пейринг/герои ж!Хоук, Андерс, дарк!Фенрис, Мередит, остальные фоном
Категория: джен
Жанр: ангст, АУ от событий канона
Рейтинг: PG
Размер: драббл, 820 слов
Примечание: в мотивах Фенриса автор опирался на события в Тени, когда Фенрис предавал Хоук(а) ради возможности потягаться силами с магистрами.

Всё начиналось как обычно, и никто из отряда Хоук не переживал о том, чем закончится очередная склока рыцарем-командором Мередит и первым чародеем Орсино.

Крики были слышны за пару кварталов, и Хоук переглянулась с Варриком.

— Поженить бы их, — рассмеялась она.

Тот закатил глаза, показывая кислой миной всё, что он думает об очередной перебранке между. Спешившие следом Авелин и Фенрис не проронили ни слова, оба мрачные и встревоженные.

Маг, который вёл их, молодой парень с едва пробивающимися усами, поглядел укоризненно, но промолчал: его лицо было обеспокоенным, словно он предчувствовал беду.

Они все собрались у ступеней церкви: храмовники и маги, — и здание высилось над ними незыблемой громадой.

— Погодите, голубки, сейчас придёт добрая матушка Эльтина и рассудит вас, — воскликнула Хоук, подходя к спорщикам, которые, казалось, не замечали ничего и никого вокруг, кроме друг друга. — Надеюсь, кто-нибудь умный уже послал за ней. Если нет, то могу сходить и я сама, как самая быстрая и самая благоразумная.

— Не вмешивай в это владычицу Эльтину, Защитница, — прошипела Мередит, и в этот же миг, перекрывая её слова, раздался ликующий голос:

— Владычица Церкви больше не поможет вам!

Андерс, растрёпанный, в чёрной одежде, со сверкающими глазами, вышел на площадь перед церковью.

— Что ты хочешь сказать, маг? — взвинченная Мередит обратила на него взгляд.

— Я не буду смотреть, как вы обращаетесь с магами словно с преступниками! — продолжал Андерс вдохновенно — он весь светился, глазницы налились голубым мерцанием, и непонятно было — человек он сейчас или демон. — Я положу этому конец и не оставлю вам выбора! Больше не будет никаких полумер. Хоук, мы с тобой сделаем наконец остальных магов свободными!

— Андерс… — растерянно окликнула Хоук, и демонический свет потускнел, и теперь это снова был прежний Андерс, отчаявшийся и отчаянный. — Андерс, что ты сделал?..

— Назад пути уже нет, — горько ответил Андерс, поворачиваясь к громадине Церкви, и остальные поневоле обратили на неё свою взгляды. — Пришло время перемен.

Церковь нависала над площадью, закрывая свет вечернего солнца, и в её тяжёлой тени было прохладно — или по коже присутствующих пробежался холодок. Но вот наваждение от слов Андерса прошло, и Хоук с удивлением уставилась на него. Андерс продолжал глядеть на Церковь, и на лице его проступало удивление.

Мередит приподняла бровь, явно довольная его растерянностью.

— И что же ты хочешь показать нам, маг? Может, свою гнилую сущность? Я терпела двух магов-отступников, разгуливающих по Киркволлу, но сейчас моему терпению пришёл конец. Схватите одержимого и Защитницу, — велела она своим людям. Те медлили, и Мередит нетерпеливо добавила: — Ну же, Хоук тоже соучастница!

— Это правда.

Обернувшись на голос, Хоук с ужасом увидела, как Фенрис выходит, как идёт к Мередит: на неё он смотрел равнодушно, как на чужую.

— Хоук помогала Андерсу, — подтвердил он, игнорируя укоризненное: «Эльф, зачем ты?...» Варрика. — Они вместе собирали селитру и драконий камень, который Андерс потом спрятал в подвале церкви. Не гляди на меня так, — угрюмо сказал он Хоук, — я никогда не скрывал, что ненавижу магов. Жаль, что я не понял, какая ты, с нашей первой встречи. Но я больше не позволю ни тебе, ни другим магам захватить власть и мучить кого-то, как происходит сейчас в Тевинтере.

Мередит снисходительно похлопала его по плечу.

— Ты получишь обещанное, — сказала она. — Ну же, хватайте магов.

Варрик и Авелин стояли молча: она — положив руку на эфес меча, он — приподняв арбалет, — но с места не двигались. Против толпы храмовников, да ещё вместе с бывшим союзником Фенрисом, шансов у них двоих не было. Андерс не сопротивлялся, когда его схватили; Хоук отбивалась отчаянно, но в конце концов её скрутили.

Фенрис наблюдал за схваткой молча, хоть и становился всё мрачнее и мрачнее. Из последних сил Хоук рванулась к нему, удерживаемая десятками рук, и крикнула:

— Ты продал нас!

Лицо Фенриса перекосило, но он ответил спокойно:

— Я остановил войну и спас Киркволл от одержимого безумца. И я никогда не врал тебе. Я ненавижу магов, и я всегда мечтал о том, чтобы сразиться с ними на равных.

Смысл его слов дошёл до Хоук не сразу; обмякнув в руках храмовников, она прошептала лишь:

— Это невозможно.

Ответом ей была торжествующая, полубезумная усмешка Мередит.

— Он спас владычицу Эльтину и раскрыл заговор, который готовили маги-отступники. Разве он не достоин? — громко вопросила она. Храмовники молчали, то ли слишком потрясённые услышанным, то ли смирившиеся.

Мередит, распалённая своими же словами, продолжила:

— Защитницу — в тюрьму, мы решим её судьбу позже. А сейчас я объявляю Право Уничтожения. Слишком много бед обрушилось на Киркволл по вине магов, пора выжечь это осиное гнездо.

Орсино протестующе закричал — и крик его тут же прервался, когда Фенрис, обнажив свой меч, вонзил его в горло Первому чародею. Остальные маги, что сопровождали его, были заколоты храмовниками Мередит.

Авелин, выругавшись и круто развернувшись, пошла прочь. Варрик остался, но костяшки пальцев, сжимавших Бьянку, были совсем белые, словно он изо всех сил сдерживался, чтобы не пустить её в ход.

Хоук, которую тащили прочь, успела ещё оглянуться и увидеть, как новый любимчик рыцаря-командора заносит меч над головой коленопреклонённого Андерса.

***


В ночь после того, как Мередит предотвратила взрыв Церкви и убийство владычицы Эльтины, круг магов Киркволла, Казематы, был вырезан подчистую: мужчины, женщины, дети и старики погибли от рук храмовников. Говорят, им помогал и бывший соратник Защитницы, эльф с лириумными татуировками по телу.

На утро после недолгих судебных разбирательств и скоропалительно вынесенного приговора казнили и саму Хоук, а имение Амеллов стёрли с лица земли по приказу наместника.

После того, как в Киркволле не осталось ни одного мага, в городе наконец наступил долгожданный покой, который не омрачал даже скандал вокруг нового рекрута Мередит.

Бывший тевинтерский раб Фенрис с попустительства Эльтины и при полном одобрении безумной правительницы города Мередит Станнард стал первым в истории эльфом-храмовником за свои заслуги.

Но это была уже совсем другая история.




Ключ: Персонаж похищает щенков мабари Героя Ферелдена на продажу
Название: Лучший друг человека
Пейринг/герои Фенрис, Зевран, на фоне Хоук, Мерриль, Варрик, Герой Ферелдена и мабари
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: PG
Размер: мини (1331 слово)
Предупреждение: ни один мабари не пострадал, в отличие от Зеврана, у которого может наблюдаться лёгкий ООС

Несмотря на первое впечатление и неприятности, в которые он их втянул, Зевран оказался довольно приятным и интересным собеседником. Да и неприятности, стоило признать, таковыми были с большой натяжкой: среди прочих приключений Защитника просьба Зеврана если чем и выделялась, то разве что своей заурядностью.

Всё-таки по сравнению с высшим драконом или армией кунари разборки с обычными наёмными убийцами, пусть даже и прославленными Антиванскими воронами, несколько меркли.

Слегка искупало заурядность ситуации то, что Зевран Аранаи – по его собственным словам, – тем не менее был личностью выдающейся и в некотором смысле даже легендарной: как-никак, один из спутников и близких друзей Героя Ферелдена!

Переглянувшись с остальными, Хоук решил его не расстраивать и не говорить о том, что он не первый из близких друзей Героя Ферелдена, кого они знают.

По крайней мере, он был первым, с кем у них завязалось относительно близкое знакомство. Фенрис не ожидал, что он решит присоединиться к их лагерю на ночь, и тем более не ожидал, что его компания так приятно разнообразит вечер.

– …и в этот момент заходит Огрен, который не просыхал уже неделю к тому времени, невозмутимо берёт чашу и удаляется с ней – и всё это не проронив ни звука! – Зевран заливисто рассмеялся, вспоминая очередную байку.

Фенрис усмехнулся и чуть качнул головой, глядя в костёр. Он слушал вполуха, прекрасно понимая, что правды в его рассказах было примерно столько же, сколько и в романах Варрика, торопливо пытавшегося что-то записывать в перерывах между смехом и беседами. Но это не имело значения; лёгкая атмосфера позволяла расслабиться и хотя бы на время забыть о проблемах, оставшихся в городе, и он сполна наслаждался такой возможностью, растянувшись на постепенно остывающей земле.

Откуда-то из кустов степенно вышел пёс Хоука, понюхал его руку, приветственно ухнул и пошёл донимать хозяина.

– А, – тут же расцвёл в новой улыбке Зевран. – Прекрасное животное. Напомнило мне ещё об одной истории.

– Тебе всё напоминает о новых историях, – хмыкнул Варрик, перелистывая страницу в своей потрепанной и видавшей виды тетради.

– Оо, это история о мабари? – Мерриль радостно захлопала в ладоши, глядя на него огромными глазами, и Зевран кивнул, одарив её белозубой улыбкой.

– Именно так, моё прекрасное дитя. Это было не так давно, всего несколько лет назад, уже после Мора; мы со Стражем тогда отправлялись в Ансбург, но по пути остановились в одной из небольших деревень – мы так устали от опережавшей нас славы, что решили слегка изменить маршрут, чтобы отдохнуть от постоянного внимания там, где нас никто не узнает.

– Другими словами, вы заблудились, – невозмутимо сказал Варрик, то ли на ходу ещё больше меняя его рассказ для своих целей, то ли уловив скрытый смысл в его словах. Зевран снова сверкнул улыбкой, но никак не прокомментировал.

– Нас очень тепло приняли в деревне, – продолжил он. – Особенно один мабари. Вернее… одна, – его глаза хитро заблестели, и он чуть подался вперёд. – Ферелденцы, да? Один лишь взгляд этих проникновенных глаз – и я даже не о себе сейчас говорю, – и сердце Стража не выдержало. Нам пришлось оставить её себе, – он вздохнул с притворным сожалением. – Что я могу сказать? Я был не в восторге, но против меня обратились уже три пары глаз, и я был в меньшинстве.

– Три? С вами был кто-то ещё? – живот отреагировала Мерриль. Зевран подмигнул её и улыбнулся шире.

– Верно. Сердце Стража не единственное оказалось в опасности; я ведь говорил, что у Героя Ферелдена уже был мабари? – выдержав эффектную паузу и переждав понимающий смех, он продолжил: – Да, всё так; следующие месяцы мы наблюдали за тем, как разворачивается прекрасный собачий роман.

Мерриль радостно воскликнула и захлопала в ладоши; пёс Хоука фыркнул и развернулся к костру спиной, словно демонстрируя своё отношение к подобным историям.

Прежде чем кто-либо стал комментировать неожиданно короткую историю, Зевран вскинул руку вверх.

– Но самое интересное, – он окинул всех хитрым взглядом, – было потом. Роман получил своё, как бы это сказать… логическое завершение: спустя некоторое время у нас на руках оказался целый выводок щенков мабари. Между тем мы и так задержались в деревне слишком долго, но отправляться в путь вместе с ними? Немыслимо! Ни Страж, ни новоиспечённые родители не позволили бы подвергать малышей такой опасности.

Почти переставший слушать Фенрис моргнул, разом выходя из своего сонного транса.

История начинала звучать подозрительно знакомо.

Он постарался никак не подать виду, но прислушался внимательней, надеясь, что ему показалось.

– Теперь я хочу, чтобы вы представили себе это, – поучительно заявил Зевран. – У нас было девять здоровых щенков мабари – между прочим, с родословной, которой можно только позавидовать, я хочу сказать, это ведь пёс Героя Ферелдена, да? И всего неделя на то, чтобы как-то решить с ними вопрос – всё это в небольшой деревне, где никто даже не знал, кто мы такие!

В очередной раз подтверждая свой статус самого благодарного на свете слушателя, Мерриль испуганно ахнула и зажала рот руками.

У Фенриса отчётливо засосало под ложечкой.

Дурное предчувствие крепло.

– Надеюсь, вы себе это представили, – голос Зеврана становился все веселее, намекая на близкую кульминацию истории. – Девять щенков! Да? Они ведь не такие уж и крошечные! И вот мы ломаем голову над тем, что с ними делать, никто в деревне не хочет брать собак от каких-то проходимцев, которые вот-вот уедут, у нас остается всего несколько дней… и однажды утром мы просыпаемся, а щенков словно и не было!

Фенрис сглотнул, чувствуя, как внутри у него всё перевернулось.

Земля перестала казаться такой уж удобной, и он подумал, что был бы не прочь, если бы она прямо сейчас его проглотила, спасая от необходимости дослушивать историю до конца.

Он примерно представлял, что было дальше, хотя и помнил её… с другой стороны.

Тогда он только добрался до Вольной Марки – кажется, целую вечность назад, – и ещё не привык к свободной жизни; ему постоянно не хватало денег, а деньги были нужны – если не на еду и ночлег, без которых можно было обойтись, то на услуги, информацию и самое главное – молчание. За последнее платить приходилось часто и много, а значит, приходилось постоянно искать и способы заработать.

Странного эльфа на работу брали неохотно. Никто не хотел иметь с ним дела; тех, кого не пугал его внешний вид, отталкивало поведение.

Фенрис не считал себя вором. Но иногда приходилось и воровать.

Что именно сподвигло его в тот день забрать с одного из постоялых дворов корзинку со щенками, он толком не мог объяснить – в тот момент ему даже не пришло в голову, что рядом может быть их мать, и о последствиях он как-то не думал. Зато думал о том, что многие люди готовы отвалить круглую сумму за щенка мабари.

И не прогадал. Щенков в ближайшем более крупном селе разобрали быстро и без вопросов, щедро заплатив за каждого; он с трудом представлял, какие трудности могли возникнуть с этим у Героя Ферелдена, но об этом Фенрису вообще думать не хотелось.

– …Конечно, сначала мы волновались, – со смехом продолжал Зевран. – Мало ли, что могло случиться с малышами, да? Они могли попасть в плохие руки, их могли…

Пёс Хоука вскинул голову, обернулся через плечо и тихо жалобно заскулил. Зевран покачал головой и тихо усмехнулся.

– Хорошо-хорошо. Забегая вперёд: с ними всё было в порядке, – пообещал он псу, и тот тут же успокоился. – К сожалению, расследовать это преступление нам было некогда, и пришлось выдвигаться в путь, оставив всё как есть; представьте наше удивление, когда в ближайшем селе нам стали встречаться дворы со щенками!

Мерриль радостно запищала, а Хоук потрепал тихо ворчащего пса по ушам; Фенрис по-прежнему смотрел только на огонь, надеясь, что в ночных сумерках никто не заметит яростного румянца на его лице, или спишут на жар от костра.

– Как оказалось, – со вздохом закончил Зевран, – ночью кто-то украл щенков и продал их жителям. Говорят, – он неожиданно пристально посмотрел на Фенриса и тонко ухмыльнулся, – это был эльф с таким суровым лицом, что никто не посмел ему отказать.

Фенрис тяжело сглотнул, но выдержал его смеющийся взгляд. А Зевран вдруг подмигнул ему и снова переключился на остальную компанию.

– Ну, конечно, мы так и не узнали, кто это был, – невозмутимо сказал он и повёл плечом. – Но кто бы он ни был, он оказал нам огромную услугу! Иначе нам бы пришлось раскрыть, кто мы такие, чтобы пристроить малышей.

Разговор пошёл дальше, но Фенрис уже не слушал. Он прикрыл глаза и тяжело вздохнул, отчасти всё ещё надеясь, что Создатель смилостивится над ним и даст ему провалиться под землю.

Кто бы мог подумать, что щенков он украл у самого Героя Ферелдена.










I часть || II часть

@темы: слэш, мабари, м!Хоук, ж!Хоук, джен, гет, арт, Фенрис, Мерриль, Мередит, Изабела, Зевран, Герой Ферелдена, Варрик, Андерс, Авелин, Wintersend

Комментарии
2017-02-10 в 13:42 

Бартер от штата леди Монтилье. :3
Увлеклась и прочитала все фики в этой части выкладки, но пока выскажусь о двух, понравившихся больше всего.

"Враги среди нас" оказался написан по ключу, накуренному лично мной, и исполнение стало приятной неожиданностью: не думала, что про столовое серебро придумают крипи-стори! :nechto: Вижу, что в жанрах крэк, но читается текст, как самый настоящий ужастик. Нарастающее напряжение приятно пощекотало нервишки - автор грамотно играет на т.н. "fear of wrongness", когда пугающие моменты построены не на кровькишкахпидорах (:gigi:), а на мелочах и специфически расставленных акцентах. В данном случае больше всего понравились вопросы, которые начинал задавать демон. Сами по себе они не страшные, почти обычные, и вот это-то почти, ширящееся с каждым вопросом, получилось очень хорошо, особенно в сцене с Андерсом. Отдельно хочу отметить болезненное сочетание сексуального желания и страха перед связью с мужчинами у Фенриса. Сильный, дарковый мотив - классно, что автор решил отталкиваться именно от него.
Минусов не много, в основном они искореняются вычиткой после перерыва или с помощью беты (черти пробегают неканоничные и ещё кой-какая мелочь). Но! Птеродактиль. Он... не то чтобы прямо испортил часть про Андерса-демона, но когда читаешь-боисся, и тут вдруг он... Сбивает настрой. Уж или крэк с первых абзацев, или совсем без него, потому что внезапные одинокие крэковые элементы в середине текста не работают. В целом текст зашёл весьма и весьма.

"Лучший друг человека" такое мимими. :love: Понравилась атмосфера фика в целом, и порадовало максимально адекватное раскрытие ключа, который на первый взгляд на канон не натянешь. Зевран получился такой... охолонувший.)) Во времена ДАО он бы Мерриль дитём не назвал, ящитаю, а тут уже несколько остепенился или постарел эхехе. Следящий за рассказом мабари понравился больше всего! :dog:
"Говорят, – он неожиданно пристально посмотрел на Фенриса и тонко ухмыльнулся, – это был эльф с таким суровым лицом, что никто не посмел ему отказать". Картина представляется ужасно забавная.
Ну, и плюс автору за разбавляющую милоту причину кражи щенков - обоснуй удачно заземляет весь фик, благодаря чему тот не кажется приторным. Позитивные истории, построенные на нейтральном фундаменте, мною как читателем особенно любимы.
Из минусов заметила только всё те же мелочи, убирающиеся бетой и вычиткой.

Рендер! Замечательный у вас рендер. По существу, к сожалению, ничего не могу сказать, потому что не знаю о рендере ничегошеньки, но выглядит всё очень эффектно. :vo:

2017-02-10 в 14:55 

LenaSt
Не стоит распыляться ради людей, которые не хотят видеть в тебе <s>божество</s> достойную личность (с)
Я прочитала Фенфарел и меня бомбит. Автор! Ну пачиму вы не оставили Фенфарела с Фенрисом и Мерриль:weep:?
Я все ждала, что малыш так и останется с ними. Но... но... но
бзсхднст

Оно такое славное, легкое, и Фенрис и Мерриль замечательные и очень вхарактерные. Я так и слышу, как Мерриль говорит
«Смотри, Мерриль, — как бы говорят мне боги, — вот тебе новая жизнь, позаботься о ней и на этот раз не испорти всё!».
Очень понравилось их взаимодействие, я уже почти на грани зашипперить.

В общем, прочитала с большим удовольствием, спасибище автору, но концовка расстроила немношк. Но это само собой мои прихоти))

Лучший друг человека. Ну я вообще люблю все про собак, поэтому прочесть было приятно и главное, все у всех в итоге хорошо сложилось:vict:

Как же задолбали ваши птеродактили!
Гы. Оч выразительно получилось:lol:

Спасибо вам, я еще не со всем познакомилась, но еще попозже к вам загляну:rotate:

2017-02-11 в 19:57 

Раэлла
Попытайся отнестись ко всему этому как к забавной истории (С) Туу Тикки
Фенфарел - убойная доза флаффа! :laugh: Обычно я к флаффу отношусь настороженно, но эта история мне очень понравилась - во многом еще и тем, что персонажи в процессе действа МЕНЯЮТСЯ! На самом деле, это такая редкость в фиках, что этот запомнится мне надолго. Спасибо вам, автор! :heart::heart::heart:
Войны не будет очень сложное отношение к фику. С одной стороны пометка дарк!Фенрис все объясняет. А с другой - во мне все воет и сопротивляется. Безумный - да, опасно-вспыльчивый - да, но хладнокровный бессердечный убийца? Аааа!!! :weep3:

2017-02-12 в 02:03 

LenaSt, Ну пачиму вы не оставили Фенфарела с Фенрисом и Мерриль?
Герои должны захотеть быть вместе не только из-за общего сына:-D Им в самом деле стоит уже делать своих :laugh:. Тем более что Фенрис сам говорил, что они, эльфы, мастера плодиться и размножаться)
А вообще автор отчего-то с самого начала, на стадии придумывания, увидел почему-то именно эту концовку и, хотя ему самому нравилась семья из Фенриса с Мерриль и подкидыша, решил держаться этой линии до конца.

Очень понравилось их взаимодействие, я уже почти на грани зашипперить.
Смело переступайте за грань :eyebrow:. Почему бы и нет)
Спасибо за отзыв :heart: Обязательно загляните к нам ещё, у нас много прекрасного :dance2:

Раэлла, во многом еще и тем, что персонажи в процессе действа МЕНЯЮТСЯ! На самом деле, это такая редкость в фиках, что этот запомнится мне надолго. Спасибо вам, автор!
:dance2: Спасибо! Автор рад, что удалось это передать.

Безумный - да, опасно-вспыльчивый - да, но хладнокровный бессердечный убийца? Аааа!!!
Автор пересмотрелся роликов-прохождений, где Фенрис встаёт на сторону храмовников, а Хоук прочит ему храмовничье одеяние, и его, похоже, куда-то не туда понесло:alles:
Спасибо большое, что всё равно прочитали и отозвались!:sunny:

URL
2017-02-15 в 18:57 

taty@nka
пушистый ёжик
Враги среди нас - что ж Фенрису так не везет-то.))))))) Хотелось бы продолжение о том, как все таки Андерс избавит бедного эльфа от демона.))))

Фенфарел - очень мило.)) Понравилось, что несмотря на все трудности, Фенрис все таки переживал за ребенка.

— Это… твой, что ли?
— Да с чего вы все это взяли?! — взорвался Фенрис

представила эту картину :lol:

Войны не будет - текст написан хорошо, но такого Фенриса я, увы, не люблю. =/

Лучший друг человека - интересная работа.))

2017-02-16 в 20:19 

Fenris!Team
taty@nka, спасибо большое!) И здесь возьму на себя смелость сказать за всех авторов - нам ужасно приятно ваше внимание :red:


что ж Фенрису так не везет-то
судьба у него такая :laugh:

2017-02-17 в 19:06 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
Как же задолбали ваши птеродактили!
И не одного Фенриса, я замечу.

Враги среди нас

Категория: джен
Меня давно так не обманывали. Короче - мне крайне не понравилось.
Пытался прочесть, но во-первых автор явно не справился со смешением жанров, во-вторых, выдавать рейтинговый слеш за джен или даже за кокетливый преслеш - это дно. Не надо так делать.

Фенфарел
Прекрасное раскрытие ключа, понравилось взаимодействие персонажей. Не понравилось - пару раз царапнуло вольное обращение автора со склонением имен собственных (закину удочки в сторону Каземат, Надо позвать Цветочка,), зачем-то переименованная Мерриль - она же Маргаритка, а не Цветочек, и некоторые фразы Мерриль были на грани ООСа, она себе на уме, но в тексте с этим перебор, она местами идиоткой кажется. Финал... Финал, к сожалению, логичен, но очень уж в духе ситкомов, когда с персонажами что-то случается, но в конце серии все приходит в изначальное состоянии. Хорошо хоть тут есть явный намек на изменение их отношение друг к другу.

Войны не будет
Тоже хорошо решенный ключ
Текст понравился идеей, однако он неравномерен - долгая, растянутая сцена та-самая-сцена с Андерсом, и пунктирное перечисление остальных событий. Его бы расширить, чтобы поступки и мотивация Фенриса были показаны, а не рассказаны. Так-то при определенных обстоятельствах (которых в фике нет, но они достраиваются на раз-два, по крайней мере для меня) он вполне может стать агентом Мередит.

Лучший друг человека
Браво! Безупречно и решение, и исполнение!

2017-02-19 в 21:37 

Мэй_Чен
Absit omen
LenaSt, Раэлла, taty@nka, Кротик мой любимый, спасибо огромное, пусть и запоздалое, за отзывы от автора "Фенфарела" и "Войны" :heart:
И вообще что за поддержку команды :heart:

taty@nka, текст написан хорошо, но такого Фенриса я, увы, не люблю. =/
Я, честно говоря, тоже, но Фенрис пал жертвой ключа :-D

Кротик мой любимый, Не понравилось - пару раз царапнуло вольное обращение автора со склонением имен собственных
Увы, автора подвело неглубокое погружение в лор. Как и в этом случае: она же Маргаритка, а не Цветочек
Я просто играла довольно давно и подзабыла( Надеюсь, это всё-таки не сильно испортило впечатление от текста.

некоторые фразы Мерриль были на грани ООСа, она себе на уме
Боюсь, что тут у меня с Мерриль как с Алистером из ДАО, только наоборот - там, где он мне кажется инфантильным и туповатым, другие видят канон:laugh:
Ни в коем случае не считаю её глупой, она умная девочка и местами очень тонкий тролль (вспомнить хотя бы диалог с Андерсом о котёнке). Здесь скорее некоторое шутливое утрирование для того, чтобы общая атмосфера фика о брошенном ребёнке не была слишком безрадостной.

Финал, к сожалению, логичен, но очень уж в духе ситкомов,
Для меня это скорее было развитие отношений между Фенрисом и Мерриль, которые смогли сблизиться друг с другом через совместный уход за подкидышем, и Фенрис очень меняется в процессе - и обретает некий смысл жизни, и пересматривает своё отношение к магу (пусть и одному) :-) Но если какое-то подобие любовной линии вы всё-таки увидели, это здорово:-)

однако он неравномерен
Боюсь, что вы слишком мягко сказали, там совсем швах с композицией :-D Я, честно говоря, больше боялась за то, что наделаю косяков в матчасти, и слышать от вас, канониста, что ситуация возможна и всё Ок в этом плане, я очень рада!
И простите за простынь)

     

Secondary Quests

главная