Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:04 

Подарок для $corpicora

Weisshaupt Fortress


Для: $corpicora
От: bsm

Название: «Кстати, о доверии...»
Пейринг: Зевран/ж!Кусланд, Алистер/ж!Кусланд
Категория: гет
Жанр: приключения, драма, юст, романтика, пропущенная сцена
Рейтинг: PG-13
Размер: миди (5138 слов)
Предупреждение: возможен ООС, возможно легкое отклонение от таймлайна игры
Комментарий автора: С Новым годом!


Отгремели фанфары славящие новую Героиню Ферелдена и спасшую Тедас от Пятого Мора. Отшумел народ ликующий после тяжких событий. И начался пир в честь нового короля, королевы и славной леди Кусланд.

Несмотря на послевоенное положение в стране, кое-что из провизии все же осталось нетронутым, так что празднеcтво выдалось на славу. Король Алистер распорядился тащить все, что денеримская знать припрятала на чёрный день, включая дворцовые припасы. Вино лилось рекой, дворяне и гости столицы упивались вволю и объедались впрок. Горожанам также раздавали вино и закуски, так что никто не ушел обиженным. Ну, кроме королевы Аноры. Которая весь праздник ворчала, что её свежеиспеченный муженек разоряет Денерим хуже порождений тьмы, а потом и вовсе удалилась в свои покои под предлогом головной боли. Никому до этого особо не было дела, только Алистер ощутимо повеселел после ее ухода, успешно заливая свою тоску от новой должности и семейного положения всем, что под руку попадало.

Элисса Кусланд, сидевшая подле короля, с лёгким сочувствием наблюдала за его пьянством, но не возражала. В конце концов, ведь это она убедила друга и бывшего любовника сделать то, на что он сам никогда не пошел бы. На тот момент политический брак казался наилучшим выходом из ситуации. Не могли же они оставить страну без короля. Тем не менее, Алистер, который сам не мог принять решение об их дальнейшем пути после спасения из Остагара, вызывал вполне определенные опасения в качестве правителя. И Аноре никто из них не доверял до конца. В данном случае их минусы должны были дать весомый плюс. Но время лучше покажет, что выйдет из этого союза.

Теперь, после Мора, Серые Стражи уже не казались столь значимыми фигурами. Кажется, им с Алистером все еще предстояло доказать, что это не так.

На самом деле, сейчас свежеиспеченную Стража-Командора интересовал совсем другой мужчина. Она периодически кидала взгляды в противоположный конец стола, куда посадили Зеврана. Однако, за шумом и частыми тостами за здравие, различить что-либо казалось гиблым делом. Она смирилась и продолжила вяло ковыряться в тарелке, иногда отвечая на пьяные вопросы соседей по столу.

***


Зеврана разместили рядом с Огреном, который еще до праздника успел набраться под завязку, посему вел себя не особо прилично. Он никогда не вел себя особо прилично, но сейчас явно дал волю своему отсутствию воспитания. Эльф тешил себя мыслью, что его сочли достаточно компетентным для присмотра за боевым товарищем. Чтобы, в случае чего, быстро и безболезненно того угомонить. Но на самом деле, было очевидно, что наемного антиванского убийцу тут опасаются не меньше, чем пьяного и буйного гнома-берсерка. Нет, ему это даже льстило, в некотором смысле. Тем не менее, он предпочел бы сидеть несколько ближе к своей леди. Жаль, что все эти дурацкие условности и дворовой этикет лишали его даже столь малого удовольствия.

Огрен срыгнул, в очередной раз освобождая место для новой порции пойла и переключил своё внимание с кувшина и соседнего гнома на слегка погрустневшего эльфа.

— Ну что, трубочист, выбросила тебя уже твоя девка? Знать везде одинаковая, что в Орзаммаре, что у людей. Ей-то, поди, с королём сидеть больше нравится.

— Вот уж не думаю. А ты, мой вонючий друг, про этикет небось и не слыхивал, да?

— Этикет-шметикет... Ик!.. Про этикетку слыхал. Это такие штуки, которые на пойло зачем-то клеят, как будто от этого оно лучше станет. — Огрен припал к заветному кувшину, после чего просто выкинул опустевшую тару за спину, напугав проходившую мимо служанку-эльфийку. Она подпрыгнула и кинулась собирать осколки под его довольный гогот.

Зевран активно делал вид, что не знает этого придурка и вообще не при чем, но Огрен не отставал.

— Вот скажи мне, ушастый, что теперь делать, ик, будешь? Командору ты явно не пара, иначе сидел бы ты сейчас у неё под сиськой.

— Мы уж как-нибудь сами с этим разберемся, ага?

— Что, в Серые Стражи подашься что ль? Она-то поди службу не оставит, раз уж вызвалась в Командоры идти. А ты там каким боком ей сдался? Разве что в качестве наложницы, хы-хы. Слыхали мы вас ночами.

— А что, тоже хочешь попробовать? Ты только скажи.

— Тьфу на тебя, изврат! Да не об этом я. В основные походы она тебя с собой не брала. Значит, твои боевые качества она не признает. Вот так вот.

— Убийц и разбойников не за грубую силу ценят, знаешь ли. Это вы, воины, можете махать своим веслом направо и налево, а хороший разбойник делает все чисто, быстро и незаметно.

— Видать, не такой уж ты и хороший тогда.

Зевран понял, что спорить, да и вообще о чем-то говорить, тут бесполезно. Он похлопал гнома по плечу и встал из-за стола. Пусть и дальше напивается, буянит и кидается посудой. Он свой долг выполнил и с чистой душой собрался ретироваться.

По пути к выходу прошелся напротив Кусланд, подмигнул ей и получил коварную улыбку в ответ, отчего настроение у него заметно улучшилось. Эта её улыбка всегда означала то самое. Наедине с ним она скидывала броню с тела и духа, временами умудряясь казаться совсем юной девицей, а не отважным воином-берсерком и командиром, которого привыкли видеть в ней члены их отряда.

Зеврану нравились обе её ипостаси. И то, что несмотря на обстоятельства их знакомства, она все равно ему доверяла. Может даже слишком доверяла, что, по правде, слегка его пугало. Так что пьяный дурак мог болтать что угодно, но эльф точно знал, что кто-кто, а Элисса Кусланд его так просто не оставит.

И она раз за разом это доказывала, как и сейчас, последовав за ним в их покои, бросив к чертям пиры, гостей и знать. Бросив короля напиваться в компании придворных и послов соседних стран. Сбросив парадные доспехи и отбросив маски приличия, которым приходилось следовать на публике.

Здесь, в спальне, он был её господином и рабом одновременно. Они оставляли внешний мир с его ужасами и условностями за порогом их личного мира на двоих.

***


Алистер очнулся в какой-то темной каморке. Он смутно помнил, как вообще туда добрался. После того, как боевая подруга ретировалась с торжества, он окончательно растерял желание оставаться за столом среди всех этих индюков.

Меньше всего сейчас ему хотелось идти в королевскую спальню. Спроси кто, он бы честно ответил, что предпочитает ночевку на псарне, в обществе мабари, чем в одной комнате с Анорой. Не говоря уже про исполнение супружеского долга. Вот только никто его не спрашивал. Командир сказала: «женись» — значит, женись. Наверное, так было правильно, но ни разу не легче.

Новый король Ферелдена каким-то чудом умудрился ускользнуть от уже пьяных в стельку гостей и попутно заблудиться в коридорах замка.

Спрашивать прислугу и случайных встречных, где тут псарня, казалось слишком странным даже для его состояния нестояния, потому он героически отправился на поиски сам и попал сюда.

— Отлично, Алистер. Продолжай в том же духе, и войдешь в историю как самый недалекий король Ферелдена.

Самоирония всегда удавалась ему хорошо. С выпивкой у них отношения складывались не так радужно, судя по звону в ушах, однако, сейчас он даже чуток протрезвел.

Хуже всего дела обстояли с женщинами. Казалось бы, в самое тёмное время в своей жизни он наконец нашёл ту единственную, которой смог открыть сердце. Даже ложе разделить они успели, хоть это и потребовало от него векового запаса храбрости. Но, видимо, он оказался хуже разбойника с большой дороги, раз его променяли на «это».

«Это» было лишено даже базовых основ скромности и приличия, что не удивительно, учитывая его бордельное прошлое. Одно дело, когда идёт война, и хочется расслабиться хоть ненадолго. Это он еще как-то понимал. Вот только объект расслабления был заодно наемным убийцей, которого прислали за их головами. Какой-то извращенный способ расслабляться получался.

Алистер даже понял, когда Элисса настояла на его браке с Анорой. Хоть это и стало для него ударом похлеще их расставания. Хуже было бы, обручи она их с Логейном, но, слава Создателю, обошлось без этого. У Алистера до сих пор чесались руки прибить мерзавца, а посвящение в Серые Стражи только подлило масла в огонь. Он так и не понял, зачем Элиссе это понадобилось. Эрла Хоу она буквально по камням размазала, там ещё долго кровищу оттирать будут. Вряд ли она оставила Логейна в живых из жалости, да и способы убийства бывают более извращенные, чем медленное горение изнутри от скверны.

Не менее странным казалась пропажа ведьмы. При ее-то тяге к власти это выглядело совсем нелогичным и вдвойне подозрительным.
В общем, Алистер понял, что пока не разберется, что тут произошло на самом деле, и как Элисса осталась в живых, убив Архидемона, он не уснет. И плевать, что глубокая ночь на дворе. Ему нужны были ответы. И прямо сейчас.

Он выполз из каморки, встал, покачиваясь, кое-как расправил помятые одежды и нетвердой походкой направился искать её покои. Все двери были одинаковые, так что бывшему Серому Стражу ничего не оставалось, кроме как открывать поочередно все в поисках нужной. Пройдя несколько складских помещений, комнат прислуги и других непонятных мест, напугав пару полуголых дам своим полуночным визитом и найдя некое количество громко храпящих тел, Тейрин добрел до дальнего коридора, где и остановился в нерешительности. Даже сюда было слышно стоны и прочие специфические звуки страсти. Причём этот голос он узнал бы, даже будучи мёртвым.
Второй голос Алистер предпочитал вообще не слышать, но почему-то не смог найти в себе силы войти и прервать чертову вакханалию.
Каменная стена холодила спину. Сидеть и слушать под дверьми — поступок явно недостойный. Но он ещё недостаточно протрезвел для моральных самобичеваний по этому поводу.

Сложнее всего оказалось признаться самому себе, что тайное подслушивание его возбуждало. В лагере им особо некуда деться, хотел он или нет — слушать приходилось. Здесь же он мог просто уйти.

Но не ушел.

Ревность заструилась по венам, и обжигала она чуть ли не сильней, чем скверна. Алистер все еще любил Элиссу. И тешил себя мыслью, что, в конце концов, она поймет, от кого отказалась. Честно говоря, ради этого он и согласился стать королем. Да, в каком-то роде он хотел доказать ей, что он ничуть не хуже блудного коротышки с острыми ушами. И что он больше не тот наивный юноша, который плакал в Диких Землях и нуждался в няньке.

Тем не менее, ее ложе все так же было занято не им. И от осознания этого Алистеру хотелось скулить как побитой собаке.

***


Зевран наблюдал за уснувшей девушкой. Давно уже у него не было такой ночи, даже страшно подумать. Не то чтобы обычно он отличался особой преданностью кому-то одному, но с тех пор, как Элисса вошла в его жизнь, все остальные сами по себе отошли на задний план.

Кстати, о задних планах.

Чужое присутствие под дверью он почувствовал давно, но отвлекаться не стал. Прислуга и знать его не интересовали, а если бы по их душу пришли убийцы, то те не стали бы услужливо ожидать окончания любовных утех. Напали бы прямо посреди процесса. Он сам так и делал. Однако, даже сейчас, после представления, ощущалось присутствие кого-то с той стороны. Ему стало интересно, кто же там, за стеной.

Зевран аккуратно выскользнул из объятий любимой, натянул штаны и выглянул в коридор.

Меньше всего он ожидал увидеть здесь Алистера. Нет, он, конечно, подозревал, что тот все еще не равнодушен к их командиру, но впервые бывший храмовник проявлял это подобным способом.

Алистер вздрогнул, когда дверь открылась, и из нее выглянул эльф. Он даже не заметил, как стихли смущавшие его звуки и наступила тишина — настолько погрузился в раздумья.

— А что здесь делает твое величество в подобный час? Не ты ли сейчас должен быть в мягкой постели вместе с новобрачной?

— Не твое дело. Где хочу, там и сижу. Это теперь мой замок, между прочим.

— А, я понял. У вас возникли трудности в этом деле, и ты пришел за профессиональной консультацией?

Алистер аж подскочил, сжав кулаки, но каким-то чудом сдержался. Сейчас еще не хватало устроить тут драку и перебудить весь двор.
— Даже если мне понадобится, как ты выразился, консультация, к тебе я за этим точно не пойду.

— Ну, кроме меня тут только леди, но она сейчас отдыхает. Я передам, что ты заходил.

Скрипнув зубами и пытаясь унять растущую ярость, Тейрин резко развернулся и зашагал прочь. Зевран еще пару минут стоял в дверях, пытаясь сдержать смех, и слушал грохот в коридорах от поспешно удалявшегося собеседника, который не то на что-то наткнулся, не то перекинул чью-то ночную вазу. На шум выглянули несколько заспанных человек, пытаясь понять, что случилось. Эльф помахал им и сказал с ухмылкой:

— Король на ночном променаде, у него это бывает. Кошмары мучают, ага. Порождения тьмы, демоны, женщины. Ну вы понимаете, о чем я.

Поняли его или нет, он не стал проверять, предпочитая вернуться в кровать. Через дворцовые сплетни он и так все узнает.

***


Как и ожидалось, вскоре слухи зазмеились ядовитым плющом по всему замку. Чего только не болтали при дворе — и про личную жизнь короля, которой, вроде как, и нет, ибо королева всегда одна по утрам. И про то, что однажды короля видели ночью у покоев леди Кусланд. И про ее странный интерес к эльфу-антиванцу, который, между прочим, пытался убить и ее, и короля, а теперь не вылезает из ее кровати. А может, и из кровати короля. И про весь их отряд, каждый член которого выделялся по-своему, и еще долго будет служить хорошим источником сплетен и домыслов для местной знати.

Зеврана все это ужасно веселило. Правда, от своей привычной настороженности он все равно не мог избавиться. Веселье весельем, а слухи ползали не только по дворцу. И, рано или поздно, Вороны должны были узнать, что он жив. Само собой, он был готов бросить им вызов в любой момент. Тем более, что пока он оставался в самом защищенном месте Ферелдена, пойти на открытое противостояние здесь не решились бы даже лучшие убийцы из Антивы. Но в том, что за ним все равно будут следить, Зевран ни на минуту не сомневался. Менее ясной оставалась судьба контракта на Серых Стражей. С одной стороны, задание он провалил. И заказчик теперь сам стал Серым Стражем. С другой — честь лиги оказалась опороченной дважды, и с таким они мириться не станут. Стало быть, Элисса и Алистер до сих пор могли находиться в опасности.

Зевран бродил по замку и высматривал все необычное. Текучка дворцовых кадров и постоянное прибытие-отбытие людей, эльфов и гномов несколько затрудняла наблюдение, однако, одного парня он приметил почти сразу. Простому обывателю новый слуга-эльф, часто помогавший на кухне и в казармах, мог казаться самым обычным парнем. Но не Зеврану. Он чем-то зацепил его внимание. Может быть, тем, что они пару раз сталкивались в коридорах, и взгляд у новичка казался несколько необычным для слуги. Зевран решил, что ничего не потеряет, если последит за ним чуть более пристально. Все равно свободного времени у него сейчас было хоть отбавляй.

И вот очередным малопримечательным вечером, войдя следом за своим подозреваемым в какую-то подсобку, он внезапно встретился с ним лицом к лицу. Причем, кажется, не только лицом, но и боком, в котором он почувствовал длинную острую иглу раньше, чем успел среагировать.

Стыд-то какой.

Псевдо-слуга криво ухмыльнулся и выдал:

— Вороны передают тебе привет. Надеюсь, последний.

— Ага, надейся. — Зевран в долгу не остался и, пока тот болтал, распорол ему брюхо кинжалом.

Все это казалось как-то слишком просто. Вороны не работали поодиночке. Подвох он почуял, когда попытался выйти из подсобки. Игла оказалась отравленной, но он всегда носил с собой противоядия. Однако, этот яд оказался каким-то необычным, потому что почти сразу его парализовало.
Сколько он там провалялся, Зевран не знал. Сознание покидало его временами, и когда он открыл глаза в очередной раз, то увидел обеспокоенные лица Элиссы и придворного лекаря.

— Лежи, ты еще слишком слаб. — Кусланд сразу пресекла его попытку подняться.

— Как вы меня нашли?

— Тебя нашел Лохматик и привел нас к тебе. — Девушка нежно погладила мабари, который радостно гавкнул.

— Напомни мне потом подарить ему хорошую кость. А лучше две. — Зевран чуть расслабился, но потом опять подскочил. — Что с Алистером? Он в порядке?

— Вроде бы. Жаловался на недомогание недавно, но это скорее от нервов и нездорового образа жизни.

— Нужно усилить охрану. Где-то здесь еще гуляет убийца, но не говори об этом никому. Я сам его найду.

— А ты справишься? — Девушка выглядела обеспокоенной не на шутку. — В следующий раз лекарь может не успеть...

— О, ты волнуешься за меня, это так мило!

— Кажется, ты приходишь в норму. — Она погладила Зеврана по голове. Эльф мягко улыбнулся, но потом вернул серьезное выражение лица.
— Приглядывай за королем. И будь настороже.

***


Элисса задумчиво сидела у окна, разглядывая марширующих во дворе солдат. С коронации прошла всего неделя, а у нее уже чесались руки кого-нибудь побить или убить. В принципе, жизнь при дворе не была такой уж скучной, несмотря на то, что все старые друзья разъехались по своим делам. В значительной степени ее скрашивало общество Зеврана, но, честно говоря, этого ей было мало. С момента побега из Хайевера весь ее мир перевернулся с ног на голову, и сидеть на одном месте она больше не была способна. Не то чтобы она ожидала от службы в Башне Бдения особых приключений, но это всяко лучше придворной болтовни и безделья. Да, пару раз они выходили с отрядом добивать отставшие отряды порождений тьмы. Пару раз помогли капитану городской стражи отловить мародеров, обосновавшихся в опустевших домах беженцев. Утихомирила склоку в эльфинаже. Даже зачистила дворцовые подвалы от оскверненных пауков. Но все это было не то. Ей нужен был стимул куда-то двигаться. В принципе, основной задачей Командора Серых Стражей являлся набор новых рекрутов. А этим, с легкой руки дочери, сейчас занимался Логейн. До отбытия в Амарантайн еще оставалось время, поэтому Кусланд боролась со скукой как могла.

Несмотря на недавнее нападение на Зеврана и его предостережение, ничего подозрительного ни с ней, ни с ним, ни с королем пока не происходило. Ей даже стало казаться, что это было обычным недоразумением или неудачной случайностью, но любовнику она, конечно, этого не говорила, послушно наблюдая за королем по мере возможности, как Зевран и просил.

Алистер тоже замкнулся в себе и ушел с головой в государственные дела. До нее доходили слухи, мол, у них с Анорой не все так гладко, как хотелось бы, несмотря на довольно приличное взаимодействие на публике. Но сам он разговаривать с ней на эту тему почему-то отказывался. Да и вообще общаться больше не хотел. Может, как раз из-за слухов. Однажды они все же поговорили, когда он спросил, что случилось с Морриган. Элисса собиралась избегать этой темы как можно дольше, ибо ей еще перед орлесианскими Стражами предстояло как-то объясняться. Но в итоге все же рассказала про подробности ритуала. Кажется, после этого Алистер в ней окончательно разочаровался и не на шутку встревожился. Ну и ладно. Морриган, скорей всего, ушла достаточно далеко, а Логейн про ребенка так и не узнал, так что никто ничего не смог бы поделать.

Куда больше раздражали попытки втянуть ее в дворцовую политику, в которую влезать ей хотелось меньше всего. Одно дело — рубить врагов, но совсем другое — разбираться с делами на государственном уровне. Тем не менее, сложить руки и сказать, мол, я свое дело сделала, разбирайтесь теперь сами со своими, она не могла. Периодически приходилось выступать буфером между союзниками, которые теперь, после выполнения соглашений, оказались сами по себе, и каждый хотел урвать что-то для своего народа. Послы соседних стран, которые умудрились пропустить моровое веселье в этот раз, атаковали бедного короля со всех сторон, пытаясь понять, какую политику он собирается проводить. И склонить его в нужную им сторону. Сейчас Элисса совсем не желала об этом думать, предпочтя сдать позицию переговорщика кому-то более умелому. Она сбежала к себе от всех этих людей и нелюдей, в надежде хоть как-то прочистить мозги и понять, что ей делать со своей жизнью дальше.

***


Зевран незаметно подкрался сзади и обнял ее.

— Теряешь хватку, любовь моя. Если бы это был не я, ты бы уже была мертва.

— Мы же в замке, основная опасность тут — быть сожранной заживо политикой и интригами. — Она полуобернулась к нему и поцеловала, легонько укусив за губу.

— М-м, теперь ты пытаешься съесть меня? Я не против. — Эльф куснул ее в ответ и сел рядом на подоконник.

— Ха-ха, ну я пока не превратилась в порождение тьмы, так что с пожиранием придется подождать. — Элисса нахмурилась, вспомнив об еще одном важном пункте ее нынешней жизни.

— О, только представь себе ужас орлейского посла, когда ты перед ним превратишься в огра и попытаешься им отобедать...

— Эй! Я не настолько толстая! — Она шутливо ткнула его в бок, отчего Зевран чуть не свалился с подоконника. Он замахал руками и в притворном ужасе и поднял их вверх.

— Сдаюсь, сдаюсь! Ты самая очаровательная и красивая, и вовсе не толстая. Ну, может, чуть-чуть. Но это даже мило.

— Ах так! — Элисса сгребла его в охапку и потащила к кровати. Ей это не составило особого труда, учитывая боевой опыт и силу с выносливостью. Зевран действительно находил это милым, но, кажется, сейчас ему предстояло понести наказание за свой полет фантазии.

Когда страсти улеглись, он решил, что настало подходящее время для задушевного разговора.

— Вот скажи, любовь моя, а почему ты не брала меня с собой ни в Орзаммар, ни на Глубинные тропы, ни к магам, ни даже в Убежище с Хоннлитом?

Элисса ожидала, что когда-нибудь он спросит об этом, но надеялась, что это случится еще не скоро. Честно говоря, она не знала, как объяснить ему этот выбор так, чтобы не обидеть. Более того, Элисса не была уверена, что именно заденет Зеврана сильнее — правда или молчание. Лгать ему не хотелось. Она вздохнула и решила сказать, как есть.

— Сначала я не доверяла тебе. Одно дело — оставить подосланного убийцу в живых, другое — позволить прикрывать спину в боевой миссии. Но когда я узнала тебя получше, и ты доказал свою преданность, то изменила мнение. Тем не менее, к тому моменту у нас уже была довольно слаженная команда, с которой мы вместе через многое прошли. Это всего лишь вопрос эффективности. Сам знаешь, два разбойника в отряде не всегда нужны. А в плане взлома замков и стрельбы из лука Лелиана лучше тебя.

О том, что после начала их романа она предпочитала оставлять Зеврана в лагере не только из этих соображений, но и потому, что волновалась за него и отвлекалась во время боя, Командор предпочла умолчать.

— То есть, сейчас ты мне всецело доверяешь?

— Ну да. А ты сомневаешься в этом?

Зевран вздохнул. Не то чтобы ее доверие вызывало у него сомнения, но он чуял, что она что-то недоговаривает. С другой стороны, он тоже не был с ней до конца откровенным. Да, он обещал остаться с ней и следовать, куда бы она ни отправилась дальше. Но у него были и другие неоконченные дела, которые оставлять без присмотра категорически воспрещалось. Буквально под страхом смерти. И одно такое дело висело над ним тяжелой грозовой тучей прямо сейчас.

— Давай сбежим отсюда ненадолго.

— Что? Куда? — Такого предложения Элисса явно не ожидала, но почему-то воодушевилась.

— На юг. Вон из города и от политики с дворцовой жизнью.

— М-м-м, а ты знаешь, как порадовать даму!

***


Они отбыли тем же днем, взяв с собой Лохматика и припасы на несколько дней. Особо далеко отходить они не собирались, ибо в любой момент могли понадобиться при дворе. Но пока все было спокойно. Сказав всем, что они ушли на особо секретное задание, парочка благополучно покинула Денерим. Зевран постарался оповестить об их отбытии как можно больше людей.

С той попытки покушения никаких следов второго убийцы он не нашел. Но наверняка за ними велась слежка. Отсутствие в городе Героини должно было достигнуть нужных ушей, чтобы выманить преследователя из города. В месте менее безлюдном отследить его будет куда проще. Элиссе, правда, он о своих соображениях пока не сказал. Если она узнает, что он решил сделать из них наживку, и будет ожидать нападения, убийца наверняка это заметит и затаится.
Они расположились в дне пути от Денерима, в довольно симпатичном местечке с речкой и холмами, укрытом с двух сторон от нежелательных гостей. Никого особо примечательного по пути им не встретилось, не считая блудных гарлоков, диких зверей и бродяг, поспешивших убраться подальше при виде хорошо вооруженных путников.

Прошли сутки, но ничего не происходило. Зевран понял, что настала пора действовать более радикально. И если Элисса действительно ему доверяет, и не растеряет доверие после того, что он собирался сделать, значит, он действительно чертовски везучий эльф.

***


На следующее утро воительница проснулась от активного вылизывания себя любимой. Спросонья показалось, что Зевран все это время скрывал настоящую длину языка. Но, окончательно проснувшись, она поняла, что слюнявит ее мабари.

Антиванца рядом не было. Как и ее доспехов с вещами.

Вот это уже казалось совсем странным. Меч и щит остались на месте, значит, их не ограбили. Она выглянула из палатки, но там никого не наблюдалось. Элисса задумчиво взглянула на пса.

— Ты знаешь, что происходит?

— Гав? — Лохматик не менее задумчиво склонил голову на бок.

Она вздохнула и закуталась в одеяло. Утро выдалось в меру прохладным и явно не подходило для импровизированного дефиле в нижнем белье. Лишней одежды они с собой не брали, не говоря уже про доспехи. Не то чтобы ей впервой оказаться в подобной ситуации — из темницы в форте Драккон она уже сбегала в одних трусах. Но сейчас все выглядело еще более туманным. Девушка в очередной раз осмотрела место их стоянки и обнаружила записку. Даже без подписи она поняла, от кого письмо.


«Радость моя, за нами следят. Нужно разделиться и разобраться с преследователем, пока он не разобрался с нами. Я отправлюсь вперед, на разведку. Оставляю тебе карту, иди по отметкам.
П.С. Доспехи Стража-Командора слишком приметны, верну их тебе в Денериме.
Твой.
З.»



Элисса впала в ступор. Нет, она подозревала, что Зевран вытащил ее из города не просто так. Но что он решит стянуть ее броню и бросить леди посреди нигде практически голой, ей в голову как-то не приходило. И если за ними действительно кто-то следил, почему эльф молчал все это время? Ей стало интересно, насколько такое поведение нормально среди антиванских наемников. Потому что в ее представления о чести такое вписывалось мало. Она решила, что обязательно об этом спросит при следующей встрече с каким-нибудь антиванцем. Перед тем, как убить. Ну, или просто покалечить. В общем, о способах расправы она еще подумает по пути, а пока настала пора сворачивать стоянку и выдвигаться.

В пути она повстречала свору волков, но на пару с мабари они успешно отбились. Парочка мертвых порождений тьмы намекнула ей, что возможно Зевран действительно тут проходил и расчищал ей путь. Насобирав импровизированного провианта по пути и добыв немного дичи, к вечеру девушка вышла к очередной отметке. Заброшенная хижина казалась необитаемой. Открыв дверь и заглянув внутрь, она никого не увидела и решила остановиться здесь на ночь. Обыск ничего интересного не дал, разве что в одном из сундуков нашлась старая одежда, пришедшаяся впору. Это, конечно, не доспехи, но всяко лучше, чем бродить в одеяле. Она даже рискнула развести огонь, раз уж все было спокойно.


***


Преследователь проявил себя на следующий день, в паре часов ходьбы от Денерима. Видимо, он очень не хотел, чтобы она вернулась обратно, раз уж сама из города вышла и разгуливала у него под носом. Справиться с ним оказалось не очень просто, ведь никаких зелий, ядов и вспомогательных штучек у Героини с собой не было. Но подобная ситуация только раззадорила Кусланд, позволив наконец выплеснуть всю ярость и обиду за то, что с ней так некрасиво обошлись.
Разбойник говорить в бою не стал, предпочтя умереть молча, но этого и не понадобилось. Помимо трофейных зелий здоровья и пары золотых, на его теле обнаружилась записка с весьма интригующими сведениями. Мол, некий М. будет очень раз узнать, что Стражи и антиванский предатель мертвы. И за какой-нибудь трофей с тела Героини Ферелдена готов заплатить еще десять золотых.

Элисса нехорошо улыбнулась. Будет ему трофей. Собственной персоной.

***


Стражники у городских ворот слегка удивились такому виду Стража-Командора, но получили по золотому за молчание. Зеврана они не видели, однако, он, с его-то умениями, вполне мог пройти в город незамеченным. Ну, рано или поздно Элисса его найдет, а пока ей предстояло навестить этого загадочного М.
Следы вели к незаметной хижине в дальнем переулке города. Внутри оказалась парочка ловушек и несколько вооруженных ребят, но девушка с ними справилась и вышла к дальней комнате, где и ждал своего наемного убийцу заказчик. М., а точнее, эрл Марлоу, оказался старым приятелем покойного эрла Хоу, и заодно бывшим сторонником Логейна. Судя по его верещанию под лезвием меча, именно он был последним связным с Воронами и решил довести дело до конца, несмотря на новые обстоятельства и нынешние роли его врагов. Весьма недальновидно с его стороны, как и заявила ему Элисса перед его смертью. Она взяла себе на память обещанные деньги, переоделась в более-менее приличные доспехи и поспешила покинуть это место.

Однако, на этом приключения не закончились. Выход из хижины заблокировал целый отряд убийц. Это казалось уже как-то слишком для нее одной.

Но они не спешили нападать, вместо этого их предводитель обратился к девушке:

— Леди Кусланд, мы не настолько глупы, чтобы вступать в конфликт с победительницей Архидемона и народной героиней. Но и отступиться не можем, ибо на кону стоит репутация Воронов. Я предлагаю вам сделку. Вы отдаете нам Зеврана Аранная, и мы уходим из города. Никто не умрет, а вы вернетесь к своим обязанностям Командора Серых Стражей. И, ежели впредь кому-либо придет в голову заключить на вас контракт у Воронов, он не уйдет далеко живым.

— Ха, неплохая попытка. Ответ — нет. Зевран — мой, и даже если мне придется прогрызаться сквозь ваши глотки, он уйдет от меня только по своей воле. И никак иначе.

— Ну что же, если таков ваш выбор... — Главарь перехватил покрепче кинжалы, но тут из тени вышел виновник столкновения и встал рядом с Кусланд.

— О, я смотрю, вы тут времени даром не теряете. Потеряли кого-то? Неужели меня? В Антиве что, Вороны закончились?

Элисса еле удержалась, чтобы не дать ему подзатыльник. Но обрадовалась до ужаса. Теперь, когда Зевран был рядом, она была готова простить ему и странную выходку с доспехами, и вообще все на свете. Более, того, у них появился шанс уйти отсюда живыми.

Главарь Воронов не стал медлить и кинулся в атаку, а за ним и остальные убийцы. С горем пополам они как-то отбились от всей шайки, но Элисса удержала руку Зеврана от последнего удара по предводителю. Она кинула кошель с монетами проигравшему разбойнику и сказала:

— Ты упоминал о сделке ранее. Вот тебе альтернативный вариант. Я дарую тебе жизнь и даю десять золотых. Взамен ты уходишь из города и гарантируешь, что пока мы в Денериме, никаких покушений ни на меня, ни на Зеврана больше не будет. Я не прошу, чтобы его оставили в покое насовсем, так как понимаю, что это невозможно. Но знай и передай это всем вашим Воронам — любой, кто посмеет поднять руку на Зеврана, будет иметь дело со мной. Это понятно?

— Понятно. Благодарю за милосердие. Прощайте.

Убийца, взяв деньги, поспешил скрыться. Эльф вздохнул и покачал головой.

— Зря ты его отпустила. Для нашей защиты потребуется куда больше, чем один человек и его слово.

— Но тебе же я поверила. И ты не подвел. Кстати, о доверии...

— Ах да! Вот твои доспехи. Извини, что так вышло. Мне показалось, что ты совсем заскучала при дворе и начала забывать вкус настоящих приключений. Ну и скажи, ведь правда, что я не такой уж и плохой разбойник, раз смог обокрасть саму Героиню Ферелдена, м?

Тут Элисса все же дала ему подзатыльник, а потом засмеялась.

— Нет уж, ты очень, очень плохой разбойник. И заслуживаешь наказания.

— О, и что же мне грозит, мой палач?

— Будешь ходить со мной по стране, помогать с рекрутами Серых Стражей и с их тренировкой. А вздумаешь сбежать — посажу на цепь.

— А как же свобода выбора? Хотя, куда я сбегу, ты же только что отдала за меня кучу золота и пообещала защищать ценой своей жизни! А это, знаешь ли, почти что предложение руки и сердца...

Элисса покраснела.

— Я не совсем это имела в виду...

— Шучу, шучу. Пойдем, любовь моя, нас ждут оголодавшие без тебя политики и мягкая дворцовая кровать. А потом уже можно и рекрутами заняться. — Зевран обнял ее и увлек вон из переулка.

Девушка чуть не взвыла от перспективы возврата к интригам и переговорам. Ей и так их хватило на ближайшие полгода, а вот кровать... Кровать она собиралась использовать на полную катушку. И пусть потом опять будут сплетни и смешки за спиной, она точно знала, что ее выбор был верным. И тогда, когда она не убила Зеврана, и сейчас.

@темы: Secret Santa 2016/2017, Алистер, Зевран, гет, ж!Кусланд

URL
Комментарии
2017-01-01 в 20:47 

$corpicora
"Va'esse deireadh aep eigean".
Замечательный текст! Спасибо Санте за подарок :)
Зевран в своём репертуаре:)))) Застывший под дверями Аличка прекрасен, как и Элисса:)))
В общем, я очень довольна! Санте вдохновения в новом году! И спасибо Стражу!

2017-01-03 в 09:34 

$corpicora, я рада, что понравилось)) С праздником!

:moroz1:

URL
   

Secondary Quests

главная