Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:52 

Стражи поневоле. Неделя желания. Пост 2

Стражи поневоле
верх


Автор: Стражи поневоле
Бета: Стражи поневоле
Название: Жертвы обстоятельств
Пейринг/Персонажи: Натаниэль, Элисса Кусланд, Зевран, Андерс
Категория: гет
Жанр: хоррор, экшн, мистика, AU
Рейтинг: R
Размер: 3622 слова
Краткое содержание: Как бы холодна не была Элисса, Натаниэль готов был следовать за ней куда угодно.
Предупреждение: смерть основного персонажа
Предупреждение 2: возможное продолжение текста "Перед дождём"
Ключ: Хоррор, R, смерть основного персонажа, пропущенная сцена - выполнен полностью

— До места осталось совсем мало, если верить ориентирам, — негромко сказала Элисса, снимая со спины щит и вешая на руку. — Действуем как обычно, я впереди, Зевран страхуешь, но не высовываешься. Андерс, постарайся не лезть вперёд и не привлекать к себе лишнего внимания. Очень тебя прошу.
— Да я сама осторожность, — веселясь, возмутился маг, единственный из всей группы, кто беззаботно перебил командира.
Зевран не сдержал усмешки, поднял один из клинков и тыльной стороной лезвия провёл себе по горлу, так, чтобы не видела Элисса, но видел Андерс. Тот согласно кивнул и постарался сделать серьёзное лицо, но получалось это из рук вон плохо. Натаниэль, так же наблюдавший эту картину, только покачал головой. Он никак не мог понять, почему такая умная женщина, как Элисса, взяла в свой отряд этих чрезмерно весёлых раздолбаев, которые, кажется, ничего не принимали всерьёз. Сама же Элисса постоянно ругалась, но судя по всему, была довольна работой своей группы. Натаниэль едва заметно вздрогнул, когда обратились к нему:
— Натаниэль, проследи, пожалуйста, чтобы Андерс действительно стоял в стороне. Рядом с тобой, если ты понимаешь, о чём я.
Упомянутый в очередной раз Андерс сдавленно кашлянул в кулак, но от комментария удержался, а Натаниэль кивнул, подтверждая, что понял приказ. В отличие от остальных он был очень исполнительным, суровое воспитание в юности не прошло даром. К тому же, Элисса была тем человеком, которому хотелось подчиняться. Героиней, доказавшей, что она способна принимать верные решения в самых сложных ситуациях. А ещё Натаниэля просто завораживала властность и внутренняя сила командора. Особенно остро это воспринималось на фоне детских воспоминаний — семья Хоу часто бывала в гостях у семьи Кусланд, впрочем, как и наоборот. И тогда маленькая Элисса не казалась Натаниэлю ни серьёзной, ни интересной. Обычная глупая девчонка, боящаяся жуков и обожающая сладкое. Но время неузнаваемо меняет людей. И сейчас Элисса была совсем взрослой, опытной, бесстрашной и настоящей красавицей. Кислая усмешка тронула губы Натаниэля, сам он мало чем мог похвастаться, его жизнь была пресна и бессмысленна. Он так и не смог понять, зачем понадобился Элиссе, таких, как он, везде полно, и любой с радостью бы стал Стражем. Впрочем, много внимания она ему и не уделяла, обращаясь лишь по необходимости, но большего он и не просил. Ему всегда было достаточно малого — если Элисса спасла его, заставив себя забыть про предательство, то большего желать было глупо. Ему и так дали больше, чем он заслужил.
Погружённый в свои мысли, Натаниэль, тем не менее, внимательно следил за обстановкой вокруг, и остановился лишь мгновением позже, как Элисса приподняла руку с мечом, показывая, что надо осмотреться. Зевран отошёл чуть в сторону, проверяя ближайшие кусты, осторожно концом клинка отодвигая листья и ветки в стороны, оставаясь на расстоянии вытянутой руки. Андерс остановился не сразу, он плохо знал негласные воинские команды, но, к счастью, был догадлив. Натаниэль прислушался, пытаясь понять, есть ли кто-то вокруг. Стрела уже была наложена на лук, хоть сам он и не был натянут — частая ошибка неопытных лучников, от напряжения руки быстро устают, а от этого точность только падает. Натаниэль был готов выстрелить в любой момент, но цели так и не видел.
— Я что-то слышала. Там, дальше. — Элисса указала остриём меча чуть в сторону от дороги. — Кажется, как раз со стороны деревни. Идём медленно, смотрим по сторонам.
Тем же построением отряд двинулся дальше. Всё было привычно, но какое-то неприятное предчувствие большой ошибки буквально грызло Натаниэля изнутри. Но видимых причин для волнения не было, так что он решил засунуть его куда подальше, не хватало ещё получить клеймо труса ко всем тем, что он уже успел заработать.
Деревня показалась неожиданно. Буквально стоило деревьям чуть расступиться, как сразу показался поросший мхом бок одного из приземистых деревянных домов. Всё выглядело старым и давно брошенным, хотя бывшие жители рассказали, что ушли отсюда всего пару месяцев назад, когда началась эта неизвестная напасть, сродни Мору. Элисса жестами показала, что пойдёт вперёд и будет проверять дома. Натаниэль кивнул, поднимая лук выше, готовясь стрелять при первых же признаках опасности. Зевран отделился от отряда, осторожно подошёл к ближайшему дому, загляну в окно, буквально на доли секунд, но эльфийскому зрению этого было более чем достаточно. Отрицательно покачав головой, Зевран развёл руками, показывая, что никого нет. Андерс же мялся, явно еле удерживаясь от желания пойти вслед за товарищами — слишком уж он напоминал Натаниэлю любопытного кота, так же не способного усидеть на месте, когда впереди что-то интересное, куда можно сунуть нос.
Поманив за собой отряд, Элисса стала углубляться к центру деревни. Сколько не прислушивался Натаниэль — ничего не слышал. Тишина была такой, будто он уши себе завязал. Остальные испытывали явно что-то похожее, поэтому даже Андерс притих и старался вести себя осторожно. От скрипа поржавевшего металла вздрогнули все. Натаниэль еле удержался, чтобы не выстрелить на звук, но вовремя успел осознать, что это всего-лишь поднявшийся ветер хоть и с трудом, но всё же сдвинул флюгер на крыше дома старосты. Элисса передёрнула плечами, явно ей было так же неуютно в этом заброшенном месте. Кивнув на самый крупный дом, Элисса пошла вперёд. Натаниэль не был согласен с таким подходом — оставлять непроверенные дома со спины, но спорить он не стал. Почему-то, нарушать местную тишину совершенно не хотелось, как будто она была осязаемой и живой. Разумным существом, которое обидится, если её потревожить.
Открыть дверь, держа в руках оружие, не представлялось возможным, поэтому Элисса убрала меч и осторожно коснулась ручки. Зевран бегло осмотрел косяк, конечно, ожидать ловушки в таких местах было странным, но перестраховаться никогда не бывало лишним. Распахивать дверь Элиссе пришлось с заметным усилием. Дерево как будто размокло от вчерашнего дождя и распухло, закрыв вход надёжнее любого замка. Скрип от петель был настолько мерзким и громким, что заставил вздрогнуть всех и как будто разрезал воздух. Элисса отпрянула от двери, как будто та была монстром, и выхватила меч. Натаниэлю всё меньше и меньше нравилась эта идея, спроси у него мнения, и он бы не раздумывая сказал, что надо эту деревушку всю просто сжечь. Целиком. И не играть с неизвестной опасностью.
Медленно поднявшись по паре ветхих ступенек, Элисса зашла в дом, выставив перед собой меч и прикрываясь щитом. Внутри было тихо и темно — всему виной зарытые ставни, так что снаружи был виден только силуэт Элиссы, которая шаг за шагом осторожно двигалась вперёд. Проход был узким, даже Зевран не рискнул идти следом, чтобы не мешаться под ногами в случае чего, а перебрался к окну, чтобы открыть его и дать больше света внутрь дома.
— Как это место похоже на Тень, — тихо, едва слышно выдохнул Андерс и на несколько секунд опустил посох. — Мне кажется, что я сплю.
Натаниэль дернулся, поворачиваясь к Андерсу и ожидая от него любой неприятности, но тот ничего не делал. Он стоял ровно, даже расслабленно и отстранённым взглядом осматривал местность вокруг. Натаниэль замер, не зная, что делать. Андерс и без того не вызывал доверия, а уж в таком состоянии, и подавно. Но так как признаков агрессии маг не проявлял, Натаниэль пересилил себя и медленно протянул руку, оставив во второй лук с придавленной к нему пальцами стрелой.
— Андерс... ты не спишь. Ты с нами, — неуверенно позвал Натаниэль и коснулся плеча мага.
Под взглядом Андерса, Натаниэлю стало не по себе. Он никогда не видел вечно весёлого мага таким... испуганным? Осознав это, Натаниэль отшатнулся, сдерживаемое до того чувство опасности, снова резануло по нервам, но в этот раз прислушиваться к нему было поздно. Со стороны дома послышался треск, настолько громкий в неестественной тишине, что казался оглушительным. Элисса вскрикнула скорее от испуга, нежели от боли, и отряд как будто сбросил оцепенение. Зевран одним мощным ударом выбил ставни, с которых почти успел снять засов. Андерс в пару ёмких магических слов наложил заклинания пламенеющего оружия — внутри дома сразу стало светлее от вспыхнувшего меча Элиссы. И этого оказалось достаточно, чтобы Натаниэль различил силуэт твари чуть дальше. Проём между стеной и девушкой был небольшой, но Натаниэль не был бы собой, если бы ему этого было мало. Двумя точными выстрелами он попал твари в грудь и плечо. Магический огонь со стрел перекинулся на остатки одежды немёртвого — а в том, что это был именно оживший мертвец сомнений не было. Зевран тем временем ловко запрыгнул на подоконник, оттолкнувшись от земли одним рывком.
— Назад! Там их ещё много! — уже не таясь, крикнул Зевран, привлекая к себе внимание.
Натаниэль сначала выругался, а только потом сообразил, что Зевран профессионал, и сделал всё не случайно. Твари были хоть и живучи, но туповаты, и окно было для них серьёзным препятствием. А спрыгнуть оттуда для юркого убийцы вопрос пары мгновений. Натаниэля обдало жаром, чуть не опалило волосы, поглощённый происходящим в доме, он и не заметил, как немёртвые показались сбоку, медленно и неотвратимо надвигаясь на отряд. К счастью, Андерс как раз контролировал то, что происходило со спины, и не пропустил новую угрозу, среагировав совершенно инстенктивно — выпустил струю огня. Пламя получилось не очень удачным, совсем узким, иначе оно могло зацепить и Натаниэля. Андерс отступил назад, перехватывая посох. Вопреки общему мнению, нарываться Андерс не любил, просто временами по-другому не получалось.
— Перегруппировываемся! Не дайте им нас зажать в клещи!
Властный голос Элиссы заметно приободрил отряд, а сама она быстро спрыгнула со ступеней, развернулась, готовая принять на щит любой удар. Немёртвые тоже обратили внимание на Элиссу, тут же потеряв интерес и к Зеврану, который всё ещё балансировал на оконной раме, выбирая удобный момент и место для прыжка, и к магу с лучником. Натаниэль про себя отметил, что на звуки немёртвые реагируют очень активно, куда активнее, чем на движение. Но как этим воспользоваться пока было непонятно.
— Андерс, Натаниэль, назад! К восточному краю деревни! Зевран — отступаем!
Как ни хотелось Зеврану остаться, уж больно позиция виделась ему удачной, но спорить он не стал, небрежно бросил клинки в ножны и, ловко оттолкнувшись, полез выше, на уровень второго этажа. Пройдя по краю сруба в одном из более широких мест, чем другие, Зевран спрыгнул на крышу одноэтажной пристройки, а оттуда уже к Элиссе.
— И какой у нас план, командор? — негромко поинтересовался Зевран, снова обнажая клинки и становясь чуть сбоку и сзади от Элиссы.
— Очистим деревню и проверим, не здесь ли рассадник этой дряни.
Элисса пятилась, чуть прихрамывая, но за немёртвыми следила тщательно, то и дело совершая короткие резкие выпады. Очень быстро стало понятно, что колотые раны совершенно не смущали тварей, наверняка действовал только огонь, ещё относительно эффективно было их рубить. Придя к такому неутешительному выводу, Натаниэль закинул за спину лук и достал свою пару кинжалов, тут же воспламенившихся. Для Натаниэля было загадкой, как Андерс умудрялся следить за всем одновременно, но он почти мгновенно реагировал на всё. Стоило Натаниэлю обратить внимание на то, что Элисса прихрамывает, явно из-за какой-то незаметной с этой стороны раны, как Андерс уже вскинул посох, пуская исцеляющий луч.
Хрип, раздавшийся совсем рядом заставил Натаниэля отпрянуть, резко развернуться, и наотмашь ударить по подобравшемуся слишком близко немёртвому. От мерзкого запаха у Натаниэля подкатил ком к горлу, да так, что сдержать рвотные позывы оказалось очень сложно. Порадовавшись про себя, что в своё время выучился не только стрелять, но и сносно управляться с клинками, Натаниэль несколькими ударами обезопасил тварь — сначала отрубил руки, а затем и голову. С живым человеком такой номер бы не прошёл, но изрядно подпорченный разложением труп был куда более податливым в этом плане. Убедившись, что надо лишь приноровиться, отряд Элиссы в очередной раз перегруппировался, и дела по очищению деревни пошли в гору.

— Ничего, — разочарованно выдохнула Элисса и с откровенным раздражением отставила миску с едой.
Настроение за ужином было нерадостное. Хоть отряд и проверил всю деревню, а так же ближайшие окрестности, перебил всех встреченных немёртвых, а источника их появления найти так и не удалось. Что безумно злило Элиссу, а остальные предпочитали помалкивать, чтобы не попадаться под горячую руку. Конечно, переживали по-своему все, просто не показывали, в отличие от более эмоциональной девушки.
— Всё впустую. Угробили целую неделю, а результата нет.
Натаниэль хотел было заикнуться о том, что результат — очищенная деревня, но, здраво подумав, пришёл к выводу, что это и правда сомнительный результат, ведь пока источник остался, то через какое-то время деревня снова будет заполнена ходячими трупами. Наверное. Или не будет, потому что их всех порубили и сожгли? Хотя мало ли в деревне закопанных трупов? Те, кто ещё остался лежать в земле, наверное, тоже могут подняться. Подумав об этом, Натаниэль понял, что тоже отбил себе аппетит. Отставив еду в сторону, он решил разрядить обстановку, ну, или, вызвать огонь на себя, как получится:
— Мы всё проверили. Это тоже результат. Значит, источник в другом месте.
От такого обжигающе-холодного взгляда хотелось отшатнуться, но Натаниэль, сделав над собой усилие, остался на месте, даже взгляд не отвёл. Элисса несколько долгих секунд молчала, а затем сменила гнев на милость и снизошла до разговора:
— Да, ты прав. Просто я устала, расстроена и нога всё ещё зудит, поэтому и злюсь, хотя понимаю, что мы сделали всё, что могли.
Натаниэль заметно удивился и перевёл взгляд на Андерса, как ни в чём не бывало поглощающего горячую кашу. Тот пожал плечами, мол "не знаю, в чём дело", прожевал, а потом ответил:
— Это, наверное, фантомные боли. Так бывает, когда подсознанию кажется, что раны всё ещё есть, оно не осознаёт лечебную магию, которая уже восстановила организм.
Элисса хмуро кивнула, то ли соглашаясь со словами Андерса, то ли каким-то своим мыслям, и встала, чуть пошатнувшись. Натаниэль невольно проследил взглядом за движениями девушки, любуясь ей, но так, чтобы это не было откровенно заметно.
— Я пойду, лягу. Разбудите меня к утреннему дежурству.

Стоять на дежурстве предпоследним было самым неблагодарным делом. Ни толком выспаться с вечера, ни нормально полежать утром. Вечно сон урывками, а потом весь день чувствовать себя разбитым, но Натаниэль готов был это терпеть и даже сам выбирал именно это время, если его спрашивали. Причина тому была простой — следующее дежурство всегда было за Элиссой, а это значило, что можно было заглянуть к ней в палатку, легонько тронуть за плечо, тихо позвать, пытаясь разбудить, впрочем, не очень усердно. В этот раз Натаниэль медлил, хотел дать Элиссе ещё немного времени поспать, нормально отдохнуть от того, что случилось накануне. В какой-то момент он даже решил, что не будет её будить вовсе, а сам как-нибудь днём справится, но услышал тихий стон из палатки. Быстро поднявшись, Натаниэль подошёл ближе, откинул полог, опустившись перед ним на одно колено, чтобы было удобнее. И, как оказалось, не зря, потому что иначе ноги бы его не удержали. Элисса лежала, скинув одеяло, в одной нижней одежде, чуть влажной и липнувшей к телу, волосы были распущены и даже несколько растрёпаны, что только придавало эротичности, той недосягаемой домашней нежности. С трудом сглотнув и восстановив дыхание, Натаниэль постарался поднять взгляд к лицу девушки, что получилось не сразу.
— Нат?..
Спросонья голос у Элиссы был мягким, даже растерянным, и Натаниэль понял, что просто теряет голову. Подавшись вперёд, он забрался в палатку, отпуская полог. В этот момент ему было всё равно, что в лагере не осталось дежурного, что Элисса его самолично убьёт за такую наглость, но ему хотелось хоть раз урвать поцелуй с вожделенных губ. Хотя бы так, когда Элисса находится между сном и явью, не понимающая, что происходит вокруг.
— Нат, это ты?
Никогда раньше Элисса не называла его так. Даже в детстве. А уж после встречи полгода назад, так и подавно. Натаниэль замер, не зная, как реагировать на такое. От собственного имени, произнесённого Элиссой, по спине бежали мурашки и накатывало возбуждение. Совершенно безумное и постыдное. Натаниэль мысленно ругал себя, что если хотя бы притронется к Элиссе, то перестанет себя уважать, но и уйти из палатки было выше его сил.
Впрочем, бороться с собой ему пришлось не долго. Элисса приподнялась на локтях, так, что почти коснулась Натаниэля грудью, а горячее дыхание тронуло лицо.
— Ты мне снишься?
По голосу тяжело было определить, шутит Элисса, или же она серьёзно воспринимает происходящее как сон. Натаниэль замер, боясь, что его сейчас в лучшем случае прогонят, а в худшем, он получит кинжал куда-нибудь под рёбра, и абсолютно заслужено, в общем-то. Решив, что быть честным, ну, или отчасти честным, правильнее, ответил:
— Нет. Уже утро. Я хотел тебя разбудить.
Это вольное "тебя" сорвалось с губ Натаниэля раньше, чем он осознал, что говорит. Поёжившись, он попытался сесть, отстраняясь, а затем и вовсе попятиться, чтобы выбраться из палатки, пока его не решили убить на месте, но был остановлен раньше. Элисса мягко закинула руки ему на плечи и, напротив, потянула на себя. Удивлённый, Натаниэль даже не подумал сопротивляться, охотно подаваясь и следуя за направляющими его руками.
— И поэтому забрался в мою палатку? Обычно ты будишь меня более скромно.
— Я...
Ответить Натаниэль не успел. Его грубо прервали властным, как и всё, что делала Элисса, поцелуем. Натаниэль не верил собственным ощущениям, реальности происходящего. Элисса крепко обнимала его за шею обеими руками, притягивала к себе, так что тела соприкасались. Это было как наваждение, сон на грани эйфории, которые Натаниэль гнал от себя прочь и мучительно ждал одновременно.
— Не зажимайся, я не кусаюсь, — мягко заметила Элисса, стоило ей прервать поцелуй. — Или ты не был раньше с девушками?
После этого вопроса, Натаниэль готов был поклясться, что покраснел. Зато окончательно убедился, что это не сон. Раньше, его эротические фантазии не пытались ставить его в такое идиотское положение. Еле найдя в себе силы непринуждённо усмехнуться, Натаниэль чуть приподнялся, нависая над Элиссой и откровенно любуясь ей.
— Я не был раньше с тобой.
Ответ Элиссу более чем устроил, она усмехнулась в ответ и опустила одну руку ниже, погладила через ткань форменных штанов по заметно напряжённому члену. Натаниэль не сдержал стона, закусил губу, пытаясь сдержаться, формально, разрешения на что-то большее ему не давали. Но Элисса и не медлила, уверенно расстегнула ремень, затем застёжки, распутала завязки на белье, приспуская его.
— Подвинься, мне же тоже нужно раздеться, если ты хочешь продолжения.
Натаниэль послушно сдвинулся в сторону, но не удержался, склонился к шее Элиссы и принялся её целовать, стараясь не сильно отвлекать. Стянув пижамные штаны, Элисса толкнула Натаниэля, заставляя лечь на спину, забралась сверху. Даже в этом она не изменяла себе, всегда властная женщина, которая привыкла всем управлять сама. Выбрав приятный для себя темп движения, Элисса довольно прикрыла глаза, откровенно наслаждаясь происходящим. Натаниэль же выбросил из головы все лишние мысли и больше не думал о том, почему всё так, как получается. Он осторожно придерживал Элиссу за бёдра, под снисходительное неозвученное разрешение, и старался продлить эти сладкие мгновения как можно дольше.
После, когда Элисса устало и довольно растянулась на своём спальнике, Натаниэль не удержался от вопроса, сидя рядом и борясь с желанием погладить девушку по всё ещё оголённому бедру:
— Элисса... я понимаю, что спрашиваю глупость. Но почему ты решила разделить со мной ложе? Я думал... — пауза получилась сама собой, а продолжать вышло у Натаниэля не сразу. — Я думал, ты меня презираешь после всего того, что нас связывает.
Хрупкое умиротворение и нега, воцарившиеся было под пологом палатки, мгновенно были разрушены. Натаниэль успел пожалеть о своём вопросе, но назад время было не отмотать. Элисса нахмурилась, приподнялась и стала одеваться.
— Ты прав. Между нами действительно много всего произошло. Ты не представляешь, насколько сильно я хотела оставить тебя гнить в той камере. Безумно сильно. Хотела, чтобы ты заплатил за всё. — Элисса замолчала и даже опустила голову, рассматривая собственные штаны, которые мяла в руках. — Но то же время я понимала, что ты такая же жертва обстоятельств, как и я. И всё могло бы быть по-другому. С тобой. Со мной...
Развивать мысль Элисса не стала, напротив, продолжила одеваться, а через некоторое время и вовсе холодно заметила:
— Ты не мог бы пойти спать в свою палатку? Тем более, что у тебя осталось на это мало времени.

Встал Натаниэль с трудом. Впрочем, выспался он отменно, что нельзя было сказать об Элиссе. Выглядела она крайне неважно, осунувшейся, раскрасневшейся, как будто простывшей. Но, как обычно, ей это не мешало отдавать чёткие приказы, и подгонять всех. По дороге до Вейсхаупта, Элисса старательно избегала Натаниэля, то и дело украдкой вытирала рукавом нос, пока никто не видел. Натаниэль решил было, что произошедшее ночью растопило лёд в отношениях, и теперь девушка банально переживала о случившемся, возможно, жалела и ругала себя за глупый порыв, но сделанного было не вернуть. Правда открылась уже в крепости. Натаниэль успел заметить, как перед самым входом в барбакан Элисса сплюнула кровь на землю. Хоть целителем Натаниэль никогда не был, но даже он понимал, что ничего хорошего это значить не может. Отбросив сомнения, Натаниэль подошёл к Элиссе, взял её за плечи и чуть сжал, заставляя посмотреть на себя.
— Что случилось?
Вопреки ожиданиям, Элисса передёрнула плечами, скидывая чужие руки, отстранилась, предупреждающе потянув меч из ножен, всего на пару дюймов, так, чтобы было понятно, что она не шутит:
— Не смей трогать меня без разрешения. И дай пройти, я устала и хочу спать.
Пошатнувшись, Элисса прошла вперёд, плечом задев и оттолкнув со своего пути не ожидавшего такого Натаниэля. Он проводил её взглядом, пытаясь сосредоточиться на непонятной, вертящейся на краю сознания мысли. Он упорно не мог понять, почему явно заболевшая чем-то Элисса показалась ему такой сильной.
Ночью Натаниэль проснулся от яростного кашля за стеной, сменившегося сдавленным хрипом. Натаниэль вскочил прежде, чем осознал, что совершенно не представляет, что делать. Бежать за Андерсом и будить его среди ночи? Хотя какое будить, скорее стаскивать с какой-нибудь дамы. Решив, что это правильнее будет сделать потом, после того, как станет понятно, что случилось, Натаниэль наспех накинул халат и выбежал в коридор. Дверь в комнату Элиссы была заперта изнутри, а оттуда доносились уже не хрипы, а сдавленные стоны и тихий то ли вой, то ли рык, из-за толщины дерева было слишком тяжело понять. Выбить такую дверь было непростой задачкой, но времени раздумывать над этим у Натаниэля не было, то самое, загнанное ещё в деревне, чувство смертельной опасности наббатом било в ушах. Приложив всю свою силу, с нескольких шагов разбега, насколько позволял коридор, Натаниэль навалился плечом на дверь. Она жалобно затрещала и накренилась, а затем и вовсе рухнула, стоило вылететь петлям. Открывшаяся картина привела Натаниэля в ужас. Навстречу ему двигалась Элисса. Вернее то, что ещё вчера вечером было Элиссой. Немёртвая, со вздувшейся кожей, кровавыми подтёками из уголков губ и носа, даже из пожелтевших глаз, медленно приближалась к застывшему в оцепенении Натаниэлю. Попятился он, только когда Элисса была уже на расстоянии вытянутой руки, но это оказалось слишком поздно. Натаниэль почувствовал, как его буквально впечатали в стену, он готов был поклясться, что слышал хруст собственных рёбер, но это было совершенно не важно, потому что сразу за этим в его плечо вонзились зубы немёртвой. Элиссы. Натаниэль не сдержал крика, даже попытался оттолкнуть немёртвую, освободиться, но сам же понимал тщетность этой попытки.
Боль рывками распространялась по телу, занимая всё без остатка, как полноправная хозяйка. И только одна мысль пульсировала в гаснущем сознании Натаниэля:
"Обстоятельства... Мы с тобой лишь жертвы глупых обстоятельств. Прости меня, Элисса."











@темы: ж!страж, ж!Кусланд, гет, Стражи поневоле, Натаниэль Хоу, Зевран, Андерс, «Четыре демона»

Комментарии
2016-07-27 в 16:12 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
Было любопытно читать, хотя текст хорошо бы было дополировать, например, убрать "подсознание" и подкорректировать встречающиеся в одном абзаце "как-будто". На сознательный прием это не похоже, скорее на замыленный глаз при бетинге. И да, "наббат" пофиксите :)

Мне понравился экшен, Андерс-Побудка-стайл, отдельно понравился Зевран: он очень зевранистый, один прием с "перерезанием" горла чего стоит и его атлетичность в сцене зачистки деревни. Грустный фик, но благодаря такому финалу он не превращается в классический фик "Нейт и Эли растапливают лёд и влюбляются друг в друга".

2016-07-31 в 18:40 

$corpicora
"Va'esse deireadh aep eigean".
Текст интересный, мне в целом понравился. Однако, некоторые детали ненадолго выдёргивали из сюжета, заставляя обдумать. Например
На паре моментов удивлённо пялилась в текст, но в остальном очень даже зашло. И Зевран, и Андерс, и Элисса спойлер Нат получился очень даже похожим на себя. Жаль, что ненадолго )

   

Secondary Quests

главная