16:12 

Подарок для Манако

Weisshaupt Fortress


Для: Манако
От: ксерокс

Название:
Автор: :moroz1:
Пейринг: Орсино/Мередит
Категория: гет
Жанр: романс, ангст
Рейтинг: PG
Размер: мини (1417 слов)
Комментарий автора: По этой части заявки:

Чувства со стороны Орсино, есть ли они у Мередит по отношению к чародею - на усмотрение автора. Терзания из-за чувств к храмовнице, жестокие ответы Мередит, которая и не думает вообще ни о каких отношениях. Орсино сначала чувствует, что Мередит становится другой, потом понимает, что это происходит из-за красного лириума. Тщетные попытки спасти ее, собственное безумие. Приход к магии крови. Конец каноничный, либо более позитивный на усмотрение автора


Но автора, возможно, чуть-чуть унесло в другое русло.


Тогда Орсино был молод, и подсознание его было все еще во власти голодных лет в эльфинаже — молчи, бери все, что можешь, особенно знания, выживай, просто пытайся выжить. Поэтому о Мередит он лишь был наслышан, не встречаясь с ней лично. Он видел лишь ее прямой силуэт среди храмовников, стоящих на постах, на церковных песнопениях, на Истязаниях. В Круге говорили, что она красивее любой церковной жрицы Андрасте, но признавали, что душа Мередит горела огнем справедливого правосудия, никак не справедливого милосердия, воспетого в религиозных учениях.


Их первый диалог состоялся в библиотеке, где новоиспеченный учитель и чародей перебирал книги о стихийном учении в поисках лекционного материала.

— Вы же знаете, где можно найти фолиант о симптомах подчинения малефикарам?

— Возможно, у Первого Чародея, — задумался Орсино. — Такую литературу редко хранят в общих библиотеках.

— Вот как. А вы, чародей Орсино, если я не ошибаюсь, можете лично просветить меня по этой теме?

— В общих чертах, конечно. Подверженные воздействию магии крови отличаются односложной порой речью, аффективным поведением, пробелами в памяти, повышенными резкостью и жестокостью, состоянием, близким к ярости берсерка в бою.

— А внешние признаки?

— В зависимости от тонкости воздействия. Иногда незаметны совершенно. Иногда превращают в монстров.

— И никогда нельзя узнать точно.

— Нет, никогда.


***


Вступление в должность Первого Чародея было тягостным событием. Предыдущий Первый Чародей преемника не оставил. Орсино помнил, как в круге старших чародеев, учителей царила тишина, полная потухших взглядов, растерянности, нежелания что-либо решать.

Кто, если не я, думал Орсино.

Кто, если не я, даст им веру в будущее магов. В подобие полноценной жизни. По крайней мере, он мог попытаться.

— Я изъявляю желание стать преемником, — сказал Орсино.

Решение было единогласным. На скромной церемонии Орсино выдали новые мантии и посох, а также записали его назначение во всех соответствующих документах Круга. Орсино невольно сравнивал церемонию с церемонией назначения предыдущего Первого Чародея — тогда собрали всех, даже учеников и еще не постриженных в орден послушников, поили их ароматным холодным фруктовым лимонадом, пекли печенье. От воспоминаний его отвлекла Мередит.

— Поздравляю со вступлением в должность, Орсино. Полагаю, совет старших чародеев совершил разумный выбор.

— Спасибо, если вы искренне считаете, что я справлюсь с возложенной ответственностью.

— Вы справитесь. Вам непозволительно совершать ошибки. Как и мне. Как и всем здесь, кто занимает здесь свое место.

Орсино понимающе кивнул в ответ. Мередит была строга ко всем, особенно к себе и своим подопечным.


***


Кабинет Первого Чародея находился напротив кабинета Рыцаря-командора. Орсино начал встречать Мередит довольно часто; большую часть времени она была спокойна и задумчива, занималась бумажной работой, встречалась с снабженцами Казематов и торговцами.

В самом кабинете царил хаос из бумаг, свитков, бутылок из-под вина, пыли. По идее, комнаты Круга содержались в приличном порядке, в чистоте, но заходить к Первому Чародею без дозволения не было принято. Поэтому первые три дня Орсино провел, разбирая наследие предшественника. Если с пылью и пустыми бутылками все было понятно, то в бумагах открывались порой разочаровывающие вещи — заброшенные проигнорированные предложения о сотрудничестве от других Кругов, Серых Стражей, хотя и черт с ними, от Киркволла и его жителей, знати. Обращения с предложениями работы, совместного обучения и обмена, участия в культурных мероприятиях. И они все это пропускали. Да, безусловно, жизнь их навечно соединена с Кругом, с надзором храмовников, с Церковью. Но они не преступники. Они могут быть со внешним миром.


***


При открытии очередного ящика поднялся столб пыли, и Орсино заливисто чихнул.

— Будьте здоровы.

— Ох, Мередит. Прошу прощения, я не заметил вас.

— Я вижу, вы приводите все к порядку. Похвальное решение, — Мередит прошла в кабинет, прищуриваясь к тусклым лучам солнца, еле проникающим из-за плотных штор.

— Вы хвалите меня, однако я слышу сарказм в вашем голосе, — усмехнулся Орсино, откладывая ящик.

— Вы третий день ведете раскопки. Нашли что-то интересное?

— О да. Как оказалось, наш Круг ужасно отстал от всего сообщества. Мы не получаем ни новых знакомств, ни опыта. Все, что мы можем сейчас предложить городу — зелья и настойки, а также неуверенную боевую мощь, которая может из-за неопытности ударить по союзникам.

— И вы настроены это изменить? Скажу вам прямо, Орсино. Я готова принять новое до тех пор, пока магия служит людям.

— И я не прошу большего.


***


Сатиналья в том году удалась: было весело, обошлось без раздоров, дежурные предупреждали конфликтные ситуации вовремя. Орсино довольно удалился в кабинет; тот стал со временем уютным и комфортным, в нём появились многие памятные вещи.

— Хотите вина, Орсино?

Мередит стояла, прислонившись к двери, в расслабленной позе; легкий нагрудник все еще удерживал ее прямую осанку, а на губах светилась мягкая улыбка.

— Не откажусь, — ответил Орсино, жестом предлагая присесть в соседнее кресло.

Компромиссы по поводу магов давались им непросто. А решения по Истязаниям и по отчаянным попыткам магов сбежать — практически болезненно. Но все же они были довольны друг другом к концу года. Большей частью.

— И все-таки неприятного было много, Орсино. Меня не покидает ощущение того, что Церковь слишком многое решает скоропалительно, считая, что орден храмовников будет прыгать ради них со рва и биться насмерть просто так, без какого-либо объяснения.

— Это был ваш выбор, Мередит.

— Мой выбор — сражаться, чтобы защищать людей от того, что сильнее них. От одержимых. От безумцев, до которых не добралась еще Тень с ее демонами. Защищать жизни семей, их детей. А мы теряем время, которого у нас так мало, на показательные выходы в свет, горделиво внушая дворянам страх и уважение перед Церковью.

— Вы не можете спасти их всех. И вы не можете не подчиняться Церкви.

— Но я буду пытаться. Как вы пытаетесь сдержать отчаяние в магах. Дать им надежду на будущее. Я желаю своим подчиненным будущего, где они будут достойны. Где ценность их самоотречения и дисциплины будет выражена в поступках. Где Церковь не будет делать вид, что отравленных лириумом до потери разума храмовников не существует.

— Я верю в вас, Мередит, — голос Орсино был тих, но тверд. Он коснулся руки Мередит, провел кончиком пальца некий знак; будто спрашивая разрешения.

— А я в тебя, — Мередит перехватила пальцы Орсино, и глаза ее немного потемнели, то ли от вина, то ли от того, как странно и гармонично выглядели их сцепленные руки — бледная, грубая и крупная женская и изящная, почти оливкового тона, мужская.

Они никогда не упоминали вслух эту Сатиналью. Орсино просто никогда не забывал, что у Мередит на груди белый неровный шрам от когтей одержимого, а на затылке, под светлыми локонами, две темные, почти черные, симметричные родинки.


***


Спустя три года после Пятого Мора Орсино не покидала тревога. Он не узнавал новые, агрессивные черты в Мередит. Он впервые начал после их совместных решений сомневаться в том, что они все еще видят будущее из мира в одних образах. Орсино мог только бороться, принимая иногда отчаянные решения. Он жалел о том, что проигнорировал побег сошедшего с ума малефикара. Но держал при себе его исследования, ведь при совершенно пропащей душе безумец обладал исключительным разумом.

Фейнриэль, его талантливый ученик, встревоженно говорил ему, что он видит сны, полные красного, ядовитого, гнилостного. И он тайно призвал на помощь Хоука, чтобы сохранить сознание ученика.

Орсино поддерживал переписку с Фейнриэлем, когда тот справился с возможной одержимостью и обосновался в Тевинтере. Он смог узнать, что кошмары вели к Мередит. И Орсино принял решение увидеть все своими глазами, пользуясь исследованиям Фейнриэля, запретной магией, старыми артефактами.

Он преступил столько церковных законов, законов морали и все хуже видел, ради чего это все.


***


Это совершенно возмутительно, думал он, блуждая по потемкам чужого разума. Но дальше так продолжаться не могло. Прошлым днем Мередит в ярости превратила невинную в усмиренную служанку. Она была опасна и недостижима. Это авантюра, он признавал, но лишь она дает надежду. Он шел по земле, изодранной алыми кристаллами, что были похожи по ощущениям на источники неимоверной силы. От них смердело гнилью. Они издавали ласковый и примитивный шепот. Мередит стояла посреди кристаллов, опираясь на свой меч, склонившись, словно в молельной.

— Орсино, — кивнул ее образ в приветствии.

— Что с тобой произошло, — произнес Орсино, — Какая темная сила владеет тобой?

— Магия. Магия опасна. Маги опасны. Я должна спасти людей. Спасти от магии, — она монотонно говорила, поднимая клинок.

Святая Андрасте, пролетело последней мыслью, пока Орсино отражал ее атаки каменными глыбами. Только инстинкты и опыт помогли ему выстоять против первых выпадов Мередит. Уклонение, грязь, энтропийные воронки, повторить, достать шоковым разрядом, как в базовой тактике боя с быстрым и технически подкованным воином. Орсино одолел ее, используя почти все силы, и чудом демоническая сила в ней не использовала способности храмовников, полагаясь лишь на физическую мощь. Последней молнией он расколол меч, и раздался взрыв.

Завеса вздрогнула, кристаллы раскололись в пыль, и Орсино вышел из чужого сновидения.


***


И стало немного лучше. И Мередит смотрела на него, будто как прежде, и внимала его рассуждениям.

Но проклятый меч неизменно оставался у нее на спине или в руках, поблескивая алым, и отсрочить его влияние Орсино мог пока только в Тени. Но он будет пытаться. Ради их мира, в котором есть компромисс, в котором магия служит человеку, а не человек — отчаянию и магии.

@темы: Орсино, Мередит

URL
Комментарии
2017-01-02 в 20:10 

Манако
Это невероятно милая и теплая работа, пусть она и отдает канонным финалом, но я буду считать, что у Орсино получится здесь спасти Мередит *О*
Спасибо, Санта, жду деанона, чтобы расцеловать вас в аватарку :heart::heart::heart:

2017-01-03 в 08:17 

Раэлла
Попытайся отнестись ко всему этому как к забавной истории (С) Туу Тикки
Мне тоже очень понравилось) Спасибо, Санта!

2017-01-03 в 12:26 

Джина Рицци
Не надо лишнего. Хотя б признанья всех моих достоинств, в общем, целый новый мир, и даже можно без коньков...
Спасибо, Санта, ещё от одного шиппера!

2017-01-03 в 18:35 

Laetans member
Порадовали шиппперскую душонку! Пускай и на агнсте, но Мередит в преканоне вышла более оптимистичной и вкачестве обоснуя отношений смотртся неплохо.

2017-01-06 в 01:15 

Манако, Санта рад, что смог угодить С: Спасибо за заявку по редкому ОТП!

Раэлла, Джина Рицци, Laetans member, Манако, спасибо, с Новым Годом и Рождеством вас! :white:

URL
   

Secondary Quests

главная