22:13 

Натаниэль Хоу: тур 1

team!Nathaniel
Сам ты Наташа




Название: Мистер Ферелден-2017
Автор: team!Nathaniel
Пейринг/Персонажи: Алистер Тейрин, Натаниэль Хоу, Гаррет Хоук, массовка
Форма: коллаж
Категория: джен
Рейтинг: G
Референсы/источники: фото из интернета, скриншоты из игры
Ключ: 3 Персонаж участвует в конкурсе красоты







Название: В какую сторону?
Автор: team!Nathaniel
Бета: team!Nathaniel
Персонажи: Натаниэль Хоу, фем!Кусланд
Категория: джен
Жанр: повседневность
Рейтинг: PG-13
Размер: 943 слова
Ключ: 5 Персонаж заблудился в Скайхолде/Убежище/Зимнем Дворце/Маркизате Серо.

Иронично, но именно в тюрьме в замке - бывшем замке Хоу - он не был ни разу, даже в далеком детстве. Днями пропадал в лесу и городе, облазил всю Башню, обнаружил даже несколько забытых потайных ходов, но так и не сподобился сунуть нос в крошечный подвал с парой камер.
И вот спустя пятнадцать лет наверстал упущенное. Не совсем по своей воле.

Как так вообще получилось? Заблудиться в отчем доме, в родовом гнезде семьи Хоу?!
Пусть бывшем, но все же... Милосердная Андрасте, Натаниэль даже не собирался никого убивать. То есть, первоначальный план был именно таким, но потом ему просто стало тошно от всей этой истории. В ней пролилось достаточно крови и без его участия. Все, что Натаниэль хотел - забрать свои вещи.
Неужели это так много?

По факту - один мешок, полупустой. И отряд стражи в придачу. Видимо, чтобы нести сподручней...
Они просто не могли встретиться, не должны были! Неоткуда взяться страже за поворотом! Там же тупик! Тупик и потайная комната, о которой даже отец забыл, если вообще знал!

Но за поворотом теперь находится казарма…

Натаниэль прекрасно ориентировался на местности, разбирался в навигации, мог найти выход из самой запутанной пещеры... и позорно заблудился в Башне Бдения. Замке, которым его семья владела не первое поколение. Как хорошо, что об этом фарсе вряд ли кто-нибудь узнает. От него - так точно.

Со стороны случившееся выглядит не так глупо, как ему кажется, верно? И Натаниэль неплохо себя проявил. Быстро сориентировался и сделал ноги. Почти успешно. Если бы балкон в кабинете не снесли, заложив проем до состояния узкой бойницы...
Скольких он уложил? Даже не убивая. Сер Родольф мог бы им гордиться. Наверное. Но скорее всего, обозвал бы слюнтяем, что чурается оружия настоящих мужчин.
Помог бы ему меч в той свалке? Вот стражникам их мечи не помогли. А Натаниэль уложил четверых. Потому что был ловчее и быстрее.

И сидит в камере, в ожидании приговора, потому что полный неудачник. И слюнтяй. Был ли у него шанс уйти, бей он на поражение сразу? Зачтется ли при вынесении приговора?

Умирать, как подозревал Натаниэль, будет больно при любом раскладе, но почему-то он думал, что топор палача намного быстрее и безболезненней удушения в петле. Не то чтобы он боялся боли…

Как много изменилось за пятнадцать лет... Интересно, кто перестроил Башню. Отец? Или Стражи, которым она отошла? Для своих серостражьих нужд и на случай возвращения законных хозяев?
Что за глупости лезут в голову. Скорее всего, постарался отец. Наверное, Натаниэлю стоило проявлять больше интереса к новостям из дома. И в Башню лезть не следовало. Что мешало остаться в Марке?
Выгодно жениться на какой-нибудь фрейлине принцессы Ваэль, навсегда забыть про Амарантайн? Просто жить?..

За неделю заключения ответа на эти сакраментальные вопросы Натаниэль так и не нашел. Впрочем, может и не неделю. Он не догадался отметить первые сутки, оказавшись в камере, а потом просто сбился со счета. Увы, окон в тюрьме не предусмотрено, а факелы меняют по мере прогорания.

- Варел, оставь! - До Натаниэля донесся натужный скрип двери. Толстая и тяжелая, она неохотно поворачивалась на застывших петлях, выдавая, что тюрьмой новые хозяева замка пользовались не часто. А гулкий коридор усилил и исказил голос открывшего дверь.
Результат получился... антуражный. Натаниэль проникся бы - будь ему на десяток лет меньше.

- Командор, этот преступник опасен и… - А этот голос ему знаком. Варел. Предатель Варел. Наверняка, преданно вылизывает сапоги захватчикам. Какая встреча.

Натаниэль успел принять расслабленную позу, прежде чем гости вошли в круг света у его камеры. А вот лицо не удержал, судя по довольной ухмылке Кусланд.

- Раз в тюрьме, то не опасен, - Элисса отмахнулась от тревог сенешаля.

Натаниэля терпеть не мог наглую мелочь с первого дня знакомства. А Элисса словно чувствовала, и специально липла к нему. При полной поддержке Делайлы, с которой мгновенно сдружилась.
Уже и не подсчитать, сколько чужих игрушек они испортили и сколько подлых подстав - довольно детских с обоих сторон, стоит признать - подготовили.

С тех пор Элисса сильно повзрослела. Но не похоже, что сильно изменилась.

- Может быть, это мой коварный план? - Натаниэль пожал плечами.
- А может быть, кто-то просто заблудился в перестроенной Башне? - мерзкая ухмылка стала шире. Еще немного, и у неё щеки порвутся! - Солдаты рассказали, как ты за каким-то демоном свернул в тупик и несколько секунд тупо пялился на стену. Я бы поняла, облажайся так обычный вор. Но Натаниэль Хоу, наследник семьи Хоу и прочая, и прочая? Даже не знаю, что в этой истории самое смешное: то, что это ты или что ты заблудился в собственном доме?
- Полагаю, вся ситуация в целом, - сделав вид, что общение с Кусланд ему приелось, Натаниэль растянулся на соломенной подстилке. - Бьюсь об заклад, твое положение не менее забавно. Ведь когда-то тебя прочили в королевы. А теперь Элисса Кусланд командует безродным сбродом.
- Безродным сбродом, который остановил Мор и сразил Архидемона, - она и не подумала обижаться. - Но что делать с тобой…
- Воров принято казнить, командор. По законам военного времени, - холодно заявил Варэл.

За что, интересно, он его так ненавидит? Сколько было Натаниэлю, когда они виделись в последний раз? Лет четырнадцать?

- Варел, милорд Хоу оказал нам большую услугу, на деле показав, как просто проникнуть в Башню любому проходимцу, - Кусланд хмыкнула, глядя Натаниэлю прямо в глаза. Он проигнорировал оскорбление. - От лица Серых Стражей выражаю благодарность. Верните ему хлам, за которым он явился, и пусть катится на все четыре стороны.

Внезапно. Очень внезапно. С чего такое милосердие? Вырезав семью Хоу, отпускает последнего оставшегося наследника. Не хочет мараться казнью? Отправит следом убийц, оставшись в стороне?
Выражает таким образом презрение? Издевается?

Бессмысленные вопросы.

- А если милорд Хоу захочет услышать пересказ событий последних лет от непосредственного участника, то может заглянуть в кабинет своего отца после обеда, - напоследок бросила Кусланд, развернувшись на пятках и игнорируя тихие возражения Варела. - Надеюсь, в этот раз ты не заблудишься?

Она и в самом деле думает, что он наступит на те же грабли?

...в конце концов, в этот раз Натаниэль сможет спросить дорогу.





Название: Сожженный город
Автор: team!Nathaniel
Бета: team!Nathaniel
Персонаж: Натаниэль Хоу
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: R
Размер: ~760 слов
Предупреждение: богохульство
Ключ: 53 Персонаж совершает акт вандализма

Прежде, чем Натаниэль увидел город, он его почуял: даже крепкий морской ветер не заглушил густого отвратительного запаха дыма и гари. И чем ближе был Амарантайн, тем ужаснее становилась вонь. В воздухе медленно танцевал пепел – все гуще и гуще, словно на побережье упала серая метель. Земля покрылась толстым слоем праха. Казалось, она поседела от того, что ей довелось пережить. Хоу сглотнул и замотал нижнюю часть лица шарфом. От запаха это спасало плохо, но хотя бы защитило от забивающих глотку хлопьев. Они оседали на одежде и волосах, делая его таким же серым, как и все вокруг. А потом в зловонной дымке показались сначала пустые и мертвые костяки предместий, а потом и сами стены: изглоданные огнем, густо покрытые копотью. Островерхие крыши башен почернели и провалились, опущенная железная решетка на городских воротах нелепо покосилась.

По ту сторону от нее громоздился неопрятный вал сгоревших тел: в отчаянной попытке выбраться жители бежали к выходу, но подъемный механизм уже заклинило намертво. Они были обречены. Он сам обрек их. А потому сейчас не имел права отворачиваться.

Хоу до крови закусил губу, а потом протиснулся в щель между решеткой и стеной и вошел в город. Смрад сделался просто нестерпимым, и Натаниэля замутило. Он остановился, приводя дыхание в порядок, а потом поправил шарф и продолжил путь. В ушах стояли свист стрел, гул огня, треск осыпающихся перекрытий и истошные крики, которые он никогда не слышал наяву – Командор увел их намного раньше, чем город полностью объяло пламя. Однако звуки были такими настоящими, что душу выворачивало наизнанку. Впрочем, слушать воображаемые крики было все же легче, чем отвратительную тишину, захватившую власть над этим местом в реальности.

Внезапно город встал перед ним таким, каким запомнился в детстве – ярким и веселым, разукрашенным к очередной ярмарке. Слитный гомон спешащих по делам горожан перекрывали голоса торговок и зазывал. Крутились и поскрипывали флюгеры, блестела на солнце вымытая недавним дождем черепица, трепетали разноцветные флаги, из окон трактиров доносились струнные переборы. На площадях ставили свои пестрые шатры бродячие комедианты. Запах свежей выпечки мешался с ароматами жареной рыбы. Предвкушая праздник, по улицам наперегонки носились дети и собаки. Они с Делайлой тоже мчались вприпрыжку по гулкой мостовой, таща за руку хнычущего Томаса – туда, где уже поставили свои расписные палатки продавцы сладостей...

«Чур, малиновый леденец мой!»
«Нет, мой!»
«А я тогда куплю земляничный! Нет, шоколадный!»
«Глупый, шоколадных леденцов не бывает!..»

Натаниэль сморгнул застилающую глаза пелену, провел по лицу ладонью, размазывая пепел, и продолжил путь среди гари и смерти. Туда, где когда-то стоял двухэтажный домик, обшитый потемневшим тесом и притиснутый с боков такими же неказистыми серенькими домами.

Разумеется, его от этого отговаривали. Но он не мог не вернуться. Не мог не попросить у них прощения. Он знал, что убедиться в смерти близких своими глазами будет тяжело. Но не ожидал – насколько. Слабым утешением стало то, что, скорее всего, их гибель оказалась быстрой и милосердной – на них упала стена соседнего дома. Три тела – два больших и одно маленькое – даже почти не пострадали от огня, придавленные каменными блоками… У него не получилось самостоятельно вытащить их из-под завала. Все, что он смог – просто присесть рядом, коснувшись холодной руки сестры, и бездумно прочитать подходящую случаю молитву.

Теперь семья Хоу погибла окончательно... Одиночество, острое, как сильверитовый клинок, полоснуло по горлу, отнимая и голос, и воздух, и желание жить. Натаниэль стоял посреди города, похороненного заживо. Он ведь сам об этом просил – пожертвовать Амарантайном. А теперь здесь не было ничего, кроме трупов и сгоревшей памяти. Существовал ли он сам? Натаниэль не знал.

Ноги понесли его к церковной площади. Посреди нее высилась мраморная Андрасте. Полированный камень почти не задерживал пепел, посреди разрухи белоснежная статуя смотрелась чуждо – непристойно чистой. Наверное, в этом крылся какой-то высший смысл? Стать причиной и свидетелем тысяч смертей и сохранить чистоту? Хоу смотрел на нее несколько мгновений, его сердце переполняла тоска и невнятная ярость. Потому что он отчетливо осознал – это не могло быть правильным.

– Мы сделали все, как надо! Я дал практичный совет! Ты и сама когда-то обрекала людей на гибель ради единственно верной цели! – закричал Натаниэль в бесстрастное мраморное лицо, не зная, кого и зачем пытается убедить.

Он сорвал с лица шарф, вдохнул отравленный дымом воздух, закашлялся, а потом начал читать вслух заученные с детства слова, постепенно срываясь на крик:

– Пускай впереди меня только тьма,
Но Создатель направит меня.
Мне не суждено скитаться по неверным дорогам Загробного мира,
Ибо там, где Свет Создателя, нет тьмы,
И ничто, сотворенное Им, не будет утеряно!

Его взгляд упал на безобразный и жуткий остов Церкви, на скорчившиеся трупы, лежащие на брусчатке, и Хоу хрипло рассмеялся.

«Лживая сука», – крупно вывел Натаниэль копотью прямо на постаменте пророчицы. А потом плюнул ей под ноги и побрел к выходу из города.





Название: Конфетку будешь?
Автор: team!Nathaniel
Пейринг/Персонажи: фем!Страж-командор, Натаниэль Хоу
Форма: стрип
Категория: джен
Рейтинг: G
Ключ: 56 Персонаж ест конфеты втихаря под подушкой
Примечание: открывается по клику












Название: Беда – не несчастье
Автор: team!Nathaniel
Бета: team!Nathaniel
Персонажи: Натаниэль Хоу, м!Табрис, Андерс
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Размер: ~1320 слов
Ключ: 109 Персонаж становится инвалидом из-за врачебной ошибки

Конь летел по проселочной дороге галопом. Встречный ветер хлестал Натаниэля по лицу и пронизывал навылет, словно тот был бесплотным. И в то же время наполнял его, как тяжелый морской парус, заставлял жадно раздувать ноздри и нетерпеливо щуриться вслед убегающим разбойникам. Не было ни прошлого, ни будущего – только эта дикая скачка, упругий изгиб знакомого лука и щелканье тетивы по перчатке.

Хоу распластался по взмокшей конской шее, накладывая стрелу, выпрямился и, почти не целясь, на выдохе, выстрелил. Он сам в это мгновение был и этой стрелой, и ее полетом, и смертоносным жалом на ее конце, а потому знал, что попадет. Подбитый беглец вскрикнул и вылетел из седла. Натаниэль не стал провожать его взглядом, выхватив вместо этого еще одну стрелу из колчана и намечая нового врага. Он упивался погоней, подхваченный свирепым потоком.

Бок о бок с ним мчался Табрис – враг, ставший младшим братом. Они и были похожи сейчас, как братья – Дарриана несло на крыльях того же яростного охотничьего азарта. Он сопровождал выстрелы Натаниэля и удачные попадания Андерса кровожадными и ликующими вскриками. А когда они настигли всадников, прижав их к молодому ельнику, Табрис вскинул меч и бросился на троих оставшихся бандитов хищной птицей, крича во всю глотку:

– Не трогайте их! Они мои!

Натаниэль и Андерс послушно придержали коней, шумно переводя дыхание, не убирая, впрочем, ни лук, ни посох.

Раньше эти разбойники служили банну Эсмерель, но после ее самоубийства начали серьезно досаждать – нападали на торговцев, жгли поля, разоряли фермы и раздували недовольство Серыми Стражами, пуская слухи, что во всем виноваты порождения тьмы. А когда авторство преступлений было раскрыто – взяли наглость назвать себя единственными патриотами эрлинга, хранящими верность Хоу. Натаниэля это взбесило настолько, что он настоял на том, чтобы заняться бандой сразу же после окончания войны порождений, используя при этом все доступные методы – даже самые непопулярные. Когда за головы бандитов была объявлена щедрая награда, а за укрывательство – смертная казнь, вчерашние хищники сами превратились в добычу. И сегодня были уничтожены последние из них.

– Нат! Помоги обыскать, – позвал Табрис, спешиваясь.

Натаниэль подъехал поближе, и только перекинул ногу, чтобы спрыгнуть с седла, как в него вонзился нож. Лезвие пробило левую ладонь и пронзило плечо коня. Тот испуганно вскрикнул и понес. Хоу с проклятьем выдернул клинок, схватился за повод но, не удержавшись, грохнулся на землю, застряв сапогом в стремени. Его протащило несколько ярдов, прежде чем он смог утихомирить коня.

– Твою мать! – Натаниэль поднялся и ошалело помотал головой. Боевая горячка все еще бурлила в крови, мешая чувствовать боль от удара и пореза.

– Вот же сволочь! – Дарриан быстро чиркнул по горлу шустрого недобитка и подбежал к Хоу. – Все в порядке?

– Покажи-ка руку! – потребовал подоспевший Андерс и внимательно ее осмотрел. Нож лишь скользнул по кости и не задел сухожилий, сквозная рана на ладони выглядела чистой и ровной. Андерс легкомысленно фыркнул и наложил заклинания, останавливающие кровь и запускающие самовосстановление: – Повезло тебе! Ерунда, обычная царапина. Через час затянется, и уже назавтра сможешь пользоваться рукой снова. Пока просто замотаем тряпкой и сделаем перевязь. Постарайся не тревожить рану. А главное – не вздумай ее чесать!

При обыске трупов обнаружилось несколько неотправленных писем. Табрис принял решение взять в Башне Бдения подкрепление и немедленно проведать адресатов, чтобы задать им несколько неприятных вопросов. Разговор в первой же усадьбе получился крайне занимательным – все указывало на след нового заговора. Дарриан слишком горячился, поэтому допрос, как обычно, вел Натаниэль. Он умел так задавать вопросы и играть на человеческих слабостях, что им даже не приходилось прибегать к насилию – Андерс только успевал записывать фамилии и пароли. Когда Хоу вышел на улицу перевести дух, он почувствовал себя ветошью, на недельку забытой в ведре с грязной водой. Теперь, когда он позволил себе расслабиться, Натаниэлю показалось, будто из его тела вынули все кости. Ему не хватало воздуха, с него градом тек пот, колени подгибались от слабости, а рана на ладони не просто чесалась, а чудовищно ныла и дергала. Натаниэль привалился к косяку, признав, что чувствует себя преотвратно и срочно нуждается в помощи лекаря. Но до Андерса так и не дошел, рухнув где-то посреди коридора.

Его сознание несколько раз пыталось выплыть из цепкого забытья, поднимаясь на границу яви и причудливых видений. Но боль накрывала с головой, и он проваливался обратно в спасительную темноту.

В момент очередного просветления Натаниэль осознал, что лежит на своей кровати в Башне Бдения. В комнате царил полумрак, ставни были прикрыты, сквозь них пробивался тонкий луч света, который неприятно резал глаза. Хоу хотел было встать и захлопнуть створки, но не смог приподнять даже голову. Ситуация показалась ему комичной – в последний раз он валялся в постели днем в Вольной Марке, причем не один, а в довольно приятной компании. А по-настоящему болел в далеком детстве, когда в одиночку умял примерно полведра неспелых груш.

Воспоминание о позабытой хвори заставило его напрячься и восстановить последовательность событий, доведших до болезни сейчас. Кажется, дело было в ране на ладони, хотя Андерс заверял, что все будет хорошо. Ладонь ныла даже сейчас. Но посмотреть, как она выглядит, у него не получилось – помешала слабость.

Хоу задумался. С одной стороны боль успокаивала. Как шутил сэр Родольф: если у тебя болит голова, руки или ноги – радуйся, значит, они у тебя есть. С другой стороны, учитывая, что он потерял сознание в усадьбе, находящейся в четырех часах езды от Башни, а очнулся только сейчас, дело и вправду было серьезным. Натаниэль не слишком хорошо разбирался в медицине, но тут вариант мог быть только один – рана все-таки загноилась, и заражение попало в кровь. То, что он пришел в себя, было уже хорошо. Обычно от такого умирают...

Внезапная мысль заставила воздух застрять в его глотке на полувздохе: чаще всего ценой жизни была ампутация. Натаниэль вспомнил рассказы о фантомной боли и закрыл глаза, моля Создателя о чуде. Поднять руку не получалось, сколько он ни старался. Тогда Хоу собрался с силами, стиснул зубы и, упираясь затылком в изголовье, заставил тело приподняться чуть выше. Он быстро выдохся, но, отдохнув, повторил попытку – и так до тех пор, пока не смог оглядеть себя целиком. А потом судорожно сглотнул и осел обратно на подушку.

Левая рука выглядела заметно короче.

Он закусил губу, борясь с нахлынувшей паникой. Воображение услужливо рисовало картину за картиной – одна чернее другой. Не будет больше ни бешеной скачки, ни звонкого пения тетивы у лица. Не будет полета. Не будет отчаянных схваток спина к спине и свирепого азарта. Все что ему осталось – томительное безделье, пьянство, жалостливые взгляды бывших друзей и смертельная тоска… И когда Натаниэль увидел себя издыхающим в какой-то вонючей подворотне, он приказал отчаянию заткнуться, прорычав:

– Я жив!

В пустой комнате хриплый голос прозвучал странно и чуждо, но Хоу это почему-то приободрило. Он с медленно и удовлетворением кивнул. Ничто не будет таким, как раньше – это факт. Его жизнь, без всякого сомнения, изменилась. Но только ему решать – в какую сторону и насколько сильно…

Он все еще размышлял над этим, когда в комнату заглянул Дарриан. Лицо командора мгновенно стало очень и очень несчастным – несмотря на попытку выглядеть безмятежным.

– Очнулся, – Табрис вошел и сел на край кровати. – Рад снова тебя видеть, старина…

Он явно не знал, что говорить дальше. Натаниэль усмехнулся – командир был, словно раскрытая книга, на страницах которой были написаны смущение и вина.

– Можем обойтись без предисловий, – начал Хоу сдержано. – Я уже заметил, что меня стало несколько меньше. И, знаешь, тебе не придется меня утешать. Лучше сделаем наоборот. Я сам расскажу, что будет дальше.

Натаниэль выдержал паузу, а потом тихо хмыкнул:

– Для начала, мне нужно поменять гардероб. Ну, серьезно, шнуровка теперь не мой фасон. И, как ни прискорбно, придется постричься. Думать не хочу, каким пугалом стану с этим вашим военным ежиком. В-третьих, лук отойдет в наследство моему племяннику. Уж прости, но в арсенал я такую ценность не отдам. Вспомню, как дерутся с коротким мечом и баклером, заново научусь ездить верхом. Что еще?.. Как только смогу встать, сломаю Андерсу нос. И, наверное, буду проводить больше времени за бумагами, чем в походах. Потому что, сам знаешь, какой бардак у нас в отчетности. – Длинная тирада его вымотала. Хоу снова помолчал и продолжил: – То есть, в общем и целом, я останусь страшно полезным, командор. Так что – поменяй постную мину на более жизнерадостную и сгоняй за вином. Я жив, демоны меня подери, и это стоит отметить!





Название: Дар авгура
Автор: team!Nathaniel
Бета: team!Nathaniel
Персонажи: Натаниэль Хоу, Рэндон Хоу, Делайла Хоу
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Размер: ~2240 слов
Ключ: 182 Персонаж попал под древнее эльфийское проклятие и стал оборотнем

Под каменными сводами подземелья Башни было душно и пыльно. Натаниэль с любопытством огляделся, поднимая факел повыше. Странный запах, странные статуи. Их древние лики, полускрытые толстым слоем грязи, казались слишком... Живыми? По спине пробежал холодок. Но Натаниэль передернул плечами и пошел вперед.

Разумеется, приходить сюда ему было строжайше запрещено. Но разве запрет способен остановить настоящего героя? Особенно, когда его мужественность подвергается сомнению? Натаниэль сердито нахмурился, вспоминая подначки брата. Ладно, если бы Томас напирал только на недостаток смелости. Тогда бы он, пожалуй, сумел снисходительно объяснить, что помимо нее существует такая штука, как благоразумие. Но мелкий заехал в его больное место: «Да ты ни в жизнь не осмелишься пойти поперек отца. Ты же из штанов выпрыгиваешь, чтобы перед ним выслужиться! В общем, слабо тебе в склеп залезть, и точка!» Делайла попыталась было успокоить их обоих, но было уже поздно. Томас перешел черту, и Натаниэль пообещал доказать, что это было зря.

Он подготовился к походу основательно – тайком сделал слепки ключей, что носила на поясе мать, и заготовил подходящие отмычки. Стащил из кузницы оружейное масло и огромный слегка заржавленный кинжал, который наточил до бритвенной остроты. Сделал запас факелов, сухого трута, мела и, совсем уж на всякий случай, раздобыл трезубую стальную кошку и моток крепкой веревки. Проникнуть в запретное подземелье оказалось не так уж трудно – спасибо отмычкам, маслу и его собственной смекалке. Найти дорогу в авварский склеп – и того легче. Как он и думал, ужасные лабиринты с ожившими скелетами были обыкновенными бабьими россказнями, прислушиваться к которым взрослому двенадцатилетнему мужчине было зазорно.

Натаниэль снова обвел склеп взглядом. Помещение было огромным, но пустым. Что же принести Томасу в доказательство того, что он здесь побывал? Его внимание привлекли темные провалы в стенах. Натаниэль подошел поближе и сначала осторожно потыкал в темноту кинжалом, а потом сунул в нишу руку. Сначала пальцы не нащупали ничего интереснее старых костей, но потом в ладонь легло что-то округлое. Медальон!

Натаниэль вытащил находку на свет. Одна сторона этой каменной подвески была гладко отшлифована, а на второй имелась резьба – угловатая волчья голова с угрожающе ощеренными клыками. В бликах огня Натаниэлю показалось, что волк готовится его укусить, и гуляющий по телу озноб усилился. Он сжал медальон в кулаке и неожиданно уколол палец хитро спрятанной в резьбе проволокой. И вот тут ему стало по-настоящему страшно, потому что волк открыл глаза.

– Потомок… – голос, зазвучавший в его голове, был едва слышным и очень усталым. – Будущий тан. Странно. Слабая кровь… Уязвимый оплот… Исправить… Прими дар авгура… Пройди испытание – станешь великим таном и вернешь славу клану…

Руку пронзила страшная боль, поползла вверх по плечу, ударила в голову – а потом так же быстро прекратилась, как и возникла. Натаниэль отдышался, закинул медальон обратно в нишу и опрометью кинулся наверх. О своей вылазке он решил никому не рассказывать. Уж лучше прослыть лжецом и трусом, чем одержимым магом…

Через неделю Натаниэль почувствовал себя странно: стал беспричинно раздражительным и нервным, в груди противно заныло, а внимание начало рассеиваться. К вечеру он разобиделся на весь белый свет, убежал в свою комнату и заснул, утомленный размышлениями о своей безрадостной судьбе. Ему приснился сон, полный незнакомых картин и запахов: он мчался по лесу, преследуя матерого большерогого оленя, а нагнав, вцепился в его горло зубами, с легкостью разрывая плоть. Кровь брызнула прямо в глотку. Она была сладкой, но еще слаще оказалось чувство одержанной победы. Ликование переполнило его, словно подземный родник – горное озерцо. Не в силах больше сдерживаться, он запрокинул голову, завыл…

… И проснулся от собственного воя. Натаниэль обнаружил, что лежит на полу, странно подогнув ноги. Его нос внезапно атаковали сотни запахов – и он мог назвать каждый из них. Уши легко ловили звуки, долетающие с самых отдаленных уголков двора, а глаза отлично различали каждый предмет в темной комнате. Его охватила паника, он вскочил – и снова покатился кубарем, потому что равновесие в его теле стало другим. Только тогда до Натаниэля дошло, что он стоит на четырех лапах. Он испуганно вскрикнул и услышал вырвавшийся из его горла жалобный скулеж. А потом забился в угол, страстно надеясь, что к утру наваждение пройдет само собой.

Немного погодя обостренный слух уловил встревоженные крики и беготню, Натаниэль понял, что его вой переполошил стражу. Паника усилилась, но тут глубоко в груди зародился и окреп протест – тому ли, кто способен перегрызть глотку большерогому оленю, бояться жалких и слабых человечков? Внутренний зверь, все это время спавший, угрожающе поднял голову. Он с легкостью пооткусывает ноги каждому из них! Он не сдастся без боя!.. Шерсть стала дыбом, Натаниэль ощерил зубы и зарычал.

А потом взглянул на себя со стороны и пришел в окончательный ужас. Неужели ему придется калечить собственных людей, от которых он видел только добро? Когда дверь комнаты распахнулась, и в нее ворвались вооруженные люди, Натаниэль твердо знал, что не будет сопротивляться – никто, кроме него не виноват в том, что он стал волком. Учуяв среди вошедших запах Рэндона, он прижал уши, собрал все свое мужество и выполз из своего угла, готовый принять любую кару.

Отец вскинул руку, останавливая готовых выстрелить лучников, внимательно посмотрел на него, окинул взглядом комнату... А потом в два шага подошел и больно ухватил за загривок.

– Натаниэль?!

Он снова тихонько заскулил, глядя ему в глаза. На его морду обрушилась тяжелая оплеуха.

– Все вон! – рыкнул Рэндон.

Привыкшие к беспрекословному подчинению слуги оставили их без единого вопроса. Хватка отца стала жестче.

– Ты что натворил, убожество? – негромким и страшным голосом спросил он. – Ты хоть понимаешь, какой позор навлек на семью?

Натаниэль невольно зажмурился – об этом он не подумал. Его род никогда не был замечен в магии, и это добавляло семье гордости. А теперь никто не поверит, что произошедшее было последствием только его безответственности и глупости.

– Я буду задавать вопросы, а ты – кивать или мотать своей тупой башкой. И не вздумай лгать! Ты сделал это сам?

Натаниэль отчаянно затряс головой.

– Хорошо, – Рэндон с облегчением вздохнул. – Значит, тебя заколдовал маг?

Он слова отрицательно качнул головой.

– Нет? – отец задумался. – Может, проклятие? Лазил в руины, трогал странные предметы?

Натаниэль закивал и тут же схлопотал еще одну оплеуху.

– Придурок, – процедил Рэндон.

Через пять минут он выяснил все, что хотел, и поднялся с пола.

– Самым правильным было бы тебя придушить. Ты жестоко меня разочаровал. Но ты по-прежнему моя кровь, мой сын и наследник. И я не пожалею ни денег, ни сил, чтобы снять проклятие. Помни об этом.

Отец вышел из комнаты, закрыл дверь и отдал приказ страже:

– Никого не впускать без моего разрешения!

Натаниэль прикрыл морду лапой, чувствуя, как по шерсти текут горячие слезы. Он молил Создателя, чтобы утром все это оказалось дурным сном. Но его молитва осталась без ответа.

Он в апатии пролежал в углу до обеда, но потом молодой организм и врожденный оптимизм взяли свое. Натаниэль опустошил принесенную ему миску с кашей, послушно сходил на двор, а потом, снова оказавшись взаперти, принялся от избытка энергии носиться по комнате. В процессе выяснил недостатки и преимущества этого тела. Среди первых оказались ловкость, скорость и неутомимость. Во вторые попала излишняя активность, длинные когти, немедленно изорвавшие в лоскуты все постельное белье, и невыносимо чешущиеся зубы. Набегавшись, Натаниэль вытащил из ящика со старыми игрушками деревянного бронто и с удовольствием его сгрыз.

На третий день его заточения в комнату снова зашел отец в сопровождении Преподобной матери Лорейн. Натаниэль как раз догрызал свой старый ботинок, найденный все в том же ящике с игрушками. Он в смущении вскочил, отвесил им неуклюжий поклон, а потом сел, благовоспитанно прикрыв хвостом кожаную труху на ковре.

Преподобная мать брезгливо поджала губы, зажгла в комнате благовония и ароматические свечи и целый час читала разные фрагменты из Песни Света. А потом с осуждением посмотрела на Рэндона.

– Я благодарна вам за щедрое пожертвование, лорд Хоу. Но я была уверена, что кару Создателя может снять только сам Создатель! – она набожно коснулась лба ладонями и кинула на Натаниэля колючий неприязненный взгляд.

Внутренний зверь зарычал, но он вовремя его заткнул.

– Молитвы, пост и благие деяния…

– Да, да, конечно, – нетерпеливо перебил ее отец. – Я благодарен вам, Преподобная. Если угодно, мы продолжим этот разговор в моем кабинете. А пока уступим место рыцарю-капитану Перкинсу, – и вышел, так и не посмотрев на сына.

Сумрачный седоусый храмовник походил вокруг Натаниэля, позадавал ему вопросы, на которые тот снова кивал или мотал головой, а потом потрепал за ухом, вздохнул:

– Глупый мальчишка… – и тоже покинул комнату.

– Я заметил в нем следы какого-то духа. Но настолько слабые, что об одержимости не может идти и речи. Думаю, он безопасен… Насколько может быть безопасен подросток в теле хищника, – услышал Натаниэль его громкий голос в коридоре, немедленно проникся к Перкинсу симпатией и по-собачьи вильнул хвостом. – И перестаньте его запирать, а то он у вас заболеет или спятит. Или одичает – что еще хуже.

Этим же вечером к нему пустили Делайлу.

– Нат! – она с визгом повисла на его шее. А потом отстранилась и посмотрела строго: – Какой же ты лохматый, всю комнату в шерсти выпачкал! Ну нельзя же так! – и принялась с энтузиазмом вычесывать его своим изящным черепаховым гребнем, рассказывая о том, что произошло в цитадели за последнее время.

Он слушал, блаженно щурился, вывалив язык, пачкая платье сестры слюнями и наконец-то чувствуя себя в безопасности.

Через неделю в его комнате собрался целый консилиум магов. Сначала он прислушивался к их словам, но быстро потерял нить разговора, заскучал и нечаянно обгрыз посох, беспечно оставленный кем-то на полу. Ни споры, ни заклинания, ни походы в авварский склеп так и не помогли магам приблизиться к решению проблемы. Ни они, ни храмовники не обнаружили следов колдовства в старых костях и найденном Натаниэлем медальоне.

Вот тогда-то он и начал беспокоиться всерьез. У него пропали сон и аппетит, а на душе поселилась глухая тоска. Он начал подвывать по ночам, поддаваясь глубинным порывам, перестал играть с сестрой, опасаясь невольно ее укусить, и молча валялся посреди ковра, думая о том, что всем было бы лучше, если бы отец его все-таки придушил...

Рэндон, в отличие от сына, отчаиваться не спешил. Он приводил в его комнату новых и новых магов. От одних неприятно пахло застарелой кровью, от других – немытым телом и страхом, от третьих – пылью и старым пергаментом. Но их колдовство и знания оказывались одинаково бесполезными.

А потом в его комнату, тряся головой, вошла эльфийка – такая дряхлая, что вполне могла застать падение Долов. Натаниэль поднял на нее равнодушный взгляд. Старуха грузно села на его кровать и уставилась куда-то в стену, опираясь на клюку. Ее губы беззвучно шевелились.

– Символ клана, – просипела она, когда Рэндон уже начал терять терпение. – Знак тана.

Натаниэль насторожил уши – эти слова он слышал в авварском склепе.

– Продолжай, – приказал ей отец и бросил косой взгляд на сына. – Кажется, он знает, о чем ты говоришь.

– Это эльфийская магия. Такая древняя, что эльфы ее забыли. А аввары присвоили и сохранили, – она раскашлялась. – Раньше у кланов были духи-стражи. Они принимали облик зверей, чтобы оберегать подопечных. На твоем гербе медведь, человеческий лорд. Значит, у твоих предков был дух-страж...

Эльфийка замолчала так надолго, что Натаниэль испугался, что она умерла.

– Дальше! – резко подогнал ее Рэндон.

Она вздрогнула, открыла глаза и продолжила еще более скрипучим голосом:

– За духами следили Хранители. Аввары называют их авгурами. Если в твоем склепе нашел упокоение авгур, твой сын мог потревожить его останки, пробудить и вызвать его интерес. Он мог передать ему этот дар…

– Дар? – отец вскинул голову и желчно улыбнулся.

– Дар, – старуха несколько раз кивнула. – Сила духа-стража. Если твой сын с честью выдержит испытание, он вернет благосклонность духа роду. Вернет удачу и могущество.

Рэндон задумался, приложив палец к подбородку.

– Сколько может продлиться это испытание, и в чем именно оно заключается?

Эльфийка затряслась в приступе смеха.

– Откуда же мне знать? Спроси об этом самого авгура. Ты ведь тан.

Когда старуху выпроводили из комнаты, отец одарил Натаниэля тяжелым взглядом. Он невольно прижал уши, ожидая приговора.

– Авгуры, духи, магия… – произнес Рэндон. В его голосе было отвращение. – Все это слишком опасно и не поддается контролю. Мой род вырвет удачу и могущество у мира не потому, что так решил какой-то демон, а благодаря собственной силе, хитрости и расчетливости. Жаль, ты не примешь в этом участия, – он с сожалением покачал головой. – А у меня на тебя были большие планы…

Отец поднялся с кресла, приняв какое-то решение:

– Иди за мной, – велел он, и Натаниэль послушно поплелся следом – вниз, во все тот же авварский склеп. Он даже уже не боялся. На душе было пусто, темно и сухо, как в пересохшем колодце.

Рэндон подошел к могиле авгура и требовательно позвал:

– Явись, предок! Тебя зовет тан Хоу! Я хочу обсудить испытание моего сына.

Довольно долго ничего не происходило. Но потом глаза каменного медальона все-таки засветились.

– Он не будет таном, дух. Я лишаю его наследства. Можешь забрать свой дар обратно.

– Почему? – зашелестело в ответ. – Он разумен, смел и умеет контролировать зверя – из него выйдет хороший тан...

– Он слишком любопытен и глуп, дух. Таном станет мой младший сын Томас – таково мое решение!

– Быть посему… – шелест стих, и Натаниэля скрутило новым приступом боли.

Захрустели суставы, застонали, перерождаясь, мышцы, и он упал на каменный пол, катаясь и подвывая. Когда пытка прекратилась, он сел, вытер идущую носом кровь и посмотрел от отца. Выражение лица Рэндона было непроницаемым. Затем он снял с себя дублет, протянул ему и приказал:

– Встань и возьми себя в руки! То, что здесь было, останется между нами, понял? Для всех ты был жертвой малефикара. После его смерти проклятие спало, – отец помолчал. – В Ферелдене тебе оставаться нельзя. Нужно выждать, пока все забудут этот случай. Поедешь в Старкхэвен. Очень рассчитываю, что ты сможешь послужить своей семье там. Все ясно?

Натаниэль молча кивнул, накидывая на себя одежду. Горло все еще саднило от крика, тело болело, как избитое, но он испытывал такое облегчение, что не обращал на это ни малейшего внимания. Гораздо больше его печалила предстоящая разлука с семьей.

А где-то на задворках сознания маячила крамольная мысль: что было бы, если бы он прошел испытание до конца?

Он мотнул головой, отгоняя ее. Что толку в фантазиях? Он серьезно подвел семью и испортил ей репутацию. А значит, ему придется приложить все усилия, чтобы восстановить доброе имя Хоу.





Название: Раз шпион, два шпион
Автор: team!Nathaniel
Бета: team!Nathaniel
Персонажи: Натаниэль Хоу, фем!Амелл, Сигрун
Категория: джен
Жанр: hurt/comfort, юмор
Рейтинг: PG-13
Размер: 1270 слов
Ключ: 184 Персонаж просыпается с жуткой головной болью, ничего не помнит, все вокруг хихикают

Утро, как известно, добрым не бывает. Это утро началось для Натаниэля с сильнейшей головной боли, тошноты, жажды и мерзкого привкуса во рту – в общем, со всего того, что именуется «похмелье». Кое-как приглушив жажду травяным отваром из кувшинчика, стоявшего на прикроватном столике, Натаниэль побрёл в кабинет командора: Андерс лечил лучше, но Амелл и её кабинет были ближе.

Встреченная по пути служанка хихикнула в кулачок, лукаво глядя на него, и прикусила губу, чтобы не засмеяться вслух.

Похоже, он вчера что-то отмочил спьяну. Интересно, что именно? Плясал голым на столе? Учил мабари петь?

У кабинета он столкнулся с Сигрун.

– Хорошо вчера погуляли, правда? – воскликнула та. – Весело, с душой! Орлейцы были в шоке!

– Орлейцы? Ах да, Стражи из Орлея… – пробормотал Натаниэль, вспомнив напыщенных орлесианцев, которые приехали два дня назад, желая из первых рук узнать про Мать и Архитектора. Вчера как раз был бал в их честь… и он, похоже, сделал всё, чтобы этот бал запомнился им надолго.

– Ты, гляжу, совсем плох, – участливо сказала Сигрун. – Когда командор тебя отпустит, приходи на кухню, полечимся народным способом.

– Спасибо, обязательно приду, – пробормотал Натаниэль и деревянной походкой вошёл в кабинет. Осторожно, словно у него на голове была чашка с водой, которую ни в коем случае нельзя расплескать, сел в кресло.

– Вина? – ехидно поинтересовалась Амелл, качнув бутылью «Медвежьей крови».

Натаниэль поморщился и буркнул:

– Не издевайся, пожалуйста, и так тошно. Голова раскалывается, и я не уверен, что в переносном смысле.

– Полечить?

– Да, если не трудно.

Амелл молча подошла, коснулась восхитительно прохладными пальцами его висков и принялась мягко их массировать, одновременно применяя магию. Боль постепенно утихла, и Натаниэль расслабленно откинулся на спинку кресла.

– Ну, докладывай, – сказала Амелл, сев напротив Натаниэля.

– Ни-че-го, – вздохнул он. – Совершенно. Зря только коллекционное вино на него перевёл да похмельем страдал. То ли этот парень ничего особенного и не знает, а то ли только притворялся пьяным, и втихаря обрабатывал меня с той же самой целью, что и я его. Откровенно говоря, ему это удалось лучше. Я теперь опасаюсь, что спьяну выболтал, чего не следовало.

– Не беспокойся, за вами всё время приглядывали, и если бы ты вдруг начал разглашать какие-то секреты, тебя бы тут же отвлекли или увели.

– Расскажи хоть, что я делал на балу, а то почти ничего не помню. Такое ощущение, что он мне что-то в выпивку подмешал. Надеюсь, я хотя бы голым на столе не танцевал?

– Нет, танцами ты нас не порадовал, – улыбнулась Амелл, – зато продемонстрировал кое-что другое… Но начнем с начала. Удачно, что этот орлесианец в компании ещё двух Стражей сам подсел к тебе и предложил тост за Орден и годовщину победы над Мором. Ты выпил и довольно успешно изобразил захмелевшего. Так начал высмеивать его усы, что даже я на миг решила, что ты уже не соображаешь, что несёшь. Но вот сравнение его с вором, который когда-то украл у тебя когда-то кошелек – это явно перебор.

Натаниэль поморщился.

– Я же говорю – мне что-то подмешали в выпивку. Я себя довольно странно чувствовал тогда, хотелось беспричинно смеяться, а ещё – подёргать его за усы, а потом вдруг мне вспомнился тот воришка и я и ляпнул, что у него были такие же дурацкие усы.

– Угу. Интересно, он тебя вызвал на дуэль из-за сравнения с вором, или потому, что ты назвал его тщательно выпестованное украшение дурацким? Хотя его оскорбление могло быть наигранным –слишком уж быстро он согласился с твоим предложением превратить дуэль в соревнование лучников.

– Я уязвил его самолюбие – мол, в человека-то из лука попасть легко, а ты попробуй, попади в яблоко на его голове! Это его задело – он себя первоклассным лучником считает, знаешь ли, а тут такой вызов! К тому же он ничем не рисковал – даже с учетом моей выдумки ему ничто не мешало прострелить мне на выбор что угодно, а потом сказать, мол, рука дрогнула.

– Повезло тебе, что прошлогодних яблок во всей крепости не сыщешь, а новый урожай ещё не созрел. Хотя он вполне мог потребовать заменить яблоко на брюкву, например. Или на картошку.

– Да ну, стрелять в брюкву или картошку было бы попросту смешно, да я бы и сам, если что, заявил, что не хочу выглядеть глупо, стоя с брюквой на голове. В общем, повёл я его в сад, якобы на поиски яблок, попытался разговорить, но если отбросить неважное, то можно сказать, что он молчал, как рыба. Удивился лишь, что у нас яблоки ещё не созрели – у них-то климат мягче, уже есть, что сорвать с ветки и погрызть.

– Ага, мне передали, как вы блуждали в трёх яблонях и ты жаловался орлесианцу на то, какой я у вас суровый командор. Ну-ну, не опускай глаза, я сочла это за комплимент, да и для дела это могло оказаться полезным.

– Могло, но не оказалось, он о своём командоре вообще не говорил. Потом пошёл дождь, я предложил вернуться в зал, там сделал вид, что протрезвел, осознал свою вину и раскаялся. В общем, рассыпался перед ним в извинениях, подарил бутылку коллекционного вина, он сразу подобрел, мы выпили на брудершафт… а дальше я помню урывками.

– После брудершафта вы ещё выпили, задали друг другу извечный вопрос «Ты меня уважаешь?» и чуть позже уединились за шторой.

– И… что мы там делали? – осторожно поинтересовался Натаниэль, с замиранием сердца ожидая ответа.

– Играли в кости, сидя на подоконнике, и пили! – ухмыльнулась Амелл. – А ты о чём подумал? Хотя любой бы подумал об этом, заглянув за штору и увидев двух практически голых мужчин – ставками в вашей игре была одежда. Ты проигрался буквально до трусов… причем их заодно увидели некоторые из гостей – когда ты снимал штаны, то случайно сорвал штору. А во время игры ты, в основном, трепался о кирквольском периоде своей жизни.

Натаниэль облегченно вздохнул. Гораздо больше, чем случайная демонстрация нижнего белья, его волновало, не проболтался ли он о своей миссии.

– Это ещё не всё! – огорошила его Амелл. – Слуги помогли вам одеться, и вы вернулись за стол. Выпили за Ферелден и за Стражей. Потом пошли во двор, по пути сломав скамейку и чуть не вышибив дверь, и на развалинах сарая…

– Прости, что перебиваю, но… сарай тоже мы сломали?

– Нет, его ещё при штурме крепости гарлоки разнесли, до сих пор руки не доходят отстроить. В общем, вы сели у обвалившейся стены сарая и принялись петь песни – причем он пел по-орлесиански, но вы прекрасно друг друга понимали. Потом вас на свежем воздухе развезло и вы уснули. Мне вовремя об этом сообщили, и я приказала отнести вас каждого в свою комнату, пока вы не замерзли. Но на фоне остальных ты выглядел практически образцом для подражания. Одна лишь Веланна повела себя примерно – ушла при первой же возможности в свою комнату. А остальные… Огрен, напившись, метал на спор свой топор, пошло заигрывал с дамами, наблевал в камин, а потом, окончательно упившись, заснул под столом. Андерс принялся развлекать гостей магическими фейерверками, то и дело попадая в кого-нибудь молнией. К счастью, до увечий и смертоубийства не дошло. Сигрун развлекалась, незаметно обкрадывая гостей и подбрасывая им чужие вещи… Глава орлесианских Стражей оказался с чувством юмора и сказал, что у нас тут так весело, что он не прочь погостить подольше. Ну-ну. Видимо, остальные его шпионы тоже вернулись ни с чем.

– Ещё бы. Веланна, Сигрун и я просто-напросто не знаем о том, что вы там в лаборатории Архитектора и в логове Матери увидели. Огрена спаивать бесполезно, он даже когда в стельку пьян, о важном всё равно молчит. Справедливость ты отослала патрулировать земли, ну а Андерс, конечно, любит потрепаться, но при этом так ловко уходит от ответов, что сразу этого даже не замечаешь. И вроде бы говорит о том, о чём его спросили, а через какое-то время понимаешь, что он уже давно болтает о совершенно постороннем.

– Да уж, талантливый парень. Впрочем, все вы у меня талантливые. Сигрун, кстати, во время применения своих талантов добыла очень интересное письмо, проливающее свет ещё и на тайную миссию наших гостей. Вот, ознакомься на досуге, вечером вернёшь. И готовься ко второму туру общения с нашими дорогими гостями!






@темы: Wintersend, Алистер, Андерс, Героиня Ферелдена, Делайла Хоу, Натаниэль Хоу, Рендон Хоу, Сигрун, арт, гет, джен, ж!Амелл, ж!Кусланд, м!Табрис, м!Хоук, оригинальные

Комментарии
2017-01-30 в 22:22 

Валентин Эккерт
Я тупой логичный идиот ©
Беда – не несчастье
Отлично. Спасибо. Вот просто очень :crazylove:

2017-01-31 в 00:03 

Валентин Эккерт
Я тупой логичный идиот ©
И отдельно: господа, у вас богичная подпись :-D

2017-01-31 в 00:49 

умер на баррикаде
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Название: Сожженный город
невероятно понравился текст :heart: все описанные запахи чувствовала буквально наяву, все описанное вставало перед глазами

2017-01-31 в 18:46 

bettelgeyze
Говорят, во мне живет Шива. Я даже знаю, в каком оно месте
Мистер Ферелден - 2017 а я бы голосовала за Ала, прастити :gigi:

В какую сторону? это было неожиданно, но, пожалуй, логично. Весьма мило)))

Сожженный город - бррр, мурашки по коже. Очень круто! :hlop:

Конфетку будешь? - бггг :-D

Беда - не несчастье - сильный Нат *хлюпнула носом*

Дар авгура - очень круто. Рэндон такой каноничный мудак, и Нат - такой юный и такой ответственный, прелесть!

Раз шпион, два шпион - этакий шпионско-приключенческий фик, коварные командиры коварны))) и ответственные рядовые Серые стражи Любопытно было бы взглянуть на эту историю глазами орлесианцев :D

2017-01-31 в 21:05 

team!Nathaniel
Сам ты Наташа
Валентин Эккерт, автор безмерно рад! :) Спасибо вам!
слава цареубийце, поглаженный автор счастлив и шлет в ответ лучи любви! :friend:
bettelgeyze, спасибо за прекрасный фидбек! Нам всем чертовски приятно!))

2017-02-07 в 16:48 

педобраз
Дар авгура очень понравился :vo:

2017-02-11 в 08:01 

team!Nathaniel
Сам ты Наташа
Кузя-кот, спасибо вам! Автору очень приятно))

2017-02-11 в 18:46 

Valerie Aks
What's the story morning glory?
Мистер Ферелден-2017 и Конфетку будешь? Спасибо, улыбнули.

Дар авгура мне как поклоннику оборотней, все пришлось очень по вкусу :crazylove: и как уже было сказано выше, Нат - такой юный и такой ответственный

Раз шпион, два шпион - очень зашло. Люблю всю эту "шпионскую тематику" :gigi:

2017-02-12 в 12:56 

team!Nathaniel
Сам ты Наташа
Valerie Aks, спасибо вам большое за добрые слова! :dance2:

2017-02-15 в 21:45 

Ханна Нираи
То, что выжил - это радует, огорчает то, что из ума.
Беда – не несчастье
Наташка крутой, Наташка мужик! :vo: Прям порадовал своей реакцией.

Сожженный город
Цепануло :weep:

Остальное тоже хорошо)) Вы котики :fls:

2017-02-16 в 09:28 

team!Nathaniel
Сам ты Наташа
Ханна Нираи, спасибо! Очень приятно знать, что порадовали :jump:

   

Secondary Quests

главная