Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:57 

Fenris!Team




Ключ: 8 Персонаж примеряет исподнее по последнему писку орлейской моды
Название: А орлейские штаны во все стороны равны
Пейринг/герои Фенрис, ж!Хоук, Варрик
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Размер: драббл (813 слов)
Предупреждение: как обычно – птеродактили и хуи

Этим вечером Фенрису было абсолютно нечего делать. Винный погреб Данариуса не был бесконечным, как это ни прискорбно. Так что тевинтерские запасы иссякли ещё месяц назад, как раз после отъезда Хоук в замок Н. Тренировки с мечом, выполнение мелких поручений Авелин и Варрика (дающие возможность приобретать еду и жалкую замену «Агрежио Павалли») не отнимали много времени. Варрик пытался приучить Фенриса к чтению, но слабо в этом преуспел — читал Фенрис до сих пор по складам и, что называется, в час по чайной ложке. Глядя на это непотребство, Варрик даже обмолвился о создании газеты из одних картинок с простейшими подписями. Останавливало его на данном этапе то, что изготовление листа с картинками стоило дороже, чем только с текстом, а значит, продавать такую газету среди малограмотных слоев населения становилось в разы сложнее. Тогда Фенрис предложил рисовать срамные картинки (или почти срамные) и распространять среди аристократов в Верхнем городе. Варрик загорелся идеей о том, как граф Имярек (мускулистое тело, штаны в обтяжку) влюбился в графиню Имярек из враждебного семейства (платье по последней орлейской моде с глубоким декольте), и заспешил в «Висельник». Фенрис только и успел крикнуть ему вслед, что для лучшей продаваемости Варрику следует убить в финале обоих героев. Потом он махнул рукой и отправился шляться по городу.

***


На доске проповедника около церкви висело несколько листков. Фенрис подошел ближе. Опять объявления о поимке или устранении банд, вроде того, что привело в команду Святошу. Видимо, Эльтина махнула рукой на немилосердность подобной ситуации. Из всего вывешенного Фенриса заинтересовал только заказ на эльфийский корень и веретенку, росшие, как он помнил, неподалеку от города. Как эти травки выглядят, Фенрис знал потому, что Хоук постоянно брала его с собой, когда они с Андерсом отправлялись на травосбор. В их компании Фенрис присматривал за тем, чтобы на них не напали неожиданно контрабандисты или Тал-Вашоты с прирученными птеродактилями. Но это не значит, что он не видел, что делают его компаньоны. С трудом дочитав листок до конца, Фенрис выяснил, что требуется по пятнадцать свежесобранных стеблей эльфийского корня и веретёнки, доставить их надо брату Птеру в церкви. Оторвав листок, Фенрис засунул его за пояс и отправился за город.

***


Уже глубоко за полночь он доставил требуемое брату Птеру и, выйдя на церковную площадь, замер в нерешительности. Домой было направо и вверх по лестнице, но Фенрису отчего-то захотелось пройти прямо, до особняка Амеллов. Может быть, Хоук уже вернулась из Орлея.

Так оно и вышло. Несмотря на позднее время, во всех окнах особняка горел свет, из кухни доносились умопомрачительные ароматы, внезапно напомнив Фенрису, что он с утра не ел. Эльф даже попятился назад, но отойти от дома Хоук он уже не успел — из особняка вышел Бодан и направился в его сторону.

— Хорошо, что я вас встретил, мессир Фенрис, — сказал он, — монна Хоук послала меня за вами.

— Фенрис, ты так быстро! — Хоук радостно повисла на шее эльфа. — Надеюсь, Бодан тебя не разбудил.

— Нет, я ещё не ложился, — ответил Фенрис, молясь всем существующим и несуществующим богам о том, чтобы желудок его не выдал, — я выполнял заказ вне города и только недавно вернулся.

— Прекрасно, — Хоук потащила его в столовую, — тогда сначала ужинать, а потом новости. Я кое-что привезла тебе из Орлея.

Ужин прошел чинно-благородно, несмотря на то, что монну Лиандру клонило ко сну, а Карвер (которому с утра надо было возвращаться в казармы храмовников) участия в разговоре не принимал. Впрочем, это не мешало Хоук трещать за троих. За неполный час Фенрис узнал как о драке с виверном и трофеях с него, так и все сплетни о аристократических семействах Орлея и последней орлейской моде.

После позднего ужина Хоук потащила Фенриса в свою комнату.

— Вот, — она торжественно предъявила Фенрису пару ярко-синих подштанников до середины бедра. По синему фону были вышиты птеродактили цвета фенрисового доспеха.— Специально для тебя заказала, а то ты не пойми что под доспех носишь. Птеродактили очень быстро вошли в моду в Орлее после того, как я привезла герцогу Просперу в подарок пару детенышей. Правда, достались они в итоге Сирилу, но это уже мелочи. Давай, примерь. Я хочу знать, не ошиблась ли случайно с мерками.

Фенрис стоял и пялился на «последний писк моды». Конечно, от Хоук всякого можно было ожидать, но того, что она привезет ему исподнее или заведет в Орлее новую моду, Фенрис не ждал никак.

— Ну что застыл? Стесняешься что ли? Ну, так чего я там не видела? Или ты второй хуй отрастил за то время, что меня не было в Киркволле?

— Не отрастил, — отмер Фенрис и потянулся к застежкам доспеха…

… — А ничего так, сексуальненько, — Хоук с довольным видом оглядела результат своих трудов. — Может и в Киркволле эту моду заведу.

— На синие подштанники с птеродактилями? — одеваясь, уточнил Фенрис.

— Именно, — кивнула Хоук, — а Варрик мне поможет.

— Варрик, — хмыкнул Фенрис, — сейчас вовсю занят написанием истории о любви аристократов из враждебных семей. В картинках.

— Уииии! — от радостного визга Хоук у Фенриса заложило уши, а в холле залаял мабари. Через полминуты в комнату ворвался Карвер с мечом наперевес.

— Варрик рисует новую историю о любви, — сообщила брату довольная Хоук. Карвер сплюнул в вазу с цветами и покинул комнату.





Ключ: Персонаж открывает в себе необычный талант
Название: Vae victimus
Пейринг/герои м!Хоук/Фенрис
Категория: пре-слеш
Жанр: ангст, AU
Рейтинг: PG-13
Размер: драббл (723 слова)
Предупреждение: Хоук и Фенрис - вожди аламаррских кланов. Любое совпадение с каноном и латынью считать случайным.

Фенрис шипел сквозь зубы, клял Вечную Тьму и подумывал уже, что броситься на меч — не такая плохая идея, хотя поначалу он счел её недостойной воина. Хотя стоит ли беспокоиться о воинской чести, когда почти весь твой клан перебит захватчиками с Севера, те, кто не перебит — угнаны в рабство, а сам Фенрис должен сочетаться браком с вражеским вождем? Браком унизительным, позорным и нежеланным.

С рождения Фенриса воспитывали как будущего правителя. Он умел управлять людьми так же ловко, как управлять мечом, но одной ловкости оказалось недостаточно, чтобы спасти собственный народ от тяжелой рабской участи. Нужно было быть осторожным и хитрым вдвойне, имея в соседях Хоука Кровавого Ястреба. Казалось, слава о его кровожадном и беспокойном нраве давно перекинулась за Морозные горы, прочь от Долины. Отец Фенриса склонен был верить клятвам, данным Кровавым Ястребом, и Фенрис был склонен верить им тоже. И вот, чем обернулась его доверчивость.

Фенрис стиснул зубы, глубоко вздохнул, призвал на помощь всех богов, что знал. Даже Вечную Тьму. Если ему поможет Вечная Тьма — Фенрис будет приносить ей жертвы до конца своей жизни, что бы там кто ни думал. Пальцы его, больше привыкшие к тяжести меча, неуклюже плели узелки на грубо свитых веревках. К плетению узлов у Фенриса оказался талант, который сейчас был ему дороже всех драгоценных мехов, всех бараньих стад, которыми он владел когда-то. Если завязать эти узлы покрепче, быть может, Хоук не успеет развязать ни один, пока Фенрис будет петь. О, а уж Фенрис-то постарается, чтобы песнь его вышла короткой — короче некуда.

За окном занималась заря. Косые утренние лучи солнца едва пробивались сквозь густые облака, плывущие по небу сплошным потоком. Фенрис почесал сведенными судорогой пальцами заостренное на конце ухо — память о матери-эльфийке. Еще раз проверил узелки. Те держали крепко, Фенрису не поддался ни один. Он вздохнул чуть свободнее.

Фенрис облачился в новую чистую одежду с нарядной вышивкой. Свадебный дар — издевка — от будущего супруга. Он очень надеялся, что в итоге сможет швырнуть эти ненавистные тряпки Хоуку в лицо. Тончайшей выделки кожа ложилась на тело Фенриса колкой свалявшейся шерстью.

В дверь постучали. Пора. Фенрис позволил чужакам войти в собственный дом. Вошли разряженные девицы и женщины — еще одно унижение. По сложившейся традиции жениха к месту обряда сопровождали мужчины, невесту — женщины. Вот только обычно невестой и была женщина, и не было ничего позорнее для воина, чем явиться на церемонию в окружении дев. Фенрис молча стерпел и это, предвкушая час мести. О, против воли богов Хоук ни за что не посмеет пойти, иначе от него отвернутся все, даже собственный его клан.

Фенрис вышел на улицу. Ветерок трепал пригнувшиеся к земле травы. Поодаль Фенрис увидел толпу: два клана. Вернее, клан Хоука и жалкие остатки его, Фенриса, народа. Они собрались под кроной огромного дерева, чей ствол в ширину не мог обхватить и десяток взявшихся за руки мужчин. Раскидистая крона гневно шумела листьями, звук этот был для Фенриса слаще всякой музыки. Всем известно: если дерево молчит, то брак будет долгим и счастливым, а если оно неспокойно — жди беды.

Фенрис подошел ближе. Взглянул, стараясь не выдать кипящей, словно ядовитое варево, ненависти, на Хоука, который стоял тут же. Тот, кажется, все понимал. Стоял, пряча усмешку в густой черной бороде, держа ладонь на рукояти меча. Глаза его, похожие на две солнечные капли, были тем не менее холоднее, чем вода в озере Небесных Слез. Фенрису хотелось вырвать эти глаза собственными своими пальцами, раздавить их, чувствуя, как вытекает белок из раздавленных глазных яблок. Но не сейчас. Еще не время.

Узелки, что так заботливо плел Фенрис всю прошедшую ночь, привязали к ветви дерева. Шаман из хоукова племени, сморщенный и старый, как само время, прочитал песнь свадебного обряда. Теперь настала очередь Фенриса — петь, и очередь Хоука — расплетать.

Фенрис позволил улыбке скользнуть по губам. Сейчас все свершится. Он зажмурился, уже лелея в душе ту сладкую секунду, когда песнь его закончится, а он и его клан будет свободен. Вдохнул побольше воздуха и начал петь.

Хоук, без сомнения, знал эту песнь. Вот только лицо его не помрачнело, лоб не пересекла задумчивая складка. Он посмотрел на Фенриса прямо, открыто. От уголков глаз шли лучики смеха, и голос Фенриса от этого взгляда задрожал.

Хоук выхватил свой меч. Узелки, что так отчаянно Фенрис затягивал всю ночь, пали от одного короткого взмаха, осыпались мертвыми змеями на растущую под деревом траву.

— Горе побежденным! — в голосе Хоука не было ни сочувствия, ни даже насмешки — одно сплошное торжество.

Он взял Фенриса за руку, как положено брать мужу свою жену.

Все молчали. И дерево — тоже затихло.






Ключ: Персонаж получает письма от неизвестного и отвечает на них; содержание переписки становится причиной скандалов, интриг и расследований.
Название: Вам письмо
Пейринг/герои: Фенрис, Хоук, лорд Ахим Фэлк из Старкхэвена
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: PG
Размер: драббл (986 слов)

Первое письмо Фенрис получил спустя два месяца после того, как Хоук предложил научить его читать.

Сначала он решил, что это какая-то ошибка – особняк, в котором он обосновался, стараниями Варрика и Авелин по-прежнему считался заброшенным, а значит, и письма по этому адресу приходить были не должны.

И тем не менее, оно лежало на полу перед входом, по-видимому, подсунутое в щель под дверью, словно насмехаясь над ним.

Фенрис нахмурился и на всякий случай сначала ткнул его мечом. Если он что и вынес из знакомства с Хоуком, так это то, что опасность могла таиться везде: даже книги в церкви порой могли выплевывать демонов, а это в немалой степени подрывало доверие к бумажным изделиям.

На откровенную угрозу своему существованию письмо не отреагировало, и Фенрис осторожно присел перед ним на корточки, недоверчиво разглядывая конверт. Абсолютно непримечательный – бумага была самой дешёвой, а на печати даже не было герба. Не то чтобы это было удивительно: вычурные письма, которые он видел на столе у Хоука, в основном приходили от высокопоставленных чиновников и городской знати – тех, у кого водились лишние деньги, чтобы обратиться за помощью к самому Защитнику Киркволла. У Фенриса же знакомых в таких кругах не было.

Оставалось предположить, что написал ему кто-то из их компании, но это вызывало ещё больше вопросов: даже в периоды временного затишья, когда удавалось передохнуть от приключений, они все виделись как минимум раз в неделю в Висельнике за картами, и всегда можно было поговорить лично. К тому же, Фенрис подозревал, что его безграмотность была не таким уж и большим секретом: за годы знакомства другие наверняка могли заметить, что у него не складываются отношения не только с книгами, но даже и с вывесками на улицах, поэтому писать ему не имело никакого смысла.

И до сих пор никто и не думал ему писать.

Он взял письмо в руки, задумчиво повертел его, а затем пошёл наверх, озадаченный и слегка заинтригованный.

В том, что Хоук растрепал всем об их уроках, Фенрис сомневался – будь так, он бы уже об этом знал: наверняка Варрик или Изабела не удержались бы от того, чтобы подколоть его на эту тему. Пододвинув кресло поближе к камину и захватив с собой бутылку вина, он осторожно сломал печать и наконец-то открыл конверт, на всякий случай вытянув его подальше от себя.

Но кроме обычного листка бумаги внутри ничего не было.

Придирчиво рассмотрев его со всех сторон, Фенрис нахмурился и поднёс его ближе к лицу, начиная вглядываться в текст.

Буквы складывались в слова весьма неохотно. По крайней мере, отстранённо подметил он, шевеля губами и проговаривая про себя то, что удавалось прочитать, почерк у отправителя был разборчивый, и это слегка облегчало задачу. Постепенно предложения складывались в единую картину, и хотя некоторые детали ускользали от его понимания, Фенрис уже мог уловить общий смысл – от этой мысли в груди потеплело, и он не смог сдержать гордой улыбки.

К тому же, суть письма тоже в некоторой мере тешила его самолюбие. Незнакомец, решивший ему написать, просил о помощи – впервые кто-то обратился непосредственно к нему, а не к Хоуку, и хотя Фенрис никогда не завидовал популярности друга (скорее, наоборот: ему было даже страшно подумать, как бы он выдержал столько внимания), это всё же грело душу.

Правда, несколько омрачало этот факт то, что помочь незнакомцу из Старкхевена он не мог. Тому был нужен официальный представитель в Киркволле, насколько Фенрис смог понять из письма, а его статус оставлял желать лучшего; у него не было даже счёта в банке, на который незнакомец – разобрать его имя Фенрис не смог, – обещал перевести вознаграждение.

Он разочарованно вздохнул и, вскочив на ноги, принялся ходить кругами по комнате.

Конечно же, он мог тут же обратиться к Хоуку или Варрику, у которых наверняка были и счета, и связи, способные помочь знатному марчанину. Но ведь он написал именно ему, а не кому-то другому, и Фенрису не хотелось так нарушать его доверие; для начала следовало бы получить согласие на привлечение третьих лиц, а заодно и прояснить ситуацию.

К счастью, у него ещё остались чистая бумага и чернила, которые принёс Хоук. До сих пор ему не приходилось писать самому, и он с сомнением покосился на письмо, а потом чуть взволнованно посмотрел на чистый стол, специально выделенный под его уроки.

– Каффас, – в конце концов буркнул он и решительно упал на стул, водружая перед собой письмо и чистый лист с чернильницей.

~*~*~


Когда пошла третья неделя ожидания ответа, Фенрис начал всерьёз сомневаться, что вообще его получит.

Возможно, он разочаровал своего адресата, и тот решил искать помощи в другом месте; но в таком случае его могли бы хотя бы предупредить, проявив ответную вежливость. Верить в то, что его новый знакомый оказался столь невоспитанным, Фенрису не хотелось, а значит, оставался лишь один вариант: то письмо было последней надеждой, которую он не оправдал, и теперь неизвестный из Старкхевена остался ни с чем.

Он почти решился обратиться к Хоуку или хотя бы к Себастьяну, чтобы выведать, нет осталось ли у того знакомых в Старкхевене, но письмо всё-таки пришло – и озадачило его ещё сильнее предыдущего.

Настолько, что к Хоуку обратиться всё же пришлось: незнакомцу требовались деньги, и поскольку Фенрис чувствовал себя слегка виноватым за задержку с помощью, а такой суммой попросту не владел, он решился попросить в долг.

– Сотню золотых?! – поперхнулся Хоук. – Нет, конечно, но… что случилось?

Фенрис нахмурился, не поднимая глаз, и неуютно поежился под удивленным взглядом.

– Моему… знакомому… требуется помощь, – процедил он. Наверное, глупо было надеяться, что Хоук не станет задавать вопросов: конечно, с одной стороны, он слишком редко что-либо просил, но с другой – сумма была более чем внушительной, и подобная просьба заслуживала пояснения.

Которое, по-видимому, не сильно удовлетворило Хоука. Фенрис вздохнул и вытащил из кармана письма, неохотно протягивая их другу.

Хоуку потребовалась всего пара минут, чтобы пробежать их глазами.

~*~*~


Несмотря на то, что длинная лекция, то и дело прерываемая хохотом, завершилась просьбой на подобные письма больше никогда не отвечать, Фенрис, чувствуя необходимость хоть как-то взыскать за своё унижение, всё равно написал лорду Ахиму Фэлку гневное письмо – на которое тот уже не ответил, таким образом подтверждая свой статус невоспитанного грубияна и мошенника.

Но первое его послание Фенрис всё-таки сохранил.

На память. И на всякий случай.


Уважаемый г-н (г-жа)!

Я лорд Ахим Фэлк из Старкхевена. Я верю в Создателя и Андрасте, возлюбленную его пророчицу, поэтому обращаюсь к вам с этим срочным делом. Много лет назад я служил в бюро сенешаля королевской семьи Старкхевена. К несчастью, они были свергнуты коварным узурпатором. Я представляю Его Королевское Высочество принца Корбиниана Веля, истинного наследника престола. С вашей помощью, если даст Создатель, мы снова увидим его в короне Старкхевена.

У Его Высочества было состояние в одиннадцать тысяч золотых в сундуках Королевского банка Антивы. Получив эти средства, он сможет собрать армию и отвоевать трон. Но забрать деньги самостоятельно для Его Высочества слишком опасно. Здесь нам потребуется ваша помощь и проницательность.

Просто пришлите мне реквизиты открытого банковского счета в Киркволле, и я переведу вам средства. Затем Король свяжется с вами, чтобы забрать их, оставив достойную награду. Должен предупредить, что антиванцы не считают счет действующим, если на нем менее 100 золотых. Просьба соблюдать секретность.

Ваш





Ключ: 327 Персонаж каким-то образом меняет пол
Название: Оставить прошлое в прошлом
Автор: Fenris!Team
Пейринг/герои Фенрис/м!Хоук, Изабела, Варрик, Мерриль, Андерс, Варанья.
Категория: слэш (подразумевается гет)
Жанр: ангст, хёрт-комфорт
Рейтинг: R
Размер: мини, 1656 слов

Сердце Данариуса билось, дёргалось в его руке, словно пыталось вырваться из хватки. И об этом я мечтал все девять лет, подумал Фенрис со странным спокойствием и сжал пальцы.

Растерянный, неверящий взгляд, которым наградил его бывший хозяин, мог бы стать наградой за все годы мучений и страхов, что он испытал. Но не стал. Может, это было слишком маленькой платой?

Данариус упал к его ногам мешком, и Фенрис брезгливо отступил, тряхнул рукой, заляпанной кровью, обвёл взглядом таверну. Кроме его друзей и мёртвых магов, здесь не осталось никого, привычные ко всему посетители ретировались, едва только запахло жареным. И тут его словно молнией ударило: Варанья!

Словно в ответ на его мысли из-за опрокинутого в драке стола раздался всхлип. Так и есть — она сидела там, съежившись и зажимая рукой рот, словно не она только что выдала себя звуком.

Вот, вот чего ему не хватало. Пачкать руки об неё не хотелось, и Фенрис вытащил меч, занёс его над Вараньей. Он только что покончил с одним призраком прошлого, пора избавиться и от второго. И всё же на какую-то долю мгновения он замешкал — и потом долго, долго винил себя за это. Потому что сестра, почуяв надежду, вскинула руку, словно защищаясь, и вскрикнула:

— Нет, сестра, пожалуйста!..

Тогда-то Фенрис и замешкал второй раз; этого хватило, чтобы Хоук и Варрик повисли на нём, не давая убить Варанью.

— Ты погоди, эльф, не надо так сгоряча с последним из семьи, — пропыхтел Варрик, обхватив его за пояс, а Хоук, сжав запястье руки, сжимающей меч, добавил:

— Погоди, дай ей сказать хотя бы…

Он вдруг замолчал, потому что теперь и до него, видимо, дошло, что именно крикнула Варанья. Однако ни он, ни второй предатель Варрик так и не отпустили его. А Варанья поднялась, опираясь о стол — видно, от страха у неё подгибались ноги — и, белая как мел, дрожащим голосом продолжила:

— Тебя зовут Лето, и ты был… была моей сестрой. Ты сказал, что не просил об этом, но это не так. Ты хотел этого, ты боролся за это.

— Я? За что, за то, чтобы меня?.. — Фенрис не договорил, силы покинули его. Почувствовав, что его боевой пыл угас, Хоук отпустил его руку, отступил и Варрик.

— Говори, — еле слышно велел Фенрис. Варанья продолжила крепнущим голосом:

— Нас с мамой освободили не просто так, а потому что ты согласилась… согласился участвовать в его экспериментах.

— Кто-то совсем тронулся умом со страха, — вдруг подала голос Изабела, молчавшая до сих пор. Облизнула губы и сказала насмешливо: — Неужели вы не видите, что она готова что угодно насочинять, лишь бы остаться в живых? Фенрис, если у тебя не поднимется рука на лживую сучку, это могу сделать я.

— Я не вру! — отчаянно выкрикнула Варанья. — Так и было — Данариус решил поиграть в Создателя, но первые подопытные умерли в муках, и он решил выбрать самого крепкого. А Лето — она вызвалась наравне с мужчинами и победила их всех. Мы с мамой не знали, что он собирался сделать с тобой, а потом, когда узнали, какой ценой ты купила нам свободу, уже ничем не могли помочь… — Она покачала головой, обвела взглядом всех товарищей Фенриса и добавила горько: — А теперь я смотрю на тебя и понимаю, что больше всех от этого выиграл ты.

***


Обычный шум «Висельника», снова наполненного народом, перекрывала чья-то пьяная песня. По полу, с которого не отмыли до конца кровь тевинтерских магов, стучали сапоги посетителей, шумно пенилось разливаемое по кружкам пиво. Все эти звуки гулко отдавались в голове Фенриса, в которой было пусто-пусто.

Когда Варанья закончила свой рассказ, он дал ей уйти, несмотря на подначивания Изабелы. Но сейчас у него было столько вопросов — на которые никто больше не дал бы ответа.

Холодные пальчики тронули его за плечо, и Фенрис, оторвав взгляд от своей кружки с элем, встретился взглядом с Мерриль. Она смотрела на него… с любопытством. И чем-то, похожим на сочувствие. Не будь Фенрис таким уставшим, закончил бы славный день мести смертью мага крови для ровного счёта.

— И что ты теперь собираешься делать? — спросила Мерриль.

— Я уже закончил, — буркнул он в ответ. — И собираюсь напиться.

— Да нет же! Как снова собираешься стать девушкой?

Фенрис поперхнулся.

Андерс, сидящий по другую сторону стола, глядел на него с нескрываемым злорадством.

— Теперь я понимаю, почему в некоторые дни ты становился особенно злобным и мерзким, — сказал он.

— И почему же? — оскалился Фенрис, для которого мысль о том, что день мести Данариусу всё-таки надо закончить ярко, казалась всё более привлекательной.

— Ну, — Андерс мерзко ухмыльнулся, — видно, в такие дни твоя, эм, женская сущность рвётся наружу.

Изабела хихикнула.

— И никак не может найти выход, да?

— Поэтому бьёт сразу в голову, — со вздохом закончил Варрик. — Да уж, даже у моей Бьянки, на что она лучшая из лучших, бывают такие трудные деньки. Вроде всё как обычно, а мажет через раз…

Фенрис затравленно переводил взгляд со одного на другого.

— Хоук, — слабым голосом сказал он, — почему мои друзья на самом деле мне не друзья?

Хоук со смехом приобнял его.

— Не бери в голову, они хорошо потрудились сегодня и заслуживают небольшого… развлечения. Они ведь помогли тебе с Данариусом, не злись.

— А теперь должны помочь Фенрису снова стать женщиной! — опять подала голос Мерриль под общий смех Андерса и Варрика. Даже Изабела, которая сама предлагала убить Варанью за её слова, скалила зубы.

— Не бери в голову, Фенрис, — она беспечно махнула рукой. — Мы с Варриком знали одну такую из Тевинтера, которая тоже была вроде как и женщина, а вроде и мужчина.

— Очень достойная была особа, — подхватил Варрик.

Фенрис встал из-за стола и, натыкаясь на посетителей, побрёл к выходу.

***


Хоук догнал его у самого дома и какое-то время молча шёл рядом. Наконец, когда Фенрис замер перед своей дверью, не зная, как от него отвязаться и нужно ли, негромко сказал:

— Извини.

— За что? — глухо спросил Фенрис.

— За всё. Их, меня… Я не думал, что бред твоей сестры так заденет тебя…

— Это не бред, — прошептал Фенрис. Едва слышно прошептал, одними губами, но Хоук растерянно сказал:

— А? Стой, погоди, ты мне говорил тогда, три года назад, что у тебя появились какие-то воспоминания…

Фенрис молча прошёл мимо него в дом.

Уже на лестнице Хоук снова догнал его, ухватил за плечо, обернул к себе.

— Это правда? — поражённо спросил он. — Ты в самом деле?..

— Да, — нехотя ответил Фенрис, отводя глаза. — Я думал, что совсем схожу с ума, что воображаю невесть что. Но так оно и было, Данариус не только загнал лириум мне под кожу — он сделал это… потом. Когда я не умер после первого его «эксперимента». Он был могущественным магистром, но отчего-то держал в тайне перед остальными, что превратил меня… в это. — Фенрис задержал дыхание, ему показалось вдруг, что собственное сердце остановится, так оно заболело. — И всё зря. Мама умерла, сестра сама стала магом и теперь помогает этим, а я… А я теперь совсем один — особенно после того, как вы узнали обо мне такое…

Он не успел договорить, как Хоук обнял его и прижал к себе — крепко-крепко.

— У тебя есть я, — сказал он. — Всегда был и всегда буду я.

***


Фенрис не помнил, как они начали целоваться, как оказались в постели. Он уже плохо что соображал, он не знал, что правильно, а что нет, но больше всего этого и хотелось — не думать, не решать. Не вспоминать. Сейчас во всём свете были только Хоук и он.

Но когда Хоук, расстёгивающий ремни его нагрудника, вдруг остановился, Фенрис наконец очнулся.

— Что? — спросил он, стараясь, чтобы голос не дрожал от злости. — Тебе противно?

Хоук покачал головой, глядя на него — не с отвращением, нет. С нежностью.

— Мне интересно, — сознался он с мальчишеской ухмылкой. — В прошлый раз это было так давно, а сейчас я хочу рассмотреть тебя получше.

Фенрис больше не мешал ему освободить себя от доспехов и базрукавки под ними, и, закрыв глаза, бездумно наслаждался ощущением горячего дыхания и влажных губ Хоука на своей коже. И лишь когда тот дошёл до его груди, Фенрис с шипением оттолкнул его.

— В чём дело? — растерянно пробормотал Хоук, приподнимаясь на локтях над ним.

«Не смей ласкать меня как женщину», — подумал Фенрис яростно, но вслух велел:

— Ложись на спину.

— Ты хочешь быть сверху? — усмехнулся Хоук, но послушно улёгся на спину. Фенрис, освободившись от остальной одежды, сел на его бёдра, потянулся к шнуровке штанов.

С Данариусом он всегда был несвободен, всегда был рабом: в жизни, в постели, женщиной и мужчиной. Тот первый день у Воинов Тумана, когда он сначала не знал, что делать, как быть, когда никто не приказывает, а потом от свободы закружилась голова — сейчас он словно заново переживал его. Сейчас он мог делать всё, что пожелает, и не бояться, что когда-нибудь кто-то отнимет у него право выбора. Или то, что осталось от его личности после экспериментов Данариуса.

Он снял с Хоука штаны, подсел поближе, так, чтобы их члены соприкоснулись. Его — почти такой же, как у самого Хоука, разве что поменьше немного. Большую часть той жизни, что он помнил себя, он был мужчиной и Фенрисом, и отказаться от этого значило отказаться… от всего, чего он достиг, что приобрёл за годы своей свободы. Но был он сейчас — настоящим собой?

Фенрис вздрогнул и вернулся к реальности из своих безрадостных мыслей, когда Хоук под ним заёрзал.

— Эй, я жду, — сказал Хоук.

***

Они вернулись в «Висельник» уже за полночь, но жизнь там кипела по-прежнему. Первым, кто встретил Фенриса, был Андерс — пьяный и растрёпанный, он ухватил Фенриса за плечо и, дыша перегаром в лицо, объявил:

— Мне всё равно, мужчина ты или женщина, я просто всегда буду тебя ненавидеть и жалеть, что Хоук не отдал тебя Данариусу.

Фенрис почувствовал противоестественную благодарность к нему.

— А я предлагаю взять мой корабль и догнать эту сучку, она наверняка не успела отплыть далеко, — Изабела стукнула по столу кулаком. — Вырвешь ей сердце, и на душе полегчает, вот увидишь.

— А я не могу выбрать для тебя новое имя, — сказала Мэрриль. — Тебе какое больше нравится, Фенрисса или Фенора?

Варрик, сидя во главе стола, только развёл руками.

— У меня тут возникла одна мысль для книжки про несчастную эльфийскую рабыню… Обещаю, весь гонорар поровну, но ты должен быть со мной предельно честен и не упустить ни одной детали!

Фенрис не смог держать смех.

— Ненавижу вас, — почти доброжелательно сказал он.

Фенрис сел за стол, взял в руки чью-то полную кружку с элем: в напитке отражалось лицо — его собственное лицо. Лицо свободного эльфа Фенриса. Того, кто он есть сейчас, того, каким он счастлив быть. И этого у него уже больше никто никогда не отнимет.





Ключ: Персонаж встречает своего двойника
Название: Добро пожаловать в будущее
Пейринг/герои Лето, Фенрис
Категория: джен
Жанр: общий, ангст
Рейтинг: PG
Размер: драббл (918 слов)
Предупреждение: АУ в каноне

Последним, что Лето помнил перед ритуалом, был голос хозяина. Он говорил, что гордится, и что никогда не сомневался, что именно Лето победит в соревнованиях, и что Лето отлично справился и как никто другой заслуживает награды.

А ещё он говорил, что больно не будет.

Конечно же, этому Лето не верил – но судя по тому, сколь явно в голосе хозяина звучала усмешка, он и сам прекрасно об этом знал. Это не имело значения; важно было лишь то, что он оказался лучшим, что он победил, что всё было не зря – и теперь его мать и сестра были свободны.

Что бы ни случилось дальше, это того стоило.

Вспышка боли была резкой, но короткой – он успел лишь почувствовать, как острое зачарованное лезвие коснулось кожи, а затем всё закружилось, и он потерял ориентацию в пространстве.

Когда он снова открыл глаза, он был один.

Лето рывком сел, поморщившись от боли в затекших мышцах, и судорожно огляделся по сторонам. Меньше всего то место, где он очнулся, было похоже на стерильную лабораторию Данариуса: вместо высокого сводчатого потолка, на который был устремлён его взгляд до того, как он потерял сознание, над ним были ветхие, местами обвалившиеся балки, а вместо алтаря, к которому он был прочно пристегнут кожаными ремнями, под ним был гниющий деревянный пол.

Но хуже всего – рядом с ним не было хозяина.

Он шумно выдохнул и попятился в угол, изо всех сил стараясь успокоить разом сбившееся дыхание и не поддаться накатившей на него панике.

Неужели что-то пошло не так?

Что могло пойти не так?

Ведь он доказал, что был самым достойным, чтобы стать личным телохранителем Данариуса, что умел терпеть боль и добиваться своего; как после этого он мог не выдержать ритуала? Что могло заставить его хозяина передумать, когда он уже стольким пожертвовал ради того, чтобы его провести?

Или это с самого начала было злой насмешкой?

Лето не представлял, что должно было случиться, чтобы после столь длительной и тщательной подготовки хозяин отправил его в темницу, даже не потрудившись объяснить, чем именно он заслужил наказание. Какой смысл наказывать раба, если он не будет знать, в чём его вина?

Вот только что-то не вязалось.

Паника застилала глаза, и ему было тяжело не то что думать, но даже дышать. На то, чтобы поднести дрожащую руку к лицу, ему потребовалось несколько мучительно долгих минут.

В том месте, где его запястья коснулось лезвие, осталась небольшая ранка, от которой до середины предплечья протянулась дорожка засохшей крови.

Он шумно вдохнул, поперхнувшись воздухом, и невольно схватился за шею, пытаясь нащупать то, чего там не было.

Прежде чем приступить к ритуалу, Данариус снял с него ошейник.

Если бы он решил наказать Лето, он бы вернул его на место.

Лето снова задышал чаще, чувствуя, что ему не хватает воздуха.

Что бы ни случилось, это было ошибкой. Он не знал и не мог знать, что именно пошло не так и почему, но не сомневался, что хозяин будет в ярости – ритуал слишком много для него значил, и то, что он прервался в самом начале, было слабым утешением.

Но возможно, возможно всё ещё можно было исправить…

Шаги за дверью были практически бесшумными, и будь на месте Лето кто-нибудь другой, наверняка бы их пропустил. Но он привык прислушиваться к мельчайшим шорохам: чрезмерная внимательность ещё никому не мешала.

Кто бы ни был снаружи, он не хотел, чтобы его заметили. А значит, это не мог быть охранник, и уж подавно – сам Данариус: их подобные вещи никогда не беспокоили.

Впрочем, эта комната и не была похожа на темницу, в которой ему довелось бывать всего пару раз – достаточно, чтобы сейчас, наконец-то взяв себя в руки, увидеть отличия.

Даже холодный и запущенный подвал в имении хозяина выглядел лучше, чем это место.

Человек за дверью замер. Лето сильнее вжался в угол и на всякий случай плотно зажал себе рот, чтобы рваное дыхание его не выдало.

Как и тот, кто стоял снаружи, он надеялся, что его не заметят, хотя и не знал, что это ему даст. Он был один, в незнакомом месте, без оружия, без одежды и даже без какого-либо доказательства принадлежности своему хозяину – последнего, что могло бы его защитить. Без этого в лучшем случае его слова ничего не будут стоить, а в худшем – его могли и принять за сбежавшего раба.

Единственное, на что оставалось надеяться – то, что ему удастся улизнуть, когда человек за дверью уйдёт, и что он сумеет отыскать путь обратно к поместью. Если он вернётся сам, то убедить хозяина принять его будет проще.

Тишина начинала угнетать. Чем дольше тянулось ожидание, тем быстрее и громче билось его сердце, и за шумом крови в ушах Лето уже едва мог разобрать какие-либо ещё звуки.

Дверь распахнулась так резко, что едва не слетела с петель, ударившись о стену, но этого Лето ожидал, хоть и отчаянно надеялся избежать.

А вот увидеть на пороге разъяренного эльфа, крепко сжимающего в руках меч размером чуть меньше его самого, он не мог ожидать никак, и дело было даже не в мече или искусном доспехе. Дело было в ярко светящихся татуировках, покрывавших всё тело эльфа, и пронзительно зелёных глазах, ярость в которых сменилась сначала узнаванием, а затем потрясенным изумлением.

– Вишанте каффас, – прошипел эльф, раздувая ноздри и не спеша опускать меч – только перехватил его поудобнее и стремительно приблизился к Лето, который не мог оторвать от него испуганного, непонимающего взгляда. – У тебя есть десять секунд, чтобы объясниться, демон.

Острое лезвие уперлось ему в шею, и Лето сглотнул.

Сказать ему было нечего. Он мог только смотреть – на абсолютно белые волосы, на идеальные линии татуировок, спускающихся вниз по его шее, и на лицо, выглядевшее в их голубом свете мертвенно бледным.

Второй раз за сутки он почувствовал, как земля уходит у него из-под ног, и мир вокруг снова погрузился в темноту.

~*~*~


Когда темнота рассеялась, он очнулся от собственного крика, звенящего в ушах.

Тонкие пальцы успокаивающе погладили его по лицу, и сквозь пелену пота и слёз, застилающих глаза, он увидел лицо хозяина, участливо склонившегося над ним.

– Я же говорил, что будет совсем не больно, – широко улыбнулся он. – Я знал, что ты справишься… мой маленький волк. Мой Фенрис.

Фенрис моргнул, пытаясь понять, где он находится и что с ним только что произошло – и почему его тело словно охвачено огнём.

Последним, что он помнил, был сверкающий меч, упирающийся ему в горло.





Ключ: На персонажа неожиданным образом действует грибной гномий чай.
Название: Отпусти меня, чудо-чай
Пейринг/герои: Фенрис, Хоук, Варрик
Категория: джен
Рейтинг: PG
Техника: рендер
Предупреждение: нет


+ бонусный гиф





Ключ: Персонаж против воли влезает в детективную историю и расследует преступление.
Название: Никому нельзя доверять
Пейринг/герои: Фенрис, стражник, Храмовник
Категория: джен
Рейтинг: PG
Техника: рендер
Предупреждение: нет











@темы: оригинальные, м!Хоук, ж!Хоук, джен, гет, арт, слэш, Фенрис, Мерриль, Изабела, Варрик, Варанья, Андерс, Wintersend

Комментарии
2017-02-05 в 00:22 

Отпусти меня, чудо-чай
втф, команда :lol::lol:

URL
2017-02-05 в 17:49 

Раэлла
Попытайся отнестись ко всему этому как к забавной истории (С) Туу Тикки
"Добро пожаловать в будущее" - ух, какая концовка, я вздрогнула. читать дальше
"Отпусти меня, чудо-чай" :lol: отлично!

2017-02-05 в 22:53 

Fenris!Team
Гость, Раэлла, мы рады, что вы оценили эффект :-D

Раэлла, автор "Добро пожаловать в будущее" передает огромное спасибо :red:
читать дальше

2017-02-06 в 12:02 

Лиэс.
Suck my fireball!
Чудо-чай, ват :lol: Гифка прекрасна, как тысяча рассветов :lol:

2017-02-13 в 18:29 

taty@nka
пушистый ёжик
Vae victimus - И дерево — тоже затихло.
И жить Фенрису с Хоуком долго и счастливо!))) Бедняга, все старания в плетении узелков напрасны. Не честно Хоук поступил.

Оставить прошлое в прошлом - — Хоук, — слабым голосом сказал он, — почему мои друзья на самом деле мне не друзья?— Ненавижу вас, — почти доброжелательно сказал он.
Прелестные фразы.))))) Вообще, хорошо обыграли данное задание. Понравилось.))

Добро пожаловать в будущее - очень понравился драббл. Такое вполне могло бы произойти с сознанием Лето, когда ему вживляли лириум.

Отпусти меня, чудо-чай - умирла :lol::lol::lol:

2017-02-16 в 20:14 

Fenris!Team
Лиэс., спасибо большое! Наш рендерщик очень старался передать атмосферу этого укура :laugh:

taty@nka, спасибо!) Мы очень рады, что вам понравилось ))

2017-02-17 в 16:28 

педобраз
Vae victimus
конец немного предсказуем (с)

Вам письмо
бедный наивный Фенрис, впервые с таким столкнулся)) ну, теперь наученным будет :-D

Оставить прошлое в прошлом
хмм. скорее понравилось, чем нет)

по результатам трёх туров: ваш рендерщик упорот в щщи :lol: :five:

2017-02-17 в 16:54 

Кузя-кот, наш рендерщик - самый упоротый рендерщик на всем винтерсенде!

райтер команды

URL
2017-02-17 в 17:01 

Кузя-кот, ваш рендерщик упорот в щщи
Наш рендерщик прекрасен! :love:taty@nka, И жить Фенрису с Хоуком долго и счастливо
Пока смерть не разлучит их, бгг

Второй райтер команды, которому влом заходить с командного логина

URL
2017-02-17 в 17:06 

по результатам трёх туров: ваш рендерщик упорот в щщи
да, я такой! :vict: спасибо, я не знаю, задумывалось ли это как комплимент, но всё равно ужасно приятно слышать :lol:

райтер команды
это просто у меня очень вдохновляющая команда :kiss:


рендерщик

URL
2017-02-19 в 21:44 

Мэй_Чен
Absit omen
taty@nka, Кузя-кот, спасибо огромное за отзывы от автора "Прошлого" и транса-Фенечки:-D
Наш рендерщик лучший рендерщик эвер :heart:

   

Secondary Quests

главная