Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:24 

Демон Праздности: 3 тур

team!Sloth

Ключ: 237 Персонаж рассказывает ребенку сказку на ночь, делая/выставляя себя главным героем
Название: Тёзка мёртвой королевы
Автор: team!Sloth
Бета: team!Sloth
Пейринг/Персонажи: Праздность, маленькая магесса дочь Эамона и Изольды (Роуэн), Коннор
Категория: джен
Жанр: ангст, отчасти POV Праздности
Рейтинг: PG
Размер: 1405 слов
Предупреждение: Главгероиня бежала из Кинлохского Круга, таймлайн DAI, якобы добрый Праздность.
Саммари: В сказке есть много правды, среди правды найдётся и ложь, а намёки есть и там и там. Праздность знает, как легко это совместить ради тела одной маленькой магессы.

Дети — излюбленное лакомство в Тени. Легкая добыча, у многих из них — молчаливых, не потерявших надежды, напуганных — множество сладчайших грёз и ярких, тревожных эмоций.

У маленьких магов — особенно.

Маленькая смертная вытаращила такие же испуганные глаза, что были и у её рыдавшей после смерти первого ребёнка матери, но тут же отвернулась, съёжившись комочком в углу созданного Тенью сарая. Мучившие её страхи были настолько давние, что желание никогда больше не страдать стало её несбыточной мечтой.

Праздность выбрал облик старого чародея, что был похож лицом на её отца и позвал:
— Смертная, поднимись.

Маленькая смертная пробурчала тише, чем когда храмовники её обзывали «тёзка мёртвой королевы!» или когда слышала храмовичьи сплетни про «племяшку Роуэн, что самого Геррина дочка!».
— Не буду, демон!
— Я лишь здешний обитатель, что видит людское горе.

Маленькая смертная насупилась, но чуть приподняла глаза:
— Вредный демон.

Праздность как бы невзначай заметил:
— Твои слёзы можно осушить.
— Я устала, — маленькая смертная подняла на него глаза, но увидев его в полный рост, тут же опустила голову, упрямо тряхнув рыжеватыми хвостиками, — из дыр в небе много демонов, мы всё время бежим, а папа не сможет написать мне из Редклифа. Говорят, там ещё хуже. У меня болят ноги, я не смогу так долго бежать.
— Это можно исправить.

Смертная ещё крепче обхватила себя руками:
— Уйди, — стоптанные ботинки поглубже зарылись в тонкие и колючие жёлтые полоски, которые она называла соломой.

Праздность давно наблюдал за маленькой смертной, чтобы знать, как легко её отвлекают и злят такие вопросы:
— Знаешь, девочка, кто твои родители?

С виду глупый вопрос оказался эффективен и маленькая смертная подняла глаза:
— Знаю! Папа мне давно не пишет, я за него боюсь. Прочь, демон, мне говорили тебя не слушать!
— А ведь я знаю, из-за чего умерла твоя мама…
— Она бы не умерла, если бы я не родилась, папа тогда написал мне. Это так несправе…
— Ох, ты зря себя винишь, девочка. Сейчас нас никто не слышит, того мага, что помог мне проникнуть к тебе впервые, уже давно нет в живых, а мои сказки…
— Прочь! Я не желаю тебя слушать!

Праздность воспарил над очередным ледяным копьём, что сколодвала малышка.

— О, ты не уйдёшь из сна, ты пока не умеешь мне навредить…

Смертная зажала уши ладошками, изо всех сил делая вид, что не напугана:
— Ляляля, я демонов не, слуша…
— О нет, меня ты дослушаешь. Это я сейчас хозяин твоей дремоты.
— Хорошо, говори.

Маленькая смертная приняла вид, как когда притворялась прилежной перед учителями, на самом деле рисуя рожицы на листах. Она не первая, кто думает, что её никто не переубедит.
И Праздность начал свой тихий монотонный рассказ.

***


Знаешь, когда-то жил на свете один маленький смертный, что тоже был магом. И был на свете медведь, с которым он иногда играл. Медведь был тихий, спокойный, лежал себе безмятежно и ждал таких же тихих соседей в своём тихом и чуждом тревоге краю.

Как-то раз он почувствовал, что кто-то набрёл на его вотчину, оглашая своими всхлипами и бередя чувством тревоги его покой. Да, маленькая смертная, медведь был мудр и мог чуять все горести и тревоги, что исходят от душ смертных. Он знал, как сильно его горе и мог его утешить. Что? Да, смертная, это он был сыном твоих родителей. И тогда я знал, да и знаю теперь, как его утешить. Почему не смог спасти? О, это то, чем навредили ему глупые люди и следствие чужих ошибок. Но в сказке есть намёк, как их избежать.

А тогда смертный попал сюда не впервые, и, напуганный моими излишне агрессивными знакомыми, лишь тихо плакал, размазывая слёзы по щекам.

Медведь подошел на пару шагов и сказал:
— Не тревожься.

Смертный сидел, даже не оборачиваясь, уткнувшись лицом в коленки, как и ты, не видя медведя за спиной.

— Я проклятый!
— Ты просто смертный. Останься здесь.
— Я не хочу!
— Не волнуйся, здесь не так плохо.
— Я хочу домой, к маме!
— Зачем?

Маленький смертный удивился. Он не знал возможностей медведя, а когда обернулся, то непонимающе спросил:
— Ты кто?
— Медведь.
— Таких медведей не бывает! Они все не разговаривают и без шипов!
— А я вот такой медведь и я есть.

Маленький смертный позабыл о доме, и его слезам уже не было суждено пролиться в их первую встречу. Вместо этого он стал ходить вокруг него, удивляясь и присматриваясь. Медведь же блаженно лежал, давая себя рассмотреть.

Наконец, он спросил:
— А ты волшебный, верно? Как и я? С магией?
— Да, — ответил медведь, — я таким родился, как и ты.

Маленький смертный заинтересовался:
— А как ты появился?
— Я уже и не помню, смертный, — зевнул медведь.
— И почему ты всё время так меня называешь? — захлопал глазами смертный.
— И как же мне тебя называть? — спросил медведь.

Маленький смертный удивился ещё больше:
— По имени, конечно!

Медведь сонно закрыл глаза:
— И как же тебя зовут, смертный?
— Не скажу!
— Тогда я буду звать тебя просто «мальчик».

Маленький смертный обиделся и заявил:
— Коннор. И вообще, я сын эрла Редклиффа. Ты знаешь такого?

Медведь приоткрыл глаза:
— Нет. Но благодаря тебе я буду знать, мальчик.
— Не называй меня так! Я Коннор Геррин.
— Мне лень запоминать, — опять закрыл глаза медведь.

Но несмотря на это, медведь всё же запомнил имя мальчика.

Тот оказывался в этой части Тени всё чаще, всё больше интересовался медведем, удивлялся растущим у него из шкуры шипам и удивлялся, когда медведь разрешал их трогать и подробно расспрашивал его, удивляясь, почему медведю совсем не больно. Мальчик уже знал, что такое презрение к магии и не телесная боль.

У вас, смертные, есть странное понятие — «время». Оно течёт, как вода, неизбежно, как жизнь и смерть и всё меняет, как меняется Тень. Как бы то ни было, время проходило, пока медведь безмятежно ожидал.

Мальчик приходил к нему, и высыхали частые слёзы у него на щеках, унимался страх, а рассказываемые медведю истории веяли на него свежестью мира живых. Медведю же было хорошо от тех историй, которые не нужно было добывать без особых усилий, и коих было великое множество.

Временами он расспрашивал мальчика о мире за Завесой и получая ответы, удовлетворённо засыпал, давая мальчику его разглядеть и тактично не тревожа.

Но однажды всё изменилось.

Мальчик не смотрел на медведя, не говорил с ним, только шмыгал носом и не слушал его успокоительных речей. Медведь ждал, терпел, но когда задумчивый и хмурый мальчик стал хмуро обходить его владения, спросил:
— В чем дело, мальчик? Что не даёт тебе покоя?
— Я не хочу здесь бывать. Йован говорит, мне надо уйти. Это ты меня тут держишь! Отпусти!
— Мне лень, мальчик. Тебе просто нужно немного покоя.
— Нет! Отпусти по-хорошему! — нетерпеливо требовал мальчик.
— Я дам тебе все мечты, что станут твоими грёзами.
— Прочь!
-… Они будут утешать тебя…
— Прочь!
-… Тебе просто нужно остаться здесь.
— Прочь, я не хочу! — закричал на медведя смертный, пытаясь убежать. Как бы он его ни ждал и не надеялся на встречу, но больше медведь никогда его не видел.
Смертный его так и не послушал. А затем его разум захватили гнев и назойливые желания и я больше не смог ему помочь. И отринув дружбу с медведем, в итоге погиб.

Такова моя сказка, смертная, засыпай быстрей.

Чего? Зря ты мне не веришь.

Знаешь ли ты, что это был твой брат? Что, отец очень не любит о нём упоминать? Медведь хотел помочь ему, он мог даровать ему все блага и покой, а тот лишь боялся соего дара и возможностей, боялся покоя.

Да, он умер от чужих рук. Чьих? Это сделала твоя мать. Зачем? Она боялась его также, как люди боятся магов.

Да, она мертва. Да, ты сможешь увидеть её и брата если останешься со мной. Что? Да, здесь они обитают в мире, не зная боли и вины. Видишь, как они машут издалека и кричат «Роуэн»? Не хмурься, не стоит так грубо меня называть. Я лишь дух, что готов не дать тебе ошибиться точно также.

О, ты опять грубишь мне. К чему лёд на ладошке? Ты ведь рискуешь, колдуя спросонья. Если проснутся старшие маги — тебе несдобровать.

Что, всё также зовешь меня демоном?

Что ж, я могу оставить тебя. Но знай: следом придут иные. Те, что сильнее и хитрее меня. Мои собраться не оставят тебе выбора. Жаль, что ты этого не желаешь признавать, маленькая смертная.

Хм, тебя всё же сморил сон по мере того как ты выходишь из Тени? Я знал, что это случится, пускай и без моей помощи.
Ведь такая магесса как ты уже связывалась с духами, а вне Тени это так затратно для магов. Тогда у тебя есть шанс вернуться в Тень за новыми силами.

Тем лучше для твоей такой тревожной и пропитанной миром живых юной души.

А я пока побуду медведем и усну тоже.

Если интересно то ты прогоняй, прогоняй меня, смертная, что так вымоталась от моих назойливых и шумных сородичей. Ты все равно устала их слушать, устала от храмовников, разрыва в небе, от страшилок старших магов, что скоро снова будут храмовники и Круг…

А значит, я обязательно вернусь.

Ключ: 229 Персонаж заражается Скверной
Название: Я надену пустоту
Автор: team!Sloth
Бета: team!Sloth
Пейринг/Персонажи: м!Амелл/Морриган, Праздность
Категория: джен
Рейтинг: PG
Размер: 738 слов
Саммари: это ещё не конец
Предупреждения: АУ, пафос, вольное обращение с лором, сова и глобус против.

– Тьма, что льётся из пустоты, поглотит всё, – говорит Морриган, – землю и сами звёзды.
Её лицо в ночном полумраке – белое пятно; та самая последняя звезда, о которой она иногда упоминает, думает Амелл.
Не то чтобы его волновала судьба звёзд, не то чтобы он беспокоился о земле, его самого тьма пожрёт ещё раньше, и потому он жалеет лишь о том, что не увидит завершения истории. Есть какая-то ужасно злая ирония в том, чтобы умереть лишь немногим раньше конца мира, впрочем, всегда есть надежда. Мир всегда может справиться чуть быстрее, и не только из-за наступающей тьмы. Просто люди всегда так делают.
Просто мир безумен сам по себе.
Просто большинство живущих может позволить себе не замечать этого.
Пока что может, думает Амелл, эта мысль, как всегда, его радует. Он не то чтобы желает кому-то зла – на самом-то деле он никогда не встречал большую часть населения мира и деятельно их не любить у него причин нет, – просто ему хочется, чтобы хоть раз безумия всем досталось поровну.
– Тьма, что рождается в пустоте, – говорит Морриган, глядя в небо широко открытыми глазами.
Тьма в его крови, тьма в жилах мира, тьма на границе снов, тьма в теле ребёнка, которого носит Морриган, тьма в изумрудных водах источника, дающего жизнь.
Тьма, которую здесь называют скверной, тяжёлая, липкая, жаркая как чёрное масло, что рождается в недрах земли из останков живших века и тысячелетия назад.
Они думали, что Мор – болезнь, которую можно исцелить или удалить из тела. Они ошибались – это был лишь симптом, на краткое время снимаемый лекарством. Мир был рождён больным. Мир был рождён безумным.
Амеллу почти нравится эта идея. Задуманный искажённым или проклятый до рождения. Красиво. Почти роднит его с миром, почти заставляет испытывать хоть какое-то понимание.
Морриган смеётся, когда говорит о последней звезде и о том, что её свет тоже уйдет в пустоту. В такие минуты Амелл почти любит её, так, как она никогда не будет любить его: он – инструмент в её руках, он забавляет её и он понимает её лучше любого из живущих, она – его тёмная дева, так же не знающая, что делает, так же ведомая иной силой.
– Боги входили в пустоту и возвращались безумными, – говорит Морриган. Встряхивает головой, коротко смеётся и вздыхает: – Я так устала. Я так хочу, чтобы уже что-то началось.

Тень – отражение мира, но в ней свои законы. У неё нет устоявшейся карты, есть лишь точки, связанные с чувством или воспоминанием, к которым можно подтянуть любой пейзаж.
Морриган – наполовину кровь одной из тех, кто жил до раскола миров, – идёт по Тени легче чем по дорогам людей; Амелл всегда входит в Тень в одном и том же месте, сколько бы ни пытался отыскать другой ход, видимо, этот уголок и всё, что было после, всё ещё раздражает его сильнее прочих.
Тьма на границе снов, тьма в изумрудных водах, тьма, льющаяся из бездны.
Должно быть, прежде он был слеп.
Можно было просто догадаться: если Тень – отражение мира, она больна той же хворью. Теперь он видит это и понимает, что видел прежде, но не мог истолковать знаки.
Первый демон, которого он повстречал уже зная, кто это, чуть приподнимает тяжёлую голову.
– А, – неторопливо тянет демон, – мальчишка с дурацкими шуточками.
Праздность похож на морового медведя – свалявшаяся шерсть, потемневшие глаза, – и, должно быть, ему тоже больно, но он держится с прежним ленивым почти-достоинством.
– А, – привычно отзывается Амелл, – старый клубок шерсти.
– Что, хорош? – праздность принюхивается и облизывает нос. – Ничего, мне побольше твоего осталось.
Можно было просто догадаться: оба мира были больны с рождения, и уже не разберешь, который из них проклял другой, или проклятие было сотворено в момент разделения.
О проклятиях Амелл знает достаточно, что неведомо ему – известно Морриган. Проклятия живут своей жизнью с того мига, как изречены, и на самом деле создатель почти не имеет власти над ними. Кто бы ни проклял их мир – живое существо, безусловно, у духов и демонов недостаточно того, что называют душой, чтобы уплатить за творимую магию, – он не представлял, во что выльется его слово.
Или представлял, думает Амелл, может, он был вроде меня, только ни одна тёмная дева не треснула его посохом в лоб в нужный момент.
– И что ты собираешься делать? – спрашивает он?
– Как всегда, – праздность фыркает, – ничего. Всё пойдёт своим чередом.
– Не всё, – говорит Морриган у него за спиной.
Она стоит среди бурого тумана, положив ладонь на живот, и улыбается. Улыбкой Флемет: ведьмы, божества, дракона, женщины.
– Я плоть от плоти человека, – говорит она, – и кровь от крови богини. Моя мать указала мне путь, и теперь я знаю его.
И Амеллу кажется, что он видит незримую броню вокруг её тела – доспех, сотканный из пустоты.

Ключ: 152 Персонаж умер и стал призраком.
Название: Колыбельная
Автор: team!Sloth
Бета: team!Sloth
Пейринг/Персонажи: ОЖП
Категория: джен
Рейтинг: G
Размер: ~ 800 слов
Саммари: Что-то пошло не так. Или так. В общем, сказочка про эскапизм.
Предупреждения: первое лицо и прочие сомнительные вещи, вольная трактовка.

Я знала, что ничего хорошего не выйдет.
Если бы мне давали по камню каждый раз, когда я оказывалась права, к концу жизни я могла бы построить город. Ну или хотя бы накопить достаточно материалов и не найти строителя. Да и город, пожалуй, оказался бы никому не нужен.
Если бы кто-то вообще спрашивал моего совета, моя жизнь, пожалуй, была бы спокойнее, а чужие проще. Спешить надо медленно, сказала бы я девяти из десяти окружающих, которым приходили в голову гениальные, требующие немедленного воплощения идеи. А ты точно хочешь этого, спросила бы я у половины приятелей, щедро делившихся фантазиями. Если бы в этом был хоть какой-то смысл и если бы все они хотели слушать, а не только говорить и бежать куда-то словно щенки, не знающие, куда деть энергию.
Я просто молча знала, что ничего хорошего не выйдет.

Тень, говорили они, источник силы, говорили они.
Говорили что-то ещё, но мне было неохота ни вслушиваться, ни спорить.
Я знала о Тени самое важное ещё с тех пор, как была сопливой девчонкой: она не отличается от нашего мира, и её можно испортить тем же самым. Как и всегда – неуместной суетой, непрошенной спешкой. Кому нужно ещё больше силы, если ты не собираешься тащить груду камней через весь материк, сказала бы я (пожалуй, мне стоило прекратить думать о постройке города, в конце концов, он был не самой удачной метафорой), просто подожди и подумай, что можно сделать с тем, что уже есть.
Подсказка: можно выбрать идеальный момент, в который останется только сдвинуть события самую малость.
Но всем, кого я знала, не терпелось ухватить дракона за хвост и потом притворяться, что это они сами едут верхом и вовсе не рискуют свалиться в любой миг.
Пожалуй, после этого мига я даже не стала бы говорить, что предупреждала.

История всей моей жизни, если бы кто-то взялся записывать: соглашаться на бессмысленные идеи менее энергозатратно, чем спорить.

Мне всегда нравилась Тень. Она нетороплива. Она даёт достаточно времени, чтобы поразмыслить. Она изменчива и в то же время постоянна, она возвращается к своей исходной форме, как бы ты ни пытался её переделать.
Поздно или рано, но в Тени не останется даже следа от того, что там собираются делать мои неугомонные товарищи. Насчёт нашего мира я не уверена.
Возможно, они что-нибудь в нём сломают. Возможно, я тоже буду иметь к этому отношение, потому что мне было слишком лень объяснять и так понятные любому разумному существу вещи.
Возможно, я наконец-то плюну на всё и просто усну.

Тень пела.
Странно, я никогда не замечала этого раньше.
Я читала в книгах о песне лириума и думаю, что слышала её, но сейчас я впервые заметила, что и Тень поёт: на самой грани слышимости, убаюкивающий шелест, первый шум, что мы помним, мерный ритм сердцебиения. Мне даже почудилось, что можно уловить слова – если не вслушиваться.
Тень пела. Тень расстилала дорогу и тут же смыкалась за спиной, стирая всякий след.
А ведь я до смерти устала иметь дело с людьми, не способными остановиться и поговорить.
Я закрыла глаза и позволила песне вести меня.

Я не открыла глаз, когда подумала, что замёрзла, и холод понемногу ушёл – или стал неважен и я перестала его замечать. Песня вилась вокруг меня что твоя кошка – прежде я думала, что о звуке нельзя так сказать, но она кружила вокруг, взлетая и опускаясь, и тёрлась об мои руки, мягкая и обволакивающая, оставляющая клочки пуха, и просачивалась сквозь меня. Мне показалось что я засыпаю, и я удивилась – только сейчас?
Мне снились люди, бродившие по моему дому, люди, которых я не знала, и когда я заговорила с одним из них, он испугался.
Я проснулась и увидела клубящуюся бесформенность Тени; песня взметнулась и притихла, оставив только еле различимый барабанный бой.
Я проснулась не в нашем мире.
Что ж, об этом я тоже читала.
– Значит, я умерла, – громко сказала я, и вдалеке метнулись врассыпную тусклые огоньки, напуганные шумом.
Песня скользнула сквозь меня, и страх кончился, прежде чем я успела его осознать.
По крайней мере, у меня не было никого кроме случайных знакомых. По крайней мере, пока я ещё себя помню – я не обманывалась, скорее рано чем поздно моя память сотрётся и не останется ничего, – я ещё смогу напугать парочку людей и удержать их от слишком деятельных глупостей. Ну, а после я опять засну и не замечу, как растаю.
Почему-то это пугало меньше, чем прежнее осознание физической смертности.
Тень расстилалась передо мной ковром, и я подумала, что потихоньку смогу построить тот самый город, и отражение его сохранится в видениях дольше, чем моё имя – в памяти живого мира.
Но сначала я немножко поразмыслю.

Я открываю глаза, заслышав чей-то испуганный возглас.
Человеческий разум, детский, яркий, почти как – почти как существо, которое я откуда-то помню, самую малость; дитя смотрит на меня, считая, что выглядит решительно и уверенно, но я слышу дрожь в голосе, когда оно говорит:
– Я всё равно справлюсь с тобой, демон.
– Зачем? – спрашиваю я и добавляю фразу, которая кажется мне очень знакомой: – Ты точно этого хочешь?
Демон, ха.
Мне ужасно лень спорить.

Ключ: 237 Персонаж рассказывает ребенку сказку на ночь, делая/выставляя себя главным героем..
Название: О детях и демонах
Автор: team!Sloth
Бета: team!Sloth
Пейринг/Персонажи: демон праздности, ОМП
Категория: джен
Рейтинг: G
Размер: ~ 800 слов
Саммари: главное - вовремя лечь спать
Предупреждения: мимими и уняня.

Бытие демона праздности было размеренным и уютным. Тихо, спокойно, только иногда мимо кто-нибудь проходил, что-то хотел, но праздности всегда удавалось решить вопрос самым неутомительным способом. Справиться же с тем, что его выдергивают из привычного места, из родной уютной Тени, оказалось гораздо сложнее. Праздность открыл глаза, огляделся и обнаружил себя в реальном мире.
Реальный мир ему не понравился. Холодно, неуютно... Вокруг была какая-то отвратительная обстановка, какую видели в кошмарах некоторые из смертных. Деревянные стены из потемневших досок, скрипучий пол, жалкое тряпье вместо занавесей и покрывал.
- Ты демон?
В детском голосе звучало любопытство. Демон повернул голову. Так и есть. Мальчишка. Совсем маленький, но фонит магией, весьма ощутимо.
- Демон, - согласился демон и зевнул. - Что тебе надо, смертный?
- Расскажи мне сказку! - потребовало маленькое чудовище.
- Чего?! - изумился демон. Мальчик насупился.
- Папа ушел, а я не могу заснуть без сказки!
- И для этого ты вызвал меня, - обреченно понял демон. - А что, больше вариантов у тебя не было?
- Неа, - помотал головой мальчишка. - Мы прячемся. Папа сказал, что его убьют, а меня увезут и запрут в башне.
Это было понятно. Человеческие маги часто говорили об этом. Демон вздохнул и сел. Человеческая мелочь иногда проходила мимо него в Тени, и это были самые надоедливые существа в мире. Проще было смириться и рассказать сказку.
- Ладно. Ложись в кровать, а я буду рассказывать.
Мальчик кивнул, забрался в постель и укрылся старый многократно латанным одеялом.
- Эта история случилась... давным-давно. Жил-был один демон. Он был очень, очень умный, очень могущественный, он повелевал звездами...
- Демоны так не умеют! - возразил мальчик, приподнявшись.
- Откуда ты знаешь? - возразил ему демон. - Ты что, был демоном? Тем более, могущественным?
- Нет, но папа говорил...
- Ага, именно поэтому твоему папе надо прятаться, именно потому, что папа все знает и умеет, - фыркнул демон. - Ты будешь слушать, или я пойду?
- Я слушаю, - заверил мальчишка. Демон вздохнул.
- Это был демон праздности, - сказал он. - Поэтому он, хотя и мог повелевать звездами и устроить конец света, но не хотел. Ему больше нравилось созерцать звезды, такие красивые и блестящие. Нравилось, когда мимо проходили разные существа - за ними можно было наблюдать, когда не спишь, навевать им сны...
- Демоны навевают кошмары! - снова встрял неугомонный ребенок. Праздность вздохнул.
- Вовсе нет, - сказал он. - Что бы ты предпочел - собирать во сне цветочки или путешествовать по разным интересным местам?
- Конечно, путешествовать!
- Вот видишь, - согласно мотнул головой праздность. - Как можно назвать кошмарами исполнение тайных желаний? Мы все навеваем те сны, которых вы хотите, смертный.
- Ты так говоришь, как будто вы делаете нам добро, а папа говорил...
- И именно поэтому ты вызвал демона, чтобы он рассказал тебе сказку! - возмущенно фыркнул праздность. - Вызывал бы духа сострадания!
- Они меня не слышат, - смущенно признался мальчишка. - Услышал только ты.
Он посопел.
- Пожалуйста, прости меня! Я больше не буду перебивать!
Праздность фыркнул.
- Ну пожа-алуйста... самый лучший добренький демон!
- Ну ладно, - вздохнул праздность. - Так вот. Демон праздности был ленив, и бытие его было безмятежно и спокойно. Вокруг всегда был кто-то, кому срочно что-то было надо, и они бегали, суетились, создавали много ужасного шума, но демон был терпелив и снисходителен к слабым существам. Он выслушивал их горести, если они хотели поведать их ему, он помогал им, если это не требовало слишком уже больших усилий...
Мальчишка что-то хотел сказать, и праздность остановился. Однако никаких вопросов не последовало, мальчик только лишь жестами показал, что уже зашил себе рот и привесил сверху большой амбарный замок. Демон довольно фыркнул.
- А если приходили те, кто никак не хотел воспользоваться мудростью демона, кто донимал его своими мелочными делами, кто не желал самостоятельно решать свои проблемы, демон отказывался с ними разговаривать, отправлял их подальше, и снова становился самым добрым, снисходительным и лучшим демоном во всей Тени. А когда вокруг снова становилось тихо, он засыпал и видел сны. Волшебные сны, которые видят такие смертные, как ты. Одним из них снятся удивительные места, другим - явления, третьи путешествуют и нуждаются в собеседнике. Есть смертные, которые видят во сне тех, кто давно ушел, а есть те, кто грезит о скорой встрече. И однажды демон увидел красивый сон, в котором захотел поселиться. Это был сон человека, который слишком сильно верил в свое дело, настолько верил, что видел его и во снах, и во снах он всегда достигал всех своих целей, у него получалось уговорить других людей слушать, потому что все, чего он хотел - чтобы истину, которую он нашел сам, увидели и другие. Он верил, что от этой истины люди станут счастливее.
- А люди правда могли стать счастливее? - спросил мальчик. Он сидел на кровати, с головой закутавшись в одеяло, и слушал.
- Не думаю, - ответил праздность. - Если человек не хочет быть счастливым, кто его заставит? Но он, тот человек, чей сон увидел демон однажды, так считал. Верил в это всем сердцем.
- Он умер? - снова подал голос мальчишка. Праздность фыркнул.
- С чего бы ему? Живет себе, бродит по миру, книжки пишет. Я иногда заглядываю в его сны - там все так же интересно. Ну, доволен?
- Спасибо, - благодарно отозвался мальчишка. - Я должен тебя отпустить?
- Было бы неплохо, - кивнул праздность. - Неуютно тут у вас.
- Спасибо, демон, я тебя отпускаю, - серьезно сказал мальчишка. - Ты можешь мне иногда сниться?
- Если это не будет слишком утомительно.
Праздность встряхнулся и скользнул в Тень, сворачиваясь клубком на привычном месте. Сниться иногда, вот еще.
Впрочем, может быть, когда не будет так лень...

@темы: м!Амелл, джен, оригинальные, демон Праздности, Морриган, Wintersend

Комментарии
2017-02-09 в 20:15 

Раэлла
Попытайся отнестись ко всему этому как к забавной истории (С) Туу Тикки
Я надену пустоту - процарапало по душе неожиданно сильно. Эта игра с архетипами куда более глубока, чем кажется на первый взгляд. "Доспех, сотканный из пустоты" - настолько завораживающая и пугающая фраза, что мне от нее очень не по себе. читать дальше
Спасибо вам.

2017-02-09 в 21:51 

team!Sloth
Раэлла, автор плясал от кодексного "She put on armor made of the Void", и, кажется, слишком глубоко уплясался. читать дальше
Вам спасибо :)

2017-02-09 в 23:00 

Sweet Sherman
Оба исполнения про сказки очень понравились. Этот ключ прямо создан для Праздности, отличные у него истории получаются) Самый лучший добренький демон - мимими, аж захотелось себе такого же.
Из прошлой выкладки хочу упомянуть фик про письма матушки Адаар - совершеннейшая феерия, спасибо автору.

2017-02-10 в 16:35 

Sweet Sherman, спасибо! Агнст, оказывается, можно подать и через якобы флафф что только не сделаешь чтоы заполучить себе смертную магесу!

Из прошлой выкладки хочу упомянуть фик про письма матушки Адаар - совершеннейшая феерия, спасибо автору.
Аввв, спасибо!
Матушка у Адаар такая — шило в жопе неутомимость в делах и доченьке передалась: никакие демоны Праздности одолеть не смогли а Вестнице такое ой как полезно

URL
2017-02-10 в 16:54 

Мэй_Чен
Absit omen
Персонаж настолько условен, кхм, что думала пройти мимо, но начала читать выкладку - и не смогла оторваться. Мне так нравятся ваши названия:heart: Тёзка мёртвой королевы, Я надену пустоту - красота какая!
И все фики такие страшноватые, но красивые сказки-притчи - ну почти все.
– Я плоть от плоти человека, – говорит она, – и кровь от крови богини. Моя мать указала мне путь, и теперь я знаю его.
Аррр, как это круто.
152 Персонаж умер и стал призраком.
Тоже очень здорово, вроде и отстранённо, а такой холодок по спине идёт.
О детях и демонах
Очень люблю фики про детей, а демон и ребёнок - вообще комбо. Спасибо большое, очень круто вышло, теперь хочу прочитать все остальные ваши фики.

2017-02-10 в 23:07 

Мэй_Чен, так нравятся ваши названия Тёзка мёртвой королевы

То приятное чувство, когда у тебя удачное название!

но красивые сказки-притчи - ну почти все
Приятно слышать, что формат притчи зашёл! Там мог быть и Фейнриэль, но в какой-то момент этот кусок оказался важным, аки галле пятая нога :lol:

URL
2017-02-18 в 00:21 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
Тёзка мёртвой королевы
Тексту бы вылежаться) Видно, что писали в спешке, его бы чисто технически допилить по месту напильником. Но сказка нравоучительная: не верь демонам, демоны опасны. "Когда-то у тебя был старший брат" (с), если вы понимаете, о чем я.

Я надену пустоту
На мой вкус, объем не пошел драбблу на пользу, у него сбился баланс. Слишком много написано про Тень, Амелла и больной мир в начале текста, и финал на его фоне почти растворяется. Мне было интересно, как ваша команда с таким ключом справится, и в принципе вы справились, но это становится понятно только после авторского комментария относительно финальной фразы. Но послевкусие от текста ооооочень долгое, тревожащее.

Колыбельная
Прекрасно, прекрасно! И ключ как для вас писался.:heart:

О детях и демонах
Мимимими! Давайте думать, что малышу повезло и он призвал хорошего доброго и еще не испорченного духа?

2017-02-18 в 12:32 

Кротик мой любимый, видимо, буду править, как понесу на фикбук, т.к. глаз, что называется, «замыливается». А нравоучение, конечно, больше для Коннора, ибо его сестра пока пытается отбиться (дарк жаждет, чтобы это было безуспешно, а там кто его знает, что будет) от Праздности. А вот отсылку, увы, не помню, хотя теперь интересно.

URL
2017-02-18 в 13:08 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
Ваш фик перекликается со сказкой из МТ2, где ребенка учат не слушать голоса и не ходить в лес. Сказка заканчивается словами "когда-то у тебя был старший брат".

   

Secondary Quests

главная