18:48 

Армия Корифея. Внеконкурс

Армия Корифея


Header

Название: Исполнитель желаний
Автор: LenaSt
Бета: Армия Корифея
Пейринг/Персонажи: Самсон, Мэддокс, Имшаэль, Кальперния, Корифей, Блэкволл, Дориан, Железный Бык
Категория: джен, гет
Жанр: modern-AU, нуар
Рейтинг: R
Размер: 3000 слов
Примечание: Окончание фиков «Начало», «Добро пожаловать в Ад» и «Хорошие девочки не умирают»
Предупреждение: смерть персонажа, violence&gore

— Не будь пессимистом, Сетий. — Короткий смешок: — Тебе это не идет.

— Не называй меня так. Ты же знаешь, я уже пытался уничтожить Хейвен.

— Да, и у тебя ничего не вышло. Но теперь все будет иначе. Доверься мне. Когда я тебя подводил?

— Всегда.

Имшаэль расхохотался.

— Тогда что ты теряешь, друг мой?


*

— Вставай, Мэддокс. Сегодня особенный день, — Имшаэль запрыгнул на кровать и принялся возбужденно топтаться. — Сегодня я исполню твое желание.

— К-какое желание? — Мэддокс сел на постели и застонал, болезненно сжимая виски.

Безумная попойка накануне. Словно они вырвались из ада и собирались вернуться обратно. Собственно, так и было. Последнее, что Мэддокс помнил, — это как чокался с HK-416 после бутылки Kavalan; все прочие события остались скрыты алкогольным туманом.

— Мы же поспорили, помнишь? — Имшаэль свернулся калачиком на животе Мэддокса и довольно заурчал. — Войду ли я в церковь.

— Но ты же не мог, тебя похитил тот психопат из муниципальной службы Хейвена.

— Верно, — согласился Имшаэль. — Но спор есть спор. В церковь я не вошел, поэтому пари полностью в твою пользу, Мэддокс. У тебя есть желание. Любое желание. — Он подмигнул. — Смотри, не просри его.

Имшаэль спрыгнул на пол, хлестнув Мэддокса хвостом по носу.

— Предложение в силе сегодня, до полуночи. — Он тихо засмеялся. — Используй его, и тогда твоя карета никогда не превратится в тыкву.

*

Самсон открыл глаза, и тут же закрыл. Комната медленно сделала оборот вокруг своей оси и повисла, покачиваясь, в похмельной невесомости. Голова трещала, глаза жгло, а во рту было пакостно, словно туда Имшаэль помочился.

Лежащая рядом Кальперния сладко спала — насколько вообще применимо понятие спала к девушке-зомби, с черной дырой от пистолетного выстрела на переносице. Девушке-зомби с кожей белой и гладкой, сияющей в темноте. С губами сладкими и прохладными…

Самсон тихо застонал. Кальперния открыла глаза, улыбнулась. Одеяло соскользнуло с ее обнаженных бедер.

— Мы что, это самое?.. — глупо спросил Самсон, приподнявшись на локте. Простыня под ним была влажной. И липкой. — У нас что-то было этой ночью?

Она насмешливо пожала плечами. Память услужливо нарисовала последовательность событий: они начали целоваться в бильярдной, на столе, где Кальперния и оплатила свой первый проигрыш, потом взяли бутылку марсалы наверх, где продолжили сводить счет по очкам.

— Этот счет в твою пользу, — хрипло пробормотал Самсон.

Кальперния медленно кивнула, закусила губу. Ее светлые глаза затуманились.

— И он еще не закрыт, — догадался Самсон, опрокидывая ее на подушку.

*
— Я понимаю, что бухать и трахаться намного интереснее, — Имшаэль пригладил усы и жеманно зажмурился. — Но нас ждет дело. Все согласны?

Он щелкнул когтями.

— Тогда приступим.

На плоском экране появилось первое фото.

— Шериф Хейвена, Каллен Резерфорд.

Кальперния засмеялась.

— Да, — согласился Имшаэль, — без головы он как-то не очень. Не внушает. Но это, увы, не все.

Кадр сменился. Самсон вскинулся: он уже видел этого человека на том собрании в хейвенской церкви, — и запомнил его. Мощный, угрюмый, темноволосый, с густой бородой в пол-лица.

— Том Ренье, личный телохранитель Эвелин Тревельян, — сообщил Имшаэль. — Очень личный, если вы меня понимаете. В прошлом наемный убийца. Безумно любит деньги. В общем, все как обычно: вооружен, опасен, не ждите, что будет легко и просто.

Следующее фото — мужчина с низким агрессивным лбом, сплюснутым носом и синюшной щетиной.

— Начальник службы безопасности Инквизиции, настоящее имя неизвестно. Прозвище — Железный Бык, сейчас вы поймете, почему…

Проектор мигнул. Фигура Железного Быка заняла собой весь экран.

— Чтоб меня… — меланхолично пробормотал Мэддокс.

Из головы Железного Быка торчали изогнутые металлические рога.

— Вживил их в черепную кость. — Имшаэль сверился с планшетом. — Мазохист. Множество биомодификаций — шрамирование по всему телу, пирсинг десен, сплит языка, вшитые титановые пластины под кожей, стальные импланты в мошонке, а также…

— Мы поняли, спасибо, — прервал его Самсон. — Давай дальше.

— О, дальше тоже интересно, — оживился Имшаэль, копошась в планшете. — Как вам это?

— Кадр из фильма «Рассвет мертвецов?», — спросил Мэддокс.

— Нет, — довольно ухмыльнулся Имшаэль, покосившись на Кальпернию, — такое умеет делать один из соратников нашей Тревельян, Дориан Павус. Одаренный молодой человек: некромантия, контроль разума, вуду. В общем, все как в «Американской истории ужасов», только по-настоящему.

Экран погас.

— Теперь вы знаете, с кем придется иметь дело.

— А остальные? — поинтересовался Мэддокс. — Что нам нужно знать об остальных членах Инквизиции?

Имшаэль скучающе посмотрел на свои когти.

— Ничего, — ответил он. — Сейчас это не ваша забота.

*

Хейвен был закрыт. Главный въезд в город был перегорожен бетонным блок-постом, ощетинившимся ежами из колючей проволоки и пулеметными гнездами. Кроме того, по обочинам были врыты бетонные столбы и установлены ворота — массивные, словно на их возведение не ушла всего одна ночь.

Имшаэль, принаряженный в миниатюрный тактический бронежилет натовского стандарта, влез на плечи Мэддокса и долго рассматривал позиции противника через бинокль.

— Дай сюда, — сказал потерявший терпение Самсон. — Ты смотришь не тем концом.

— Мне так удобнее, — Имшаэль отпихнул самсонову руку. — Однако они неплохо подготовились. И это за такое короткое время. Страшно подумать, что бы тут было через неделю.

Он присвистнул.

— Смотри сам.

Самсон занял его место.

— Странно… Я вижу только полицейский заслон возле ворот — и больше никого.

— Это потому что ты не можешь видеть то, что вижу я, — покровительственно сказал Имшаэль. — Поверь мне. Они приготовили нам королевскую встречу.

— И что делать?

Еще было довольно светло, но солнечные лучи уже рассеивались в предзакатной дымке.

— Ждать темноты и надеяться, — сказал Имшаэль, спрыгнув на пол. — Кстати, где мой походный лоток?

Мэддокс сделал неопределенный жест в сторону обочины.

— Что? — возмутился Имшаэль, выпучив глазищи. — Я же не человек, чтобы ссать, где придется.

— И все-таки, — Самсон вернул беседу к насущному. — Чего мы ждем? Кто-то придет с первым лучом солнца на пятый день с востока?

— Неплохо бы, — вклинился Мэддокс. — А то штурмовать втроем целый город… — Он задумчиво пересчитал боекомплект для Ares’а, затем гранаты для подствольника. — Может, и хватит, конечно…

— Вы же мне доверяете?

— Нет.

— Никто мне не доверяет, — обиделся Имшаэль. — Вот почему так?

Он шумно высморкался, выбрался из джипа и подставил Кальпернии ушко — почесать.

Ворота Хейвена распахнулись. Оттуда вышла Инквизитор Тревельян в сопровождении высокого человека в черном. Из-за их спин доносился странный гул.

— Я даже не сомневалась, что вы придете, — сказала Эвелин, усмехаясь.

Имшаэль невнятно выругался.

— Что? — спросил Самсон. Гул приближался, и внутренний радар зашкаливал, предупреждая об опасности.

— Это же тот парень с фото, — сказал Мэддокс, указывая на человека в черном. — Который поднимает мертвых.

«Городское кладбище Хейвена», вспомнил Самсон.

— О черт! Мэддокс, заводи мотор!

Поток гниющей плоти хлынул сквозь раскрытые створки ворот, образуя небольшую излучину вокруг Инквизитора и ее некроманта. Совсем свежие мертвецы соседствовали с пожелтевшими от времени скелетами, и все они дружно шли, ковыляли, ползли, повинуясь приказу того, кто вернул им эту не-жизнь.

— Лезь в машину! — заорал Самсон, пытаясь дотянуться до кота.

— И еще сюрприз от меня лично. — Инквизитор подняла руку, полыхающую зеленым огнем.

Зеленая молния ударила прямо в Имшаэля — ослепительная вспышка, кошачья шерсть занялась мгновенно, словно сухая солома. Запахло паленым.

Инквизитор торжествующе улыбнулась. Самсон застыл с курткой в руках. Слишком поздно — сбивать было уже нечего, обугленный скелетик тлел, кое-где пробегали зеленые искорки.

Инквизитор уже исчезла в воротах, бросив злорадный взгляд из-за плеча.

— Имшаэль все, — прошептал Мэддокс.

Кальперния опустилась на колени, погладила дымящиеся останки; в ее серебристых глазах стояли слезы.

У тебя есть желание. Любое желание. Смотри, не просри его

— Живи, — пробормотал Мэддокс, стукнув кулаком об асфальт. — Живи, демон. Вот мое желание.

Земля содрогнулась. Имшаэль исчез, окутанный призрачной дымкой, а затем материализовался на заднем сиденье джипа, целый и невредимый. Земля снова задрожала. Кто-то или что-то приближалось к ним, скрытое алым маревом.

Человек в длинной накидке, лицо его было скрыто металлической маской.
Асфальт трескался под его ногами. Самсон замер, ощущая знакомую силу.

— Старший…

— Падать ниц будем позже, — прокричал Имшаэль, вонзив когти в кевларовое плечо Мэддокса. — Вперед!

Армия мертвецов неумолимо продвигалась, покачиваясь на подгнивших ногах. Старший выпростал руку из-под плаща; закатные отблески окрасили его маску багровым цветом.

Он выкрикнул что-то на непонятном языке — гортанно и властно. Первая шеренга трупов отлетела назад, смятая невидимой силой

Мэддокс утопил педаль газа. Мотор взревел. Джип подпрыгнул и рванул с места, сшиб двоих наиболее шустрых мертвецов, и на полной скорости протаранил заграждение блок-поста. Мешки покатились по дороге, давя зазевавшихся зомби.

Имшаэль пролез к пулемету и вовсю жал на гашетку, щедро поливая окрестности струями свинца.

Мэддокс вывернул руль, слишком поздно заметив человека в черном, сжимающего в руках нечто вроде колдовского посоха. Тормоза яростно взвизгнули. Кальперния перелетела через сиденье и впечаталась в лобовое стекло, отчего оно треснуло попрек. Самсона и Мэддокса спас ремень безопасности. Имшаэль, как самый легкий из пассажиров, вывалился из машины и шмякнулся о землю. Мэддокс выскочил из джипа, хлопнув дверцей, схватил Имшаэля за шкирку, сунул в окно; Кальперния перелезла на водительское сиденье.

— Езжайте, — отрывисто приказал Мэддокс.

Человек в черном поднял посох. Самсона затопила неистовая боль. Кто-то вторгался, ввинчивался в его мозг, резал по живому, словно хирургическим скальпелем, причиняя невероятные мучения.

— Езжайте! — крикнул Мэддокс. — Быстрее.

Кальперния завела мотор. Самсон бросил отчаянный взгляд на Мэддокса: тот стоял, слегка набычившись, прижимая ладонь к набедренной кобуре. Пустынный орел — верный друг, но Самсон знал, кто противостоит ему.

— Поганый некромант, — сказал Имшаэль, оглянувшись. — Стервятник, пожиратель мозговых слизней.

Мертвецы снова бездумно пошли вперед, влекомые неумолимой волей. Мэддокс вытащил пистолет.

— Он может контролировать разум? — встревоженно спросил Самсон.

— Может, — процедил Имшаэль. — Но Мэддокс ему не по зубам.

Джип протаранил ворота и вылетел на усыпанную щебенкой мостовую. Они были в Хейвене. Мэддокс исчез из виду, как исчез и его враг.

*

Раздались одиночные выстрелы. Несколько мертвецов рухнули оземь, из пробитых черепов текла черная жижа. Некромант — Мэддокс помнил его по фото — как там его имя, Дориан? — сконцентрировался на нем.

— Брось пистолет, — вкрадчиво приказал тот. — Брось.

У некроманта было красивое, рельефное лицо. Гладкое, загорелое. Щеголеватые усики элегантно обрамляли верхнюю губу.

— Бросай, — шептал он, — и эхо отдавалось в мозгу Мэддокса, щекоча, словно перышко носоглотку.

Рука словно налилась жидким металлом.

— Бросай, — настаивал некромант, позволив себе тень торжествующей улыбки. — Ну же.

Мэддокс переложил «орла» в левую руку. Правая больше не слушалась, безвольно повиснув мертвой плетью. Не без удовлетворения Мэддокс успел отметить испуг на самодовольном лице некроманта, когда прогремел выстрел.

Наваждение спало. Некромант лежал на асфальте, его покрытая идеальным загаром кожа на лбу была испачкана красно-розовыми ошметками крови и мозга, осколками черепной кости и прочими неаппетитными вещами.

Мэддокс потер зудящий висок, ощутив под пальцами нагревшийся металл. После той истории в Чейн Сити, когда он схлопотал пулю в голову, — титановая пластина в виске здорово мешала, напоминая, что больше он никогда не будет прежним. Но, как оказалось, и от нее может быть прок.

Мэддокс спихнул тело некроманта на обочину и вошел в растерзанные ворота Хейвена, предоставив Старшему расправляться с оставшейся нежитью.

*

На улицах царила паника. Подручные Инквизитора Тревельян явно не ожидали эффектного появления Старшего, и возле ворот остался только заслон из нескольких полицейских машин.

Клацнули затворы ружей. Самсон пригнулся. Позади раздался жуткий, свистящий, какой-то неземной вой.

— Не стоит задерживаться, Старший явно в ударе, — торопливо пробормотал Имшаэль. — Сейчас тут будет горячо, а дружественный огонь еще никого не согрел.

Он выбрался из джипа, предусмотрительно укрывшись за дверцей. Но полицейским было не до того — они палили поверх крыш автомобилей под аккомпанемент отстрелянных гильз, падающих на асфальт.

Самсон не стал оглядываться. Имшаэль припустил так, словно участвовал в королевских скачках, и только одного этого было достаточно, чтобы понять — задерживаться не стоит. Кальперния не отставала.

— Сюда, — приказал Имшаэль, сворачивая в узкий проулок. — Так быстрее. И безопаснее.

Судя по доносящимся звукам, на улице кого-то с утробным урчанием рвали на части. Выстрелы смолкли. В воздухе повис смрад скотобойни.

К особняку на холме удалось подобраться с тыльной стороны. Имшаэль подергал неприметную дверцу в кованой решетке и удовлетворенно хмыкнул, когда она поддалась.

*

— Неплохо, — Самсон повертел головой, оценив внутренний двор инквизиторского имения.

Конюшня, дорожки для верховой езды, газоны, украшенные клумбами, повторяющими инквизиторский герб, гараж на десяток автомобилей.
К дверям особняка вела широкая мраморная лестница.

Пыхтя, Имшаэль вскарабкался на первую ступеньку. Затем плюхнулся на вторую, раскинув лапы и тяжело дыша.

— Кто-нибудь понесет меня? — смиренно спросил он. — Или будете наслаждаться моими мучениями?

Кальперния склонилась над ним, и в этот миг ее шею захлестнула гибкая черная петля.

— Кстати, о мучениях, — прогрохотало сзади.

Имшаэль испуганно мявкнул и стрелой взлетел вверх по лестнице. У подножия стоял человек-чудовище по прозвищу Железный Бык, обнаженный по пояс, с набухшими от стероидов венозными мышцами. В окорокоподобной ручище он сжимал хлыст, обвивающий горло Кальпернии.

— Ни с места. — Неуловимым движением Бык подтянул Кальпернию к себе и подмигнул Самсону. — Иначе я сверну шею твоей курочке.

Самсон медленно попятился, переместившись чуть выше по лестнице.

— Вот так, — ухмылка Быка стала еще шире.

Самсон встретился взглядом с Кальпернией. Она улыбнулась, едва заметно кивнула. Самсон выхватил пистолет, метя в широченное плечо монстра, Кальперния неуловимым движением ушла с линии огня, разорвав гибкий ремень хлыста, оплетающий ее горло. Второй выстрел угодил в коленную чашечку. Бык покачнулся и осел на одно колено, издав удивленный рык. Третий выстрел пробил ключицу.

— Не трать патроны, — прошипел Имшаэль, дергая Самсона за рукав. — Вся снаряга осталась в джипе, а джип остался сам знаешь где. Учись добивать врага экономно.

Словно услыхав его, Кальперния встала над поверженным Быком, взялась за его блестящие полированные рога и вогнала их в череп.

*

Эвелин Тревельян действительно знала толк в роскоши. Имшаэль восхищенно присвистнул, ступив на ковры ручной работы. Гобелены на стенах изображали сцены драконьей охоты. Старинная мебель красного дерева, зеркало в полный рост в инкрустированной раме.

Сама Инквизитор выглядела усталой, слегка заторможенной — и уже не такой самоуверенной, как возле хейвенских ворот. Зеленое свечение по-прежнему окружало ее, сочась из левой руки, и Самсон вздрогнул, вновь ощутив прикосновение чуждой силы. В правой руке Эвелин Тревельян держала стакан, наполненный янтарным напитком.

Телохранитель госпожи Инквизитор, одетый в дорогой кашемировый костюм, стоял сзади, массируя ей плечи. Эвелин взглянула на гостей с вежливым недоумением.

— Том, — мелодично произнесла она, — разберись с ними.

В руке Тома материализовалась тускло блестящая вороненой сталью «беретта», ее ствол неприятно уставился Самсону в лоб.

— Шесть, — сказал Имшаэль, — восемнадцать, сорок четыре, девяносто восемь, три ноля, три шестерки, девятка. Проверяй.

Том Ренье вынул смартфон, коснулся экрана, немного выждал и удовлетворенно кивнул.

— Все верно. Деньги пришли.

— Ну и отлично! — Имшаэль осклабился. — Если что, обращусь, у меня есть твоя визитка.

«Беретта» исчезла так же незаметно, как и появилась. Ренье подхватил легкий кожаный чемодан, мимолетно чмокнул Инквизитора в висок и направился к выходу. Эвелин Тревельян, остолбенело наблюдавшая за этой сценой, воскликнула:

— Но, Том!.. Куда же ты?

Ренье обернулся.

— Мне так жаль, Эвелин, поверь, я буду раскаиваться всю свою жизнь.

— … а часть денег переведу на благотворительность, — подсказал Имшаэль.

— Да, — с готовностью согласился Ренье, пригладив холеную бороду. Его глаза увлажнились. — Прости, любовь моя.

Дверь за ним закрылась.

— Профессионал, — восхищенно сказал Имшаэль, проводив его взглядом. — Ну что ж, приступим.

Он вынул из-за пазухи плотно скатанный кожаный чехол для хирургических инструментов. Инквизитор вскочила, лицо ее побагровело от ярости. Она вскинула левую руку…

— Ой, — Имшаэль спрятался за спину Самсона. — Ненавижу, когда она так делает.

…покачнулась, закатила глаза и рухнула на пол.

Самсон задумчиво поднял стакан, повертел в пальцах.

— Ее опоили. А ты предусмотрел все.

Имшаэль пожал плечами.

— Я действую наверняка.

Он выбрал компактную восьмиструнную хирургическую пилу.

— Вот эта отлично подойдет. — Он сунул Самсону резиновый жгут. — Помоги-ка. Вовсе необязательно, чтобы она истекла кровью. И не нужно так на меня смотреть, — сообщил Имшаэль, принимаясь за дело. — В определенном смысле, мы делаем ей одолжение...

Раздался грохот. Особняк наполнили звуки битвы. Самсон встал к двери, взяв ее на прицел. Имшаэль пилил инквизиторскую руку вдумчиво и сосредоточенно, останавливаясь лишь затем, чтобы подтереть натекшую кровь и воспользоваться антибактериальным спреем.

Закончив, он прижег рану микролазером, сшил края кожи и аккуратно перевязал. В качестве заключительного штриха в ход был пущен шприц-пистолет с антибиотиком.

— Ну вот. Теперь можно сваливать.

Самсон смутно ощущал подвох, но не мог понять, в чем именно он заключается. Тем временем Имшаэль хладнокровно упаковывал свою добычу.

Дверь распахнулась, и Самсон едва не выпустил всю обойму в запыхавшегося Мэддокса.

— Как ты нас нашел?

— У меня дозиметр в телефоне.

— Что? — Самсон криво ухмыльнулся. — Это шутка такая?

Мэддокс развернул Самсона к зеркалу.

— Ты фонишь на весь Хейвен. Наверняка от той дряни, которую глотаешь горстями последние дни.

Самсон всмотрелся в свое отражение. Зрелище и впрямь было не очень: бледная кожа в красных прожилках, глаза, налитые кровью, распухшие веки, потрескавшиеся губы.

Кальперния ласково погладила его по голове, и в ее тонких пальцах остались пряди волос. Самсон вспомнил, как утром Имшаэль заботливо сунул ему новую банку капсул, и открыл было рот, чтобы спросить, что это за дерьмо, но вдруг понял, что Имшаэля в комнате нет.

— А где Имшаэль?

Самсон огляделся. Кот исчез — вместе с отрубленной рукой Инквизитора.

*

— Я же говорил, все получится.

Хейвен пылал. Твари, призванные Старшим с той стороны бодро доедали остатки воинства Инквизиции.

Вынырнув из темноты, Имшаэль протянул Старшему руку, кокетливо перевязанную зеленым бантиком.

— Это тебе, наслаждайся.

Старший с вожделением схватил отрубленную конечность, затем его лицо исказилось от злобы и разочарования.

— Это не та рука!

— Ой, да ты что? — Имшаэль горестно прикрыл глаза лапами. — Ч-черт. А ведь и правда не та. Просто, знаешь, там столько частей тел было разбросано. Ну, прости, прости. Перепутал.

— Я знал, что тебе нельзя верить, — взревел Старший, до хруста стиснув тонкое кошачье горло. — Где якорь?!

Имшаэль захрипел. Пушистое тельце конвульсивно вздрогнуло, затем обмякло. С тихим яростным возгласом Старший ударил трупик об стену — раз, другой, третий — затем брезгливо отшвырнул в сторону.

Не удовольствовавшись расправой, он принялся крушить все вокруг.

— Ладно тебе, успокойся уже. — Очнувшийся Имшаэль с кряхтением собрал выбитые зубы, тщательно пересчитал и сунул обратно в рот. — Обидно, понимаю. Ну ничего, в другой раз повезет.

— Кто подговорил тебя предать меня, демон?

Имшаэль замер. Зеленые глаза засветились алым.

— Вот сейчас было обидно, — сказал кот, и голос его дрогнул. — Ты как никто, Сетий, знаешь, кто я на самом деле. Как ты мог?

Голос Имшаэля изменился. Ползущая тьма с тихим шипением обвилась вокруг Старшего.

— Неблагодарный, — с присвистом подхватила она слова Имшаэля, и эхо бросило их дальше во тьму, словно камешки. — Я столько дал тебе…

Силуэт Имшаэля вспух бесформенной массой.

— Знаешь, — задумчиво сказал Имшаэль, глядя на скрючившуюся в ногах фигуру. — Ты оскорбил меня, Сетий, и заплатишь за это…

*

— Нет, — простонал Самсон, глядя, как Кальперния соскальзывает с постели, как надевает через голову платье. — Нет! Пусть убираются к черту!

Обслуживание в номер. Самый шикарный отель в Вегасе, где они с Кальпернией поженились в часовне Элвиса Пресли. Мэддокс был свидетелем.

Кальперния вернулась минуту спустя, сияя так, что Самсон даже не сразу понял, в чем дело.

На руках у Кальпернии сидела кошечка. Маленькая, черная, гладкошерстная — Самсон в жизни не видел такого грациозного создания. На кошечке красовался ярко-алый ошейник с приколотой к нему запиской.

Кальперния млела, прижимая животное к груди.

— Хочешь ее оставить? — спросил Самсон, улыбаясь.

Он сполз с кровати и развернул свернутый трубочкой листок.

Скучаете по мне? — гласило письмо — А я по вам — нет. Ну ладно, кого я обманываю.

Эту малютку зовут Сетия, и она — мой вам подарок на свадьбу. Она страшно породистая, вы даже не представляете, насколько, поэтому заботьтесь о ней как следует, иначе мне придется навестить вас и вытащить вам кишки через задницу.

С любовью,
Имшаэль



Название: Двое
Автор: LenaSt
Бета: Армия Корифея
Пейринг/Персонажи: Мэддокс/Бетани, Самсон, Имшаэль, Эримонд
Категория: гет
Жанр: драма, романс, АУ
Рейтинг: G
Размер: 2400 слов
Примечание: написано по мотивам арта «С первого взгляда»

БЕТАНИ


Полуденное солнце стояло прямо над головой и тень, отбрасываемая стеной, превратилась в узкую темную полосу примерно в фут шириной. Бетани прижалась лбом к сырому камню, изо всех сил подавляя желание лизнуть его – пить хотелось невыносимо, с той самой минуты, как она ступила на пристань.

В плавании воды не хватало постоянно – беглецы расходовали свои запасы прозрачной драгоценности так бережно, как только могли. Но теперь они были на суше, и Бетани еще утром допила остатки со дна своей фляги. Теперь оставалось облизывать соленые сухие губы и надеяться, что Гаррет скоро появится – с питьем и хорошими вестями.

Бетани огляделась. Беженцы были повсюду: некоторые из них, так же как и ее семья, ждали позволения войти в город; кто-то пользовался передышкой перед тем, как снова отправиться в путь.

Солнце палило невыносимо. Оно висело прямо над головой, точно проклятие, ослепительное и обжигающее. И ни единого облачка.

А Гаррет все не возвращался. Мать отошла поближе к решеткам, чтобы не пропустить появление дяди Гамлена,

– Хочешь пить?

Бетани обернулась. Ей уже доводилось видеть киркволлских магов, но так близко – нет. Высокий, молодой, довольно симпатичный: грубоватое лицо, нос с горбинкой, голубые глаза, очень коротко остриженные волосы. Он был больше похож на воина, нежели на мага.

Парень протягивал ей кувшин.

– А… – Она помялась. Вода в кувшине была – Бетани просто ощущала это –прохладная, свежая, вкусная. – Сколько это будет стоить?

– Нисколько. Есть фляга?

– Фляга? – Бетани сглотнула: горло больно царапало.

Незнакомец терпеливо улыбнулся.

– Фляга, бутыль, что-нибудь, куда можно отлить воду?

– Да. Да, конечно, – Бетани неловко затеребила заскорузлые завязки котомки с вещами, украдкой принюхиваясь – не несет ли от нее потом.

– Вот, – вмешалась стоявшая чуть поодаль Авелин и протянула магу кожаный мешок. – Благодарю.

Он наполнил мех и с улыбкой вернул ей.

– Спасибо, – повторила Бетани, глядя, как маг с водой идет к следующей группке беженцев. – Ты очень добр.

Она едва удержалась, чтобы не выпить все до капли,

*

Новости оказались неутешительными. Киркволл не торопился гостеприимно распахнуть ворота перед семьей Хоуков. Город Цепей, где-то услыхала Бетани. Что ж, они как раз попали в оковы. Без платы в Киркволл не войти, денег взять неоткуда, на дядю Гамлена рассчитывать не приходилось.
Но сидеть на месте, в окружении тюков с пожитками было невыносимо.

Гаррет собирался дождаться дядю, чтобы выяснить денежные вопросы. Они торчали в Казематах уже второй день, и, судя по рассказам других беженцев, это был далеко не предел.

Бетани встала.

– Я прогуляюсь, – бросила она матери и Гаррету, которые озабоченно шептались о семейном имуществе, нерадивом дядюшке Гамлене и прочих важных вещах.

– Держись подальше от храмовников, – привычно наказал Гаррет.

– Не отходи далеко, – прибавила мать.

Бетани скорчила гримасу: неужели она похожа на идиотку?

– Стой! – Неприятный детина с сальными волосами в доспехе храмовника преградил им путь. – Куда собралась?

Бетани опустила глаза, опасаясь, что злость выдаст ее.

– А разве нельзя? – поинтересовалась она. – Вы не пропускаете нас в город. Но тут-то мы можем находиться?

– Как же вы надоели, нищее ферелденское отродье, – процедил храмовник, отходя. – И не сдохли ведь…

Я могла бы высвободить совсем немного силы, и этот урод летел бы до самых ворот, прищурившись, подумала Бетани. Отец научил ее презирать служителей Церкви. Цепные псы, которых натаскивают охранять то, что им не принадлежит. Проходивший мимо храмовник скользнул по ней заинтересованным взглядом.

– Если ты не прекратишь, привлечешь к себе ненужное внимание. – Кто-то осторожно, но крепко сжал ее локоть, заставив отвернуться.

– Что? – Бетани отняла руку, с усилием погасила внутренний огонь.

Парень в мантии. Тот самый, что принес питье накануне.

– Привет, помнишь меня?

– Я. Да, – Бетани поправила волосы, радуясь, что сегодня на ней чистое платье. – Конечно, помню. Спасибо.

– Я Мэддокс.

Он дружелюбно улыбнулся.

– А я Бетани Хоук.

– Из какого ты Круга, Бетани?

– Я… – Бетани замялась, не зная, что ответить.

– Просто, понимаешь, не знаю, как принято там, откуда ты родом, но в нашем Круге тебе придется привыкнуть к определенным правилам. Первый Чародей тебе все расскажет.

– Я не собираюсь ни к чему привыкать!

Мэддокс был так ошарашен, что Бетани не удалось сдержать улыбку.

– Никогда не встречал живого отступника?

Мэддокс сгреб ее в охапку и потащил за колонну.

– Тише, – прошипел он, побледнев до самых ушей. – Знаешь, что тут могут с тобой сделать за это?

– Представь себе, знаю, не наивная дурочка. Магов всегда хотят убить. Особенно тех, которые свободны.

– Если бы, – он горько усмехнулся. – Смерть еще не самое страшное. Усмирение – вот что по-настоящему ужасно.

Бетани содрогнулась. Отец рассказывал ей об усмиренных. О людях-вещах, людях-предметах. Ходячих инструментах.

Мэддокс выглянул из-за колонны.

– Извини, мне нужно идти. – Он показал на троих храмовников, появившихся во внутреннем дворике Казематов. – Вон тот, бритый, это сэр Алрик. Что бы ни случилось, держись от него подальше, во имя Создателя. Давай встретимся вечером? Как стемнеет, на этом же месте.

Он опустил голову и заспешил прочь.

*

– И ты не проходила Истязаний? – недоверчиво спросил Мэддокс. – Но как ты справляешься с демонами?

– Никак, – ответила Бетани. – Они не докучают мне, а я – им. И вообще, это скучно, Мэддокс, ничего такого интригующего. Никакой магии крови, человеческих жертвоприношений, ничего. Отец с детства учил меня всему, что знал, вот и все.

– Он тоже был отступником?

– Да. – Бетани бросила камешек в воду. Они сидели на берегу, чуть поодаль от пристани – у входа в порт дежурил высокий темноволосый храмовник, которого Мэддокс назвал Самсоном, он позволил спуститься к морю. – Отец был магом Круга, когда-то очень давно. Но потом сбежал, выбрав свободу.

– И что с ним стало?

– Он умер.

– Прости.

– Ничего. Это было три года назад. А ты?

– Что я?

– Ты никогда не хотел покинуть Круг?

Мэддокс смущенно улыбнулся.

– Я? Нет, что ты. Я тут столько, сколько себя помню, с самого детства.

– Тебе нравится?

– При чем тут нравится, Бетани, – Мэддокс пожал плечами. – Так нужно. Это правильно.

– Правильно? Что же тут правильного, Мэддокс? Ты даже пройтись по берегу не можешь без разрешения того парня, храмовника.

– Самсон тоже не имел права мне это позволять. Просто он… ну, он нормальный. Не то что другие храмовники.

– Тем более. – Бетани поднялась. – Тем более, Мэддокс. Ты словно пленник Круга. Разве ты сделал что-то плохое?

– Нет.

– Тогда почему ты здесь? – Бетани легонько толкнула его в плечо. – Только не говори, что действительно считаешь это правильным.

Мэддокс угрюмо посмотрел на нее.

– Потому что у меня не было выбора.

– Ладно. Не надо было затевать этот разговор… – Бетани направилась к причалу.

– Подожди.

– Что? – она оглянулась.

– Откуда мне знать, что ты не одержимая?

Мэддокс сложил руки на груди.

– Прямо сейчас. Откуда я знаю, что говорю с девушкой, а не демоном в обличии девушки?

– Ты сейчас взаправду это? – Бетани недоверчиво улыбнулась. – В смысле, не шутишь?

– Вполне, – Мэддокс подошел ближе. Его лицо было пугающе серьезным.

– Да. Откуда мне знать, что ты такое. Вдруг ты явилась, чтобы искушать меня?

– Слушай, это не смешно. – Бетани попятилась.

– И если ты демон, то…

Мэддокс не выдержал и расхохотался.

– … то ты очень милый демон, Бетани. Думаю, даже рыцарь-командор Мередит тебя бы не испугалась.

– Ну тебя, – Бетани шутливо ударила Мэддокса в грудь, в ответ он поймал ее за руки, обнял, преодолевая сопротивление.

– Но если ты все-таки демон, то я здорово рискую.

Тогда Бетани сама поцеловала его. Просто чтобы он наконец замолчал.

*

– Мы ведь еще увидимся? – спросил Мэддокс. – В смысле, раз вам позволили жить в Киркволле, мы ведь сможем видеться?

Им снова удалось встретиться на берегу, несмотря на явное неудовольствие темноволосого храмовника. Новый день пребывания Хоуков в Казематах принес известие: Гаррет нашел способ попасть в город.

Они целовались как одержимые, надежно укрытые вечерней темнотой. Он прижимал ее к себе так крепко, что перехватывало дыхание. От прикосновений Мэддокса у Бетани сладко замирало в животе.

– Так мы сможем видеться? – настойчиво повторил Мэддокс после очередного поцелуя. – Правда же?

Это было ужасно приятно слышать, но Бетани не знала, что ему ответить. Он – маг из Круга. Почти что раб, она помнила рассказы отца.

– Конечно. – Она поцеловала его. – Конечно, Мэддокс. Я бы очень хотела, правда.

– Я серьезно, – Мэддокс отодвинулся, в темноте глаза его лихорадочно блестели. – Самсон, мой друг, ты его видела… он надежный. Он поможет нам. Я попрошу его передавать тебе записки, и мы будем встречаться тут, в Казематах. Или даже, может быть, в городе, когда Самсон будет на дежурстве и сможет отпускать меня. Хоть иногда.

Бетани стало грустно. Он так верил в эту возможность, так цеплялся за нее.

– Обязательно.

Она поцеловала его, затем еще и еще. Не стоило говорить ему. Мэддокс сам поймет, со временем. Просто сейчас даже думать об этом было невыносимо.
У Бетани подкашивались ноги. Слишком многое навалилось за последние недели. Она покинула родной дом, потеряла брата; пересекла Недремлющее море, чудом не погибнув от болезней и жажды.

Бетани опустилась на песок. Было немного страшно, но возбуждение пересиливало. Мэддокс оказался рядом. От него исходил жар сильнее, чем от костра, который они развели, чтобы согреться. Бетани слегка отодвинулась, увлекая его за собой, так, чтобы он оказался сверху.

– Бет, ты же не хочешь?..

– Молчи, – она снова поцеловала Мэддокса, удержав его ладонь между ног. – Хочу.

МЭДДОКС


Ливиус Эримонд прибыл в храм Думата на закате. Мэддоксу не нужно было выходить из лаборатории, чтобы узнать об этом: громкий голос магистра разносился по всему храму – новоприбывшего гостя нисколько не волновало, мешает ли его присутствие кому-либо.

Разложив инструменты по местам, Мэддокс тщательно вытер руки и поднялся наверх. Не ему выбирать, кому служить.

– Магистр Эримонд, приветствую вас…

– Оставь, – Эримонд махнул рукой.

Был он изможден и зол, несмотря на привычную улыбку.

– Мне нужны три такие штуковины, – отрывисто распорядился магистр Эримонд, швырнув Мэддоксу большую каменную чашу, покрытую тевинтерскими узорами. – И быстро. До завтрашнего утра.

Он стремительно вышел, пыля полами белого дублета.

Трое спутников магистра остались стоять возле входа, ожидая приказа. Двое мужчин в воинских доспехах, со щитами, украшенными грифонами. И женщина – маг в серой кольчужной мантии. Черноволосая, смуглая от въевшегося в кожу загара. Волосы собраны в пучок, виски выбриты. Сосредоточенный взгляд, жесткая линия рта, слегка искривленного, словно от скрытой муки.

Такое знакомое лицо. Мэддокс моргнул, тщательно сверяясь с хранящимися в памяти образами.

Киркволл. Рваный берег. Причал. Казематы. То же лицо, та же девушка. Тогда она была мягче, моложе, но он вспомнил ее. И имя: Бетани Хоук.

– Бетани Хоук, – повторил Мэддокс, и женщина вздрогнула, глядя на него темными, помутневшими от боли глазами.

– Мэддокс? – спросила она, подойдя ближе. Ее движения были слегка замедленными, будто каждый шаг давался ей с усилием. – Мэддокс. Святая Андрасте. Это ты! Что с тобой стало, Мэддокс?

Она протянула руки. Мэддокс увидел кольца застарелых шрамов на запястьях, следы укусов, когтей.

– Ты Серый Страж, – ответил он, так, словно это все объясняло.

– Да, – согласилась она, и ее лицо исказилось. – А ты… Как вышло, что тебя усмирили?

– Рыцарь-командор Мередит Станнард приказала сделать это со мной. –
Мэддокс выудил новое событие из череды воспоминаний. – Это было наказание.

– За что?

– За то что я написал письмо для девушки не из Круга и передал Самсону. Он должен был отнести записку в Нижний город, но его поймали. Нас обоих наказали за это. Меня – приговорили к ритуалу Усмирения. Его – к пожизненному изгнанию из ордена.

– Записку? Какую записку?

Мэддокс собрался с мыслями. Раз она спрашивает – нужно ответить.

– Записка, которая предназначалась для племянницы Гамлена Амелла. Для Бетани Хоук.

Она рухнула на колени. Слезы потекли из глаз, оставляя бороздки на покрытых дорожной пылью щеках.

– О, Мэддокс…

Странная женщина. Кажется, она хотела обнять его, но у Мэддокса не было на это времени. Нужно было возвращаться к работе, поэтому он вернулся в лабораторию, где его ждал заказ магистра Эримонда.

Но Серого Стража по имени Бетани Хоук ему так и не удалось выбросить из головы. Даже на пике сосредоточенности, она была где-то там, глубоко внутри. Она просто была. Как заноза.

*

Эмприз-дю-Лион встретил их леденящим ветром и снегом. Пришлось спешиться, и идти было тяжело, ноги проваливались сквозь хрупкий наст. Самсон сопровождал Мэддокса в крепость Суледин, к источнику лириума.

Они миновали карьер, где воздух полнился криками о помощи и стонами умирающих.

– Ты думаешь о ней? – неожиданно спросил Самсон.

– О ком? – Мэддокс сосредоточился на том, чтобы шагать, не сбиваясь с ритма: так тратилось меньше сил.

– О той девушке из Киркволла. Сестре Хоука.

Мэддокс рассказывал Самсону о том визите Эримонда в сопровождении измученных Стражей.

– Да. Это неправильно. Я пытаюсь перестать.

– Она так нравилась тебе, помнишь?

– Нет.

– Она была важна для тебя.

– Так же, как сейчас наше дело?

– Я думаю, да.

Мэддокс покачал головой.

– Это невозможно.

– Ты говоришь так, потому что тебя усмирили.

– Меня наказали.

– Ты не заслужил это наказание. И я тоже. Я бы хотел, чтобы ты стал прежним.

Мэддокс остановился. Смысл сказанного Самсоном ускользал от него. В этом была какая-то связь с мыслями о той женщине, но какая?

– Я не понимаю.

Перед ними высились грандиозные наросты лириума: вход в крепость Суледин. Стража у ворот отсалютовала своему командиру.

– Имшаэль…

– Найдешь его на площади, там, где лириумный обелиск.

Мэддокс был благодарен Самсону за то, что он не стал задавать вопросов.

*

Имшаэля искать не пришлось. Он поджидал Мэддокса у подножия первой из многочисленных лестниц, ведущих во внутренний двор крепости.

– Здравствуй, Мэддокс. Я ждал тебя.

– Тогда ты сам все знаешь, демон.

– О нет, – Имшаэль рассмеялся. – Ты ошибаешься. Я дух. Дух Выбора.

– Ты Имшаэль, демон из Недозволенных.

Имшаэль пожал плечами.

– Но ты прав в одном: я знаю, что тебе нужно, усмиренный Мэддокс. И это не имеет никакого отношения к лириуму.

Он хлопнул в ладоши: пространство вокруг них опустело, чернильная тень легла под ноги, образовав замкнутый круг.

– Что ты делаешь?

– Готовлюсь. Не так это просто, знаешь ли. Здесь я тебя вижу, но в Тени – тебя нет.

Имшаэль словно разбух на глазах, вбирая в себя свет.

– Я дам тебе выбор, усмиренный Мэддокс. Я обращу ритуал Усмирения, но взамен потребую кое-что от тебя.

– Что?

– Ты впустишь меня. И будешь делать это каждый раз, когда я захочу. – Он усмехнулся. – Никаких попыток меня изгнать. Никаких проб построить барьер.

– Зачем?

– За тем же, зачем мы извечно стремимся к вам, смертные.

Имшаэль коснулся клейма на лбу Мэддокса.

– Ты будешь жить, – голос демона звенел от едва сдерживаемой жажды. – И я тоже. Я познаю радость и боль, страсть и отчаяние, веселье и ненависть. Я буду памятью. Я буду твоей совестью и раскаянием. Все, что ты совершил, все твои ошибки, все преступления – ты будешь переживать снова и снова. И я разделю все это с тобой.

Мэддокс увидел Эмприз-дю-Лион словно с высоты птичьего полета. Увидел клетки, забитые пленниками – живыми и мертвыми. Увидел искалеченных красных храмовников. Увидел ростки лириума, пробивающиеся сквозь живую плоть; тела, усеявшие дно карьеров, обледеневшие трупы в лачугах Сарнии.

– Зато, – вкрадчиво прошелестел Имшаэль. – Вот что получишь ты.

Мэддокс почувствовал свежий соленый ветерок портовой пристани. Увидел девушку с темными волосами в поношенном платье, улыбку на ее потрескавшихся губах. Он снова обнял ее за талию и поцеловал, как в ту ночь на Рваном берегу, а когда разомкнул объятия, – она выглядела немного иначе, чуть старше – в своей серой мантии Стража-мага, с волосами, собранными в пучок и выбритыми висками. Оглядевшись, Мэддокс понял, что вокруг них больше не Рваный берег, а вымощенный брусчаткой внутренний дворик крепости Адамант, что в Западном Пределе. Бетани улыбнулась, и где-то в глубине души Мэддокс узнал радость, которая когда-то переполняла его сердце.

– Ты готов сделать выбор?

– Да, – ответил Мэддокс. – Готов.






@темы: Фракционные войны: Реванш, Самсон, Мэддокс, Корифей, Кальперния, Имшаэль, гет, Дориан, Блэкволл

Комментарии
2015-09-24 в 05:26 

Раэлла
Попытайся отнестись ко всему этому как к забавной истории (С) Туу Тикки
Авторы! Спасибо. Просто спасибо... Сижу в шоке и отойду не скоро. Завораживающие, пронзительные, невероятно грустные, но с налетом темного оптимизма истории... Вот так подарок под занавес. Люблю вас! :heart:

2015-09-24 в 13:40 

Eigengrau
Parfait, c'est parfait!
Ох, как мне зашла ваша "переделка" инквизиторских персонажей! *__* А учитывая, что мне эти товарищи - строго говоря, пополам, то их упс, как-то погрели мою душонку)) И по-моему я влюбилась в Самсона... :inlove:
Ну, и в вашу команду целиком - впрочем, об этом я уже говорила)) Уруруру~

2015-09-24 в 19:52 

Армия Корифея
Раэлла, и вам)) вам спасибо:heart: За то что читали и так тепло комментировали. Очень-очень приятно, держите наши коллективные объятия :gh:
Безмерно приятно))

Лия Геллер, А учитывая, что мне эти товарищи - строго говоря, пополам, то их упс, как-то погрели мою душонку)) И по-моему я влюбилась в Самсона...
*скромно* мы просто немножко подравняли баланс справедливости:-D А насчет Самсона, ну что я могу сказать — идите к нам, будем любить его все вместе:gh:
Спасибо вам большое, вот вам наше:heart:

     

Secondary Quests

главная