23:23 

Стражи поневоле. Неделя страха. Пост 2

Стражи поневоле
верх



Автор: Стражи поневоле
Бета: Стражи поневоле
Название: Дар для Императрицы
Пейринг/Персонажи: Логейн МакТир/омп, Мэрик Тейрин, омп.
Категория: слэш с элементами джена
Жанр: ангст, немного политики и секса
Рейтинг: NC-17
Размер: 4001 слово
Предупреждение: телесные наказания
Предупреждение 2: автор может немного путать исторические таймлайны
Краткое содержание: На трон взошла императрица Селина, и настало время подписать мирное Соглашение между Орлеем и Ферелденом. Кроль Мэрик радушно принял послов, но тэйрн Логейн всё ещё не может простить Орлею всего того, что произошло раньше.
Ключ: Ангст, NC-17, телесные наказания, ОМП - выполнен целиком

Ночь была жаркой, душной и совершенно безветренной. Не спасали ни просторные покои, ни раскрытые окна, заснуть было крайне тяжело. Логейн лежал на спине, сложив руки на груди, и смотрел на навес своей кровати, думая о его бесполезности. И чем дольше Логейн смотрел на богато расшитую ткань, тем яснее понимал две вещи: он так и не проникся прелестями роскоши, а ещё он совершенно не хотел спать. Встав и небрежно одевшись, Логейн решил прогуляться по замку, в надежде немного развеяться, быть может, выйти подышать воздухом на улицу, отчитать спящих часовых и нагулять сон себе. Замок ночью был тихим и безлюдным, не то, что днём, и нравился Логейну куда больше. Сделав большой круг по пустынным коридорам и лестницам, лишь изредка натыкаясь на ночную караульную стражу, Логейн поднялся на нужный этаж и отправился к себе. Проходя мимо покоев Мэрика, Логейн невольно сбавил шаг, услышав тихий женский смех, довольный голос короля и чувственные стоны. Мысленно себя отчитав, тряхнув головой и сделав шаг вперёд, Логейн снова остановился, но уже совсем по-другому поводу. Стоявший на несколько шагов дальше по коридору, почти у самой двери покоев Логейна, стражник заметно побледнел и замер, не спуская взгляда с руки, медленно тянущейся к рукояти меча.
— Тэйрн Логейн, это не то, о чём вы подумали! — сглотнув и с трудом подняв взгляд от меча к лицу, начал оправдываться стражник. — Я знаю, как это выглядит со стороны, но прошу вас, выслушайте меня.
Разумеется, что-то подобное Логейн и ожидал услышать, поэтому лишь раздражённо выдохнул и ответил, впрочем, не спеша обнажать меч:
— Ну, давай, расскажи о том, что ты первый день на дежурстве, захотелось по нужде, и ты, в поисках отхожего места, забрёл на королевский этаж. Совершенно случайно.
Стражник на секунду запнулся, стал медлить с объяснением и начал говорить с явным волнением, то и дело отводя взгляд, но затем снова смотря на Логейна:
— Вы правы, я вовсе не случайно пришёл сюда. Я слышал от других стражников, что у вас бессонница из-за этой жары... — стражник сглотнул и торопливо продолжил свою мысль, видя, как крепче сжались пальцы на рукояти меча, — а я уже давно только и думаю о том, как бы увидеться с вами наедине.
По выражению лица Логейна тяжело было сказать, как он воспринял услышанное. Конечно, он был крайне удивлён происходящим, поэтому спросил, хоть и по обыкновению холодно:
— Увиделся. И что дальше?
Застигнутый таким простым и закономерным вопросом врасплох, стражник вздрогнул и продолжил ещё более неуверенно:
— Я хотел попробовать провести с вами ночь.
После этих слов у Логейна не получилось скрыть удивление, его брови чуть дрогнули, и в глазах промелькнуло что-то неуловимое, как будто отголосок растерянности. Он ожидал самых разных вариантов оправданий, но никак не такого. Стражник же так и стоял перед ним, не рискуя двигаться, чтобы не прогневать резкого и сурового на решения тэйрна. Логейн понимал, что ему следовало прогнать глупого мальчишку в казармы и сделать вид, что ничего не было, но из комнаты позади всё ещё был слышен шум и тихие голоса. Это раздражало тэйрна, и он понял, что просто не сможет заснуть, будет ворочаться, прислушиваться и думать о том, что происходит за закрытыми дверями спальни короля. Отвлечься было просто необходимо.
— И как же тебя зовут?
Стражник облизнул пересохшие губы и медленно снял шлем. Логейн окинул взглядом молодое лицо, пытаясь вспомнить, что это за человек, в сознании что-то шевельнулось, но вспомнить так и не вышло. Совершенно обычные черты лица, ничего примечательного, хотя мужчину можно было назвать привлекательным, из того типа, что любят следить за своей внешностью даже на службе в армии. Логейн такого не понимал, но не придирался, пока это не мешало исполнению обязанностей. Светлые волосы были пострижены аккуратно и коротко, буквально на два-три пальца длиной, так, чтобы не лезли в глаза. Скулы и подбородок были тщательно выбриты, настолько гладко, как будто не более часа назад. Логейн несколько насмешливо фыркнул и посмотрел прямо в глаза мужчине, подсознательно отметив, что они приятного светло-орехового цвета. Или это блики от огня в лампах причудливо играли, создавая такую иллюзию?
— Рилан, тэйрн.
По имени вспомнить было легче, Логейн совсем недавно просматривал график дежурств, так как привык держать всё под контролем и любил проверять и муштровать стражу, чтобы не расслаблялись. О дотошности тэйрна уже ходили легенды, и никто не рисковал вызвать его гнев, стараясь пореже попадаться на глаза. С некоторым трудом вспомнив точный список дежурных, Логейн спросил:
— Ты же, вроде, не дежуришь сегодня.
— Не дежурю. — Рилан поспешно закивал. — Поэтому я смог прийти. Не мог же я пост бросить.
Логейн никак не отреагировал, но было видно, что ответ на невысказанный вопрос ему понравился, и Рилан, приободрённый, продолжил:
— Я же знаю, что иначе я бы только вас заслуженно прогневал.
Снова воцарилась тишина, нарушаемая лишь звуками из королевских покоев. Тэйрн недовольно вздохнул и, решив, что слишком устал от этого, прошёл вперёд, к двери, ведущий в его покои. Стоящий прямо перед ней Рилан поспешно сделал шаг в сторону, освобождая путь. Уже взявшись за ручку двери, Логейн на секунду задержался, смерил стражника взглядом и скупо бросил:
— Идём, если действительно хочешь.
Упускать такой шанс Рилан не стал и быстро прошёл внутрь. Как будто боясь, что тэйрн передумает, Рилан стал несколько суетливо и неаккуратно расстёгивать лямки доспеха, пытаясь от него избавиться, чем вызвал только недовольный вздох Логейна и холодную фразу:
— Идём в спальню, я не намерен пристраиваться на узких диванчиках. Должен же я хоть иногда пользоваться положительными сторонами моего статуса?
Рилан кивнул, но бороться с застёжками не прекратил, просто стал это делать медленнее и незаметнее, так что часть доспеха скинул ещё до спальни, как раз на один из диванчиков, о которых говорил Логейн. Тэйрн посмотрел на это неодобрительно, но комментировать уже не стал, рассудив, что собирать вещи по всем покоям всё равно будет не он, так что и проблемы не его.
— Тэйрн, вы позволите? — осторожно спросил Рилан, едва они оказались в спальне.
Мягко надавив на плечи Логейна, Рилан усадил его на кровать и принялся осторожно раздевать, ловко справляясь с завязками и пуговицами дорогой повседневной одежды. Тэйрн не сопротивлялся, но смотрел на это с лёгким удивлением, он сам далеко не сразу разобрался, как все эти хитрые крючочки и пуговицы застёгивать и расстёгивать. Даже, смешно сказать, кое что пришлось у Мэрика спрашивать, чтобы не порвать дорогие вещи ненароком. А молодой стражник легко справлялся со всеми этими сложностями. Логейн бы даже обдумал это, если бы в этот момент Рилан не добрался до нижнего белья. Времени он, видимо, решил не терять, опасаясь, что суровый тэйрн всё ещё может передумать. Погладив совсем немного руками и вызывая зарождающееся желание, Рилан осторожно взял член Логейна в рот, мягко поддерживая пальцами и легонько поглаживая. Разумеется, думать о чём-то в такой ситуации у Логейна уже не получилось, и он решил отложить всё на утро. Рилан постепенно стал смелее, перестал осторожничать и начал активнее вбирать член в рот, облизывать его языком, дополнительно стимулируя и лаская. Совершенно неосознано Логейн положил одну руку на голову партнёра, а второй упёрся в кровать позади себя. Рилан вовремя догадался расслабиться и позволить Логейну надавить, впустил член прямо в горло, чудом не закашлявшись. Принимать так глубоко было тяжело, но Рилан старался, столько, сколько хватило сил, затем отстранился, вызвав несколько разочарованный стон тэйрна, но поспешил заверить, что дальше будет не хуже. Толкнув Логейна дальше на кровать и показывая, что надо лечь, Рилан споро стянул с себя обувь и штаны, решив, что рубаху можно и оставить, чтобы не терять времени. Забравшись сверху, он ещё несколько раз провёл рукой по члену тэйрна, направил его вертикально вверх и плавно опустился, закусив губу, чтобы слишком громко не стонать. Рилан торопился, как будто снова опасаясь, что его могут отослать. Ни масла, ни какой-нибудь мази у него с собой не было, так что лёгкую боль пришлось терпеть. Заставлять двигаться быстрее Логейн не стал, давая ему полную свободу действий, раз уж проявил инициативу, чему Рилан был несказанно рад. Выбрав оптимальный для себя темп, он стал достаточно активно двигаться, доводя тэйрна до пика удовольствия. Про себя Рилан тоже не забыл, обхватив рукой свой член и грубовато его стимулируя. Зная, что партнёру так понравится больше, Рилан кончил первым, рефлекторно сильно сжимая мышцами член внутри себя, так что удержаться было невозможно. Логейн и не удержался, тем более, что редко проводил ночи с кем-то, а не в одиночестве. Отдышавшись, Рилан осторожно приподнялся, а затем лёг рядом с тэйрном. Проследив за перемещениями партнёра, Логейн не сдержал довольной то ли улыбки, то ли несколько насмешливой усмешки. И со стороны было невозможно понять, что жест этот был скорее горьким, Логейн отстранённо думал о том, что совсем себя загонял, пытаясь сбежать от всего того, что пережигал в себе много лет. Разочарование, злость, обиду и много чего ещё, только усугубляющее его и без того скверный характер. А внезапная ночная интрижка показала, что хорошего по-настоящему расслабляющего отдыха ой как не хватало. Логейн приподнялся на одном локте, посмотрел на замершего Рилана и покачал головой, словно сам был против своего решения.
— Можешь остаться до утра, но чтобы никто не видел, как ты от меня уходишь. Ясно?
Рилан поспешно кивнул, незаметно выдыхая и переводя дух. Логейн лёг обратно, в сон клонило неимоверно, и маячившая на краю сознания мысль, что всё это большая ошибка, не привлекла внимания тэйрна — он уснул.

В течение нескольких следующих месяцев Рилан выгадывал время и то и дело прокрадывался ночью в покои тэйрна, договорившись со стражниками на этаже, чтобы держали язык за зубами. На это, правда, пришлось потратить приличную сумму звонких монет, но результат того стоил. Слухов по замку почти не ходило. Кто-то честно отрабатывал золото, а некоторые просто боялись сплетничать про сурового тэйрна, что было Рилану только на руку, ведь отношения волей неволей, но становились всё более тесными и близкими. Что же думал по этому поводу Логейн, как всегда было загадкой, а спрашивать молодой стражник не рисковал.
— Мой генерал, — нежно прошептал Рилан очередной ночью, обхватывая Логейна со спины и прижимаясь к нему. — Вы так напряжены, что-то случилось?
Логейн, и правда, был напряжён, Мэрик вёл активные переговоры с Орлеем, которые никак не шли у тэйрна из головы. Они с королём много спорили по поводу уместности подобных соглашений после прошедшей войны и только недавно сброшенного ига. Но Логейн понимал, что Мэрик уже давно не тот неопытный мальчишка, которым был в их первую встречу. Но неприязнь к Орлею не ослабевала, не давала связно мыслить, и с этим следовало что-то делать. Логейн едва заметно улыбнулся, пытаясь переключиться на более приятные мысли, обнял Рилана, увлёк на кровать и прижал к ней, нависая сверху.
— Ничего особенного, неудачные переговоры. Наш король хочет подписать соглашения, с которыми я не могу примириться, — Логейн ответил расплывчато, но всё же ответил, склоняясь и начиная целовать шею Рилана.
Не растерявшись и обхватив ногами за пояс Логейна, Рилан довольно застонал, прогибаясь и потирая ягодицами о пах тэйрна. За прошедшие месяцы Рилан успел изучить всё, что нравилось партнёру, и теперь пользовался своими знаниями. Медленно поглаживая руками спину тэйрна, Рилан старался вызвать в нём возбуждение и немного расслабить. Логейн прикрыл глаза от удовольствия, поэтому не сразу сообразил, что его спрашивают о чём-то.
— Соглашения с Орлеем? – мягко спросил Рилан, не прекращая нежных ласк.
Уже распалённая страсть не дала сразу сообразить, что не так, но подсознание что-то кольнуло, Логейн приподнялся, посмотрел в глаза Рилана, который едва ощутимо напрягся, как будто пожалел о сказанном.
— Откуда ты знаешь? — в голосе Логейна промелькнул холод ещё не вытащенной из ножен стали, готовой в любой момент обнажиться.
Рилан хотел бы попятиться от этого взгляда, голоса, да и от самого тэйрна, но это было невозможно, лёжа под ним на кровати, поэтому пришлось отвечать, осторожно подбирая слова:
— Я просто предположил, что вам может не понравиться, мой генерал. Король Мэрик мудрый правитель и ваш друг, а вы говорите, что его решение вам не по душе, поэтому я и подумал, что речь об Орлее, ведь вы его ненавидите всем сердцем. И я разделяю вашу ненависть, ведь из-за него Ферелден в таком упадке. Если бы не Орлей…
Логейн слушал объяснение внимательно, настолько, что могло показаться, будто он маг и проверяет слова на правдивость. Но, не найдя видимого подвоха, тэйрн усмехнулся и снова вернулся к поцелуям, снизойдя до пояснения:
— Логичный вывод. Но давай не будем больше об этом, а то я буду должен казнить тебя за шпионаж.
Сказано это было в шутку, но Рилан поёжился, а по спине у него пробежали мурашки.

Ни утром, ни в течение ближайшей недели Рилан больше не возвращался к затронутой теме. Да и Логейну было не до того, переговоры должны были перейти в финальную фазу, даже послы уже приехали, но Мэрик медлил, всё ещё надеясь уговорить своего друга и получить его поддержку в этом нелёгком решении. А Логейн колебался, понимал, что Мэрик прав, но не мог переступить через себя в угоду политике. Прокручивал по сотне раз уже давно выученный наизусть текст Соглашения и искал мысленно подвох, который там мог быть. Но сколько бы времени не проходило, Логейн лишь всё больше убеждался, что договор выгоден. Это-то и злило. Тэйрн всей душой хотел, чтобы подвох был, чтобы Соглашение можно было расторгнуть, и не пришлось бы терпеть дальше лживые орлесианские лица, смотреть, как все улыбаются им, будто ничего и не было. Будто не было ига, войны, десятков тысяч смертей, разрушенных городов, разорённых полей, вырезанных до последнего жителя деревень. Не было безжалостно убитой семьи тэйрна.
Думая об этом, Логейн ходил по замку, проверял караулы, особенно тщательно в той части этажа, где поселили послов. Когда Логейн проходил по коридору, ведущему в покои орлесианцев, его взгляд зацепился за фигуру стражника. Рассмотреть его Логейн не успел, зато успел заметить, как у того выпал маленький мешочек, наподобие поясного кошеля, только цветастый и расшитый дорогими нитками и бусинами. Терзаемый нехорошим предчувствием, Логейн быстро пересёк коридор и поднял кошелёк, как раз в тот момент, когда дверь ближайших покоев скрипнула, и в коридор выглянул грузный пожилой мужчина, посол Гаспар де Гран. Он быстро и цепко осмотрел коридор, встретился взглядом с Логейном и излишне тепло улыбнулся, растягивая губы, словно более приятной встречи и быть не могло.
— О, тэйрн Логейн, хорошего дня! Простите мне мой неподобающий вид, я услышал шаги в коридоре и решил, что это мой слуга, который куда-то запропастился, хотел поторопить его.
На скулах Логейна заметно проступили желваки, ответить ровно и спокойно, стоило ему большого труда. Пальцы левой руки, лежащие на яблоке меча, непроизвольно сжались и аж побелели.
— К счастью, я не ваш слуга. Но если я его встречу, я передам, что вы его искали.
— Нет-нет, я, разумеется, вовсе не это имел в виду, тэйрин, простите меня, — наигранно поспешно заверил Гаспар, от его внимательного взгляда не укрылась реакция Логейна, вплоть до мельчайших деталей. — Буду очень признателен, если передадите. Спасибо! А теперь извините меня ещё раз, я должен идти, приводить себя в надлежащий вид перед сегодняшней аудиенцией у короля.
И ещё до того как Логейн успел что-либо ответить, Гаспар вернулся в комнату и закрыл за собой дверь. Логейну даже показалось, что он слышал звук запираемого засова. Но это уже было не важно. Ситуация складывалась крайне неприятной, вокруг явно что-то происходило, что он заметил только сейчас. И в этом нужно было срочно разобраться. Вспомнив про мешочек, так и зажатый в руке, что его даже видно не было из-за массивных металлических перчаток, Логейн пошёл в сторону поста, мимо которого должен был проходить тот стражник. По пути раскрыв кошель, Логейн внимательно его изучил, между какими-то заколками, напоминающими женские, парой кисточек и маленькой расчёски лежала закрытая плоская и совсем маленькая коробочка. Похожие были у Роуэн, и Логейн припомнил, что они назывались "пудреницы" или как-то так. Решив проверить, тэйрн раскрыл коробочку, осторожно, чтобы не просыпать содержимое. И даже не удивился, увидев сверху, заткнутую за специальную прищепку свёрнутую во много раз бумажку. Написано было по орлейски, очень мелким, убористым почерком. Из всего написанного Логейн разобрал только обращение и подпись в конце. "Мсье Гаспару от Пьера де Мана".
Остановившись около поста, Логейн так посмотрел на стражников, что те вытянулись по струнке, даже без команды.
— Кто проходил здесь прямо передо мной? — мрачно спросил тэйрн, уже зная, что услышит.
Стражники недоумённо переглянулись, но тут же подобрались, стоило Логейну зло прищуриться. Один из стражи неуверенно ответил, почувствовав себя как будто на допросе:
— Так это... Рилан тут был, тэйрн. В казармы пошёл.

В подвалах было сыро и холодно. Рилан провёл тут всего несколько часов, но уже продрог, казалось, дальше некуда. Да и отсутствие одежды вкупе с крайне неудобной позой не давали возможности согреться. Рилан стоял на самых носках ступней, с трудом удерживая равновесие, всё тело затекло, но даже переступить с ноги на ногу не было возможности, руки были скованы и растянуты в стороны, так что стоило перенести вес, как они отзывались болью. Но Рилан уговаривал себя, что терпеть осталось недолго, ночью Логейн его обязательно хватится, ведь дежурства сегодня нет, а, значит, они должны провести ночь вместе. Так что это только вопрос времени, когда последует освобождение, ведь не оставит же тэйрн своего любовника в темнице, обязательно вытащит.
И Логейн действительно пришёл. Судя по обходу и пересменке стражников — за час до полуночи. Дверь надсадно заскрежетала, открываясь. Рилан заметно обрадовался, даже воскликнул, нарочно пренебрегая нормами приличия:
— Мой генерал, я так вас ждал! Меня...
Оборвав фразу, Рилан судорожно сглотнул. Он никогда раньше не видел тэйрна таким мрачным и как будто подавленным. А потом взгляд Рилана упал на аккуратно расправленную, хоть до этого и явно смятую бумажку, которую Логейн держал в руке. Тэйрн приподнял её, демонстрируя.
— А у тебя почти получилось.
Рилан сглотнул, с трудом заставил себя отвести взгляд от листка и посмотреть Логейну в глаза. Хотя тут же пожалел об этом, потому что прочитал по хорошо изученному лицу всё, что Логейн думал. Он был куда более эмоциональным, чем казался большинству, и Рилан давно это понял, научился распознавать все эмоции. Собравшись с остатками духа, Рилан спросил, стараясь не переиграть с удивлением.
— Получилось что?
Покачав головой, Логейн прикрыл глаза рукой, ему было противно от самого себя, что он как полный дурак попался на такую простую уловку. Корил Мэрика, а сам вляпался как зелёный сопляк. Поборов минутную слабость, Логейн сделал жест палачу, оставшемуся снаружи камеры, войти. Тэйрну было противно от одной мысли о том, что ему придётся самому касаться Рилана. С этим палачом Логейн раньше не работал, но это было и к лучшему, у того будет меньше поводов заметить, что с тэйрном что-то не так, и распустить слухи.
— Это я нашёл в кошельке, который ты оставил перед дверью одного из послов.
Рилан хотел было начать оправдываться, уже набрал воздуха в грудь, но Логейн приподнял указательный палец вверх, не разжимая руки с листком и давая знак палачу. Собраться перед ударом не получилось, хотя звук рассекаемого кнутом воздуха, Рилан успел услышать. Вскрик был резким и громким, натянутые цепи звякнули, когда пленник дёрнулся вперёд, Логейн поморщился, ему с каждой минутой было всё неприятнее находиться в камере, но уйти он не мог, нужно было исправить свои ошибки.
— Я не давал тебе слова. Пока что. Не бойся, позже я дам тебе возможность высказаться, — холодно продолжил Логейн.
Развернув листок, тэйрн пробежался по нему взглядом, как будто внезапно научился читать по орлесиански, но на самом деле просто с каким-то плохо объяснимым чувством всматривался в ровные строчки почерка и витиеватые завитушки округлых букв — текст перевода он запомнил хорошо.
— Думаешь, кроме вас в замке и перевести было некому? Остались ещё старики, знающие ваш язык со времён ига. Итак, что же тут написано? "Мсье Гаспар, как мы и договаривались, я собрал интересующую вас информацию. Хоть к королю у меня и не получилось пробраться, удача улыбнулась мне, и я смог обратить на себя внимание тэйрна Логейна и заручиться его доверием. Соглашение, которое предлагает Селина, не по вкусу тэйрну, но он не решается перечить королю. Тэйрн вспыльчивый, хоть и не показывает этого, так что у вас легко получится вывести его из себя, если подобрать нужные слова. Особенно остро он будет реагировать на упоминание своего происхождения, ведь для вас не секрет, что он бывший простолюдин из какого-то захолустья. Говорят, во время войны погиб его отец, и тэйрн с тех пор ненавидит Орлей и всё, что с ним связано. Если тэйрн вспылит во время подписания Соглашения, то оно гарантированно будет сорвано, и вы сможете доказать императрице всю глубину её несостоятельности. Вернее, несостоятельности её идеи, конечно же. С уважением, Пьер де Ман".
С каждым произносимым Логейном словом, Рилан заметно бледнел. Он понимал, что доказательства тэйрну будут не нужны, тем более, если он действительно сам всё видел. Оправдываться было бессмысленно, да и опасно, можно было разозлить Логейна ещё сильнее. А он тем временем продолжил:
— Теперь вопросы. Я хочу знать, чем послу выгодно, чтобы Соглашение не было подписано?
Рилан, а, вернее, Пьер бросил быстрый взгляд куда-то вбок, как будто надеясь увидеть там палача, который терпеливо стоял у него за спиной и ждал указаний от тэйрна.
— Я не могу рассказать, меня убьют, — тихо ответил Пьер, прекрасно понимая, что это никоим образом не устроит Логейна.
На этот раз тэйрн чуть приподнял три пальца, давая знак палачу. Сдержаться во второй раз было чуть легче, удары уже были предсказуемыми, так что Пьер кусал губы, стонал, но от криков удерживался. Когда ему дали передышку, облизнулся, с досадой отмечая, что прокусил кожу, и во рту начала собираться кровь. Впрочем, это была мелочь по сравнению с тем, как горела спина, и было больно шевелиться. А стоять неподвижно не было никакой возможности, ноги совершенно затекли, и упираться в пол стало ещё тяжелее. Логейн подошёл ближе, ухватил Пьера за волосы и потянул назад, заставляя ещё сильнее прогнуться, так что напряжённые мышцы рук отдались болью.
— Повторяю вопрос. Чем послу выгодно, чтобы Соглашение не было подписано?
— Я... правда не могу... — хрипло ответил Пьер, зажмуриваясь и пытаясь отвлечься от боли.
— О, это ты заблуждаешься, — Логейн отпустил волосы Пьера и еле удержался от желания вытереть руку о подол камзола. — У нас впереди вся ночь, чтобы ты начал отвечать на мои вопросы.

— Передайте прекраснейшей Селине, что я рад, что у нас получилось заключить Соглашение.
Мэрик улыбался так широко, как умел, кажется, только он. Со временем юношеское очарование никуда не делось, напротив, он научился им пользоваться. Логейн, стоявший от него чуть сзади не видел этой улыбки, но чувствовал её в голосе, и это умиротворяло. За проведённые вместе годы тэйрн убедился, что одно присутствие Мэрика оказывало положительное влияние. Они могли спорить и ссориться, но ощущение не пропадало. Поэтому после проведённой в темнице бессонной ночи, Логейн чувствовал себя спокойно — хватило одного быстрого разговора утром, чтобы Мэрик всё понял. Понял правильно и даже куда больше, чем Логейн сказал.
— И, так сказать, в знак дальнейшего сотрудничества передайте императрице наш подарок.
Мэрик указал страже на дверь, и они понятливо распахнули её, втащили в залу мужчину со связанными руками и небрежно бросили на пол. В окровавленном, но всё ещё живом человеке с трудом, но можно было узнать Пьера. Послы удивлённо воззрились на "подарок", а Гаспар даже невольно отступил на шаг назад и возмущённым тоном спросил:
— И как это понимать? Мы не Тевинтер, у нас не принято дарить рабов.
Логейн заметно помрачнел и даже положил руку на рукоять меча, но Мэрик его привычно остановил жестом, даже не оборачиваясь. Он понимал, как тэйрну было тяжело, поэтому добавил стали в голос.
— Уверен, императрице будет интересно побеседовать с этим юношей. Не так ли, мсье Гаспар? Ведь он так старательно собирал для вас сведения, негоже им теперь пропадать.
Посол дёрнулся, как от удара, но, увидев, как чутко среагировала стража, заметно сбавил зарождающееся возмущение и холодно ответил:
— При всём моём уважении, я не понимаю вас.
— А вам и не надо, мьсе Гаспар, — равнодушно заметил Мэрик, явно потеряв интерес к разговору. — Мои люди отправятся с вами и проследят, чтобы прекраснейшая Селина получила подтверждение о заключении Соглашения. А заодно узнала о том, что вы ввязались в Игру против неё.
— Но это клевета.
На это заявление Мэрик и вовсе не отреагировал, лишь поторопил стражу, которая недвусмысленно взялась за оружие и явно показывала, что пришло время покинуть зал. Когда Мэрик с Логейном остались в зале вдвоём, повисла неловкая тишина. Мэрик снял корону, задумчиво покрутил в пальцах и положил на колени.
— Тебе не стоит винить себя.
Логейн не отвечал настолько долго, что Мэрику уже показалось, что он и вовсе не дождётся ответа.
— Я поставил под удар всё, чего мы пытались достигнуть таким трудом. Пока я спал, этот... орлесианец мог просматривать все мои бумаги. Все, Мэрик!
— Ш... не переживай. — Мэрик тепло улыбнулся, поймав Логейна за руку и сжав её. — Это уже не важно. Мы теперь знаем, что часть информации есть у Орлея, и воспользуемся этим в политических играх. Не так уж и страшно, а Селина уверится в наших добрососедских намерениях. Не буду говорить, что это к лучшему, ты всё равно мне не поверишь, и правильно сделаешь. Поэтому просто приказываю тебе перестать себя винить. Всё, приказываю!
Логейн не выдержал, показал королю крайне неприличный жест, выдрав у него свою руку.
— Да пошёл ты знаешь куда?
— Уже иду, — шутливо отозвался Мэрик, встал и хлопнул Логейна по плечу, на несколько секунд сжал пальцы и тут же отпустил. — Уже иду.











@темы: «Четыре демона», Логэйн, Мэрик Тейрин, Стражи поневоле, оригинальные, слэш

   

Secondary Quests

главная