Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:00 

Армия Корифея. Выбор

Армия Корифея


Header

Название: Добро пожаловать в Ад
Автор: LenaSt
Бета: Армия Корифея
Пейринг/Персонажи: Самсон, Мэддокс, Имшаэль, незримо присутствующий (пока) Корифей
Категория: джен
Жанр: модерн-АУ, нуар
Рейтинг: PG-13
Размер: 2882 слова
Примечание: WIP. Продолжение фика «Начало»

Самсон открыл глаза. Моргнул. Осторожно пошевелил пересохшим языком. Головная боль послушно отозвалась, впившись в левый висок. Прием адского зелья, алых капсул Джанеки накануне не прошел даром.

Он осторожно привстал, осмотрелся: в комнате пусто, шторы милосердно опущены, стакан воды на прикроватной тумбочке; мерцающий экран ноутбука на столе – значит, Мэддокс где-то неподалеку. С трудом сфокусировав взгляд перед собой, Самсон поднялся и побрел в туалет. Пол под ним танцевал демоническое танго, норовя выскользнуть из-под ног. Так плохо Самсону не было с тех пор, как он впервые пытался завязать с приемом рогипнола. Еще тогда…

Пол все-таки умудрился сбить его с ног, выставив неодолимую преграду в виде порога. Самсон с наслаждением плеснул в лицо холодной водой из умывальника, прополоскал горло. Заглянул в надтреснутое зеркало, оттянул нижние веки — паутинка сосудов неприятно воспалилась, белки глаз покраснели.

Он вернулся в комнату. Мэддокса все еще не было, как не было и ключей от форда в кармане куртки. Оставалось надеяться, Мэддокс не отправился грабить заправки. Кстати о… Самсон заглянул под кровать: сумка с деньгами и оружием по-прежнему на месте.

— Привет.

Пистолет привычно прыгнул руку.

— Ой! Не надо!

Кот. Большой, золотисто-коричневый, пушистый свернулся калачиком на кровати.

— Не стреляй, — попросил кот, внимательно сверля Самсона огромными зелеными глазами. — Ты же разумный человек, Ралей Самсон. Опусти пушку, и мы поговорим.

Кот потянулся, перекатился на спину, демонстрируя ванильно-белый густой подшерсток. Игриво взмахнул лапой.

Самсон не задумываясь нажал на спусковой крючок. Упитанный живот кота взорвался красным.

— Сука, — задумчиво сказал кот и опустил голову, разглядывая рваную дыру, сквозь которую просвечивали заляпанные кровью простыни. — Просил же не стрелять.

Он тяжело спрыгнул на пол, оставляя за собой тягучие липкие следы. Выходное отверстие на спине было облеплено шерстью.

— Знаешь, сколько времени пройдет, прежде чем я снова буду похож на себя прежнего?

Самсон попятился. Пришлось вспомнить, что нужно дышать.

В дверь постучали.

— Эй, что там происходит?! Я вызвал копов.

— Не надо копов! — крикнул Самсон, лихорадочно пряча пистолет за пояс джинсов. — Все в порядке. Это всего лишь кот. Я застрелил кота.

— Что? — с сомнением переспросили за дверью. — Кого?

— Кота, — повторил Самсон, метнув яростный взгляд на кота, который, сидя в луже собственной крови, безмятежно вылизывался между ног. — Животное. Влез в окно и, похоже, бешеный.

— Ааа, — протянули за дверью. — А убирать кто будет? Я точно не буду. Или давай сам, или плати пятьдесят баксов за уборку и дезинфекцию номера.

— Идет.

Самсон наклонился и не без брезгливости схватил кота в охапку, стараясь не прижимать к себе. Кот был тяжелый, мокрый; от него пахло кровью, дерьмом и еще чем-то неприятным.

— Куда ты меня несешь? — с любопытством спросил он. — И заверни меня во что-нибудь, не видишь, что ли — капает.

Самсон стянул простынь с кровати Мэддокса и кое-как запеленал кота.

— Отвезу тебя к ветеринару, — пояснил он и указал на рану, чувствуя себя совершеннейшим идиотом. — Подштопают.

— Ясно, — согласился кот, прикрыл глаза и обмяк.

Самсон встал на обочине и поднял руку. Дождался замызганного серого автобуса, сунул мелочь водителю и устроился в самом конце салона, подальше от любопытных глаз. По дороге они с Мэддоксом видели здание ветклиники, примерно в паре миль по шоссе – так что, не промахнется.

***


— Я не знаю, кто ты или что ты такое, — сказал Самсон коту, когда они вышли из клиники, и спихнул его на землю. — И знать не хочу. Вали откуда пришел.

Он занес ногу, собираясь подкрепить свои слова пинком, и замер. Кот испарился. Облако тьмы заполнило переулок, и тьма была — живая.

— Кто я?

Смех. Самсон прислонился к стене, чувствуя, как ледяное дыхание обжигает лицо.

— Я — Изначальный. Я — тьма, и я во тьме, я первый среди нерожденных. Я ожидающий в Тени. Я страж недозволенного. Я нож, пронзающий плоть. Я ключ в замке. Я — выбор, который есть всегда. Я неизбежность.

Мрак вокруг зашевелился.

— Я Имшаэль.

Самсон открыл глаза. Тьма рассеялась.

Большой золотисто-коричневый кот сидел на земле, старательно разлизывая тугую белую повязку на животе.

— Зови меня Имшаэль, — сказал он, и его зеленые глаза сверкнули.

***


— Между прочим, ты — мой любимчик, — сказал кот, когда они ехали обратно.

Самсон настороженно огляделся, но люди в автобусе были погружены в собственные мысли и не обращали внимания на хмурого небритого мужика с перебинтованным котом на коленях.

— Да? И почему так?

— Ты просто король неудачных выборов, Самсон. В этом тебе нет равных.

— Пошел ты.

Самсон принялся смотреть в окно, где серый асфальт утекал под просевшие колеса автобуса

— Ну а что, нет? — кот тихо рассмеялся. — Например…

***


Она была прекрасна. Бледная, с высоким и чистым лбом, с тонкими губами, изогнутыми в загадочной усмешке. Самсон помнил: когда она улыбалась, то становилась видна щель между передними зубами, но это ее не портило – напротив.

Красивая. И мертвая. Пулевое отверстие аккурат между полуприкрытых глаз.

— Кто это ее? — хмуро спросил Самсон у вездесущего коронера.

— Ты мне скажи, — отозвался тот. — Ты же тут коп.

Мэддокс безмолвно стоял чуть поодаль, внимательно разглядывая собравшихся зевак. Самсон ему не мешал. Он привык к тому, что Мэддокс всегда на своей волне, но его сверхъественное внимание к деталям уже не раз сослужило им добрую службу.

Самсон тогда дал себе слово: кто бы это ни сделал — он получит свое.

Затем последовал вызов к капитану. Это само по себе не предвещало ничего хорошего, особенно, если учесть, на каком счету были они с Мэддоксом.

Нового начальника Самсон знал плохо. Каллен Резерфорд был переведен в Чейн Сити недавно и еще не успел оставить о себе впечатления — ни плохого, ни хорошего. Высокий, холеный, подтянутый. Всегда отстраненно любезный — придраться не к чему, несмотря на явный холодок отчуждения.

Разговор получился странным.

— Ты работаешь по делу мертвой шлюхи?

— Она не шлюха.

— Какая разница, — капитан сосредоточенно рылся в столе. — Уверен, что справишься?

— Да.

Самсон перенес вес с пятки на носок.

— Смотри. Потому что если что, ну, ты понимаешь, учитывая обстоятельства — я могу дать тебе пару недель на отдых. Я даже могу передать это дело другим детективам.

— Этого не требуется. И я хочу лично допросить свидетелей.

— Капитан Станнард будет недовольна.

— Капитан Станнард знает протокол. Она поймет.

— Ты действительно хочешь разворошить это дело? — В голосе Каллена звучало искреннее удивление. — Это же обычная проститутка, Самсон. Кому она нужна?

***


— Кто ж тебя умным назовет, — сказал кот, внимательно наблюдая за Самсоном. — Капитан Резерфорд прав. Ты поставил на кон все, что у тебя было — зачем?

— Капитан Резерфорд всегда прав, — процедил Самсон. — Редкий талант держать нос по ветру, видеть и слышать только то, что угодно начальству.

— Зато сделал блестящую карьеру, — кот прижался к грязному стеклу. — После того как капитан Станнард окончательно рехнулась, устроив бойню на площади возле Ратуши, именно Каллен возглавил полицию Чейн Сити. Кто он теперь — ты и сам знаешь.

Самсон кивнул.

— А ты стал обычным наркошей, — продолжил кот по имени Имшаэль. — Лживым, изворотливым наркошей. И ладно бы ты просрал только собственную жизнь, имеешь право. Но Мэддокс?

— Оставь в покое Мэддокса, урод.

— Э, нет. Мэддокс вложился в это дело почище тебя. И получил по полной.

— Мы знали, что этот ублюдок виновен!

Имшаэль расхохотался, показав ребристое розовое небо и мелкие игольчатые зубы. Самсон вспомнил бесплотный сгусток осязаемого мрака в переулке возле клиники и содрогнулся.


***


— Значит, ты демон, — сказал Мэддокс, выслушав историю Имшаэля.

— Нет! — возмущенно запротестовал тот. — Ты очень неправ. Я могу показать.

Мэддокс смерил кота тяжелым взглядом и снова уткнулся в ноутбук.

— Даже не пытайся, — предостерег кота Самсон. — Я могу проверить, что будет, если прострелить тебе голову.

— Старший будет недоволен, — Имшаэль прошелся по комнате, принюхиваясь. — Слушайте, вы же теперь при деньгах, что вы забыли в этой конуре? Она смердит.

— Не больше, чем ты.

— Фу. — Имшаэль вспрыгнул на прикроватную тумбочку. — Но в любом случае, вы тут ненадолго. Пора в путь. Кстати, ты не забыл про таблетки? Их нужно принимать регулярно.

Капсулы. У Самсона похолодело внутри. Когда он впервые проглотил их, ощущение было такое, словно внутренности выжгло кислотой. Но не это было худшим. Образы. Воспоминания. Картины прошлого. И сожаление, многократно усиленное яростью и разочарованием.

Черный глянцевый мешок, в который наспех упаковали тело. Ее тело. Светлая прядь волос застряла в молнии.

Это же обычная проститутка, Самсон.

Он сунул в рот несколько капсул, разжевал. Рот наполнился горечью.

***


— Вам не понравится наш новый знакомый, — предупредил Имшаэль с заднего сидения.

По требованию кота, по дороге они заехали в магазин товаров для животных, где Имшаэль битый час выбирал себе лежанку. Под конец он совсем распоясался.

— Скажи им, чтобы на подушке вышили мои инициалы, — громким шепотом потребовал он у Мэддокса. — За такую цену они просто обязаны это сделать.

Самсон был готов придушить наглую тварь. Наконец они купили все необходимое (как оказалось, Имшаэль стащил на кассе пупырчатый мячик для молочных зубов, после чего между ним и Мэддоксом вспыхнул спор — Мэддокс настоял на том, чтобы вернуться в магазин и возвратить краденое). В конечном итоге на месте они оказались около полуночи.

Клуб «Адамант» встретил их оглушительным модным диджейским ритмом. Пол под ногами вибрировал.

— Возьми меня на руки, — промяукал Имшаэль. — Вдруг я потеряюсь? Будет обидно.

Мэддокс молча подхватил его под живот.

— Аккуратнее. У меня травма!

Они пересекли клуб, зашли в незаметную серую дверь, очутились в узком, ярко освещенном коридоре.

— Нам нужен Ли, — сообщил Самсон охранникам возле входа. — Передай, что мы от Старшего.

Охранник деликатно отвернулся и что-то сказал в рацию.

— Извините, но мистер Эримонд занят и не может вас принять.

— У нас назначена встреча. Уточните еще раз. Пожалуйста.

Самсон выдавил самую вежливую из своих улыбок.

— Простите. — Охранник принялся ненавязчиво теснить их в сторону коридора. — Я уверен, произошла какая-то ошибка.

— Никакой ошибки, — вмешался Мэддокс. — У нас есть договоренность о встрече с мистером Эримондом.

— Вам придется уйти.

Охранник встал перед ними.

— Я провожу вас к выходу.

Краем глаза Самсон увидел, что Мэддокс поставил кота на пол. Имшаэль недовольно фыркнул, задрав хвост трубой.

— И все же мы войдем.

Охранник распахнул полы пиджака, демонстрируя оружие. Ярость — чистая и алая — охватила Самсона.

— Не намерен тратить время на общение с холуем, — процедил он. — Или твой хозяин соизволит нас принять, или…

Сзади уже спешило подкрепление – еще четверо таких же безликих парней в серых костюмах.

Время замерло. Замер охранник с угрожающе поднятым кулаком. Замер Мэддокс с рукой под мышкой – никто кроме него не умел носить пистолет так незаметно. Замер Имшаэль — и азартный оскал на его морде был вовсе не кошачьим. Замер даже свет, пронизывая пространство неровными полосами, к которым, казалось, можно было прикоснуться.

Сухой треск выстрелов из пистолета с глушителем. Пули входили в плоть с едва слышным хлюпаньем. Что-то треснуло и обвалилось.

В дверном проеме образовалась дыра. Мужчина в белом костюме с сальными темными волосами, собранными в хвост, изумленно привстал из-за роскошного, инкрустированного темным золотом стола. На гладкой столешнице перед ним устроилась коротко стриженая блондинка с умопомрачительными бедрами, которые она развела так широко, словно это были врата Рая.

В наступившей тишине захихикал Имшаэль.

— Ну, пошутил, пошутил. Не договаривались мы о встрече. Но раз уж пришли, думаю, Ли нам не откажет…

Он горделиво задрал хвост и прошествовал в полусорванную с петель дверь.

***


Ли Эримонд им отказал. Сначала. Сказал, что знать не знает никакого Старшего, и чтобы они убирались ко всем чертям. Испуганная блондинка выскочила за дверь, позабыв одежду. За ней с диким мявом погнался Имшаэль, умоляя взять его на ручки.

Эримонд кричал и размахивал руками, пытаясь затянуться незажженной сигаретой. Грозился знакомствами среди важных людей, расшвыривал по комнате пачки денег и порывался вызвать охрану — искалеченные тела в коридоре его очевидно не впечатлили. В общем, впал в истерику, совершенно не желая слушать, что ему говорят. Безобразная сцена.

Затем все успокоилось.

— Ну что там? — спросил Имшаэль, просунув лобастую голову в дверь. — Долго еще?

Личный санузел хозяина клуба был отделан в красно-белых тонах. Это здорово спасало ситуацию. Самсон наблюдал, как деловито Мэддокс снимает рубашку, брюки, складывает их так элегантно, как это умеют делать только в высококлассных бутиках. Надевает банный халат Эримонда.

Халат был шикарный – белый, с вензелем из стилизованных букв L и E. Сам Эримонд лежал в не менее шикарной алой ванной, отделанной розовым мрамором. Во рту у него были его же плавки с логотипом какого-то модного дома.

На красном полотенце были аккуратно разложены нож для бумаг, нефритовое пресс-папье, перьевая ручка, электрошокер, анальная пробка, канцелярские скрепки, спички для камина, шнурок от портьер, шпилька для волос.

— Если что, я могу прогрызть ему живот и съесть внутренности, — предложил Имшаэль. — Мне, в принципе, не сложно.

Мэддокс не обратил на него ни малейшего внимания, сосредоточенно перебирая свои импровизированные инструменты. Занес руку над шокером, подумал, покачал головой; взял нож для бумаг, провел пальцем по треугольному острию, кивнул.

— Я спрошу только один раз, — промолвил Самсон, глядя, как Мэддокс берет Эримонда за кисть правой руки, отделяет мизинец, преодолевая отчаянное, почти спазматическое сопротивление сжатых в кулак пальцев; как кладет его на край ванной. — Ты же не откажешься нам помочь?

Раздался хруст. Кровь брызнула на эмалевые стенки.

— Что ж. Я так и думал. Во славу Старшего.

Эримонд сдавленно завыл.


***


— Мррр-мррр-мррр, — пропел Имшаэль. — В ярком люминисцентном свете встроенных светильников глаза его отливали алым. — Ты ничего не забыл, Самсон?

— Нет.

Капсулы что-то делали с ним. Самсон больше не испытывал боли. Жажда почти ушла, изредка напоминая о себе легким жжением во рту.

Видения не отступали, но Самсон научился пропускать их сквозь себя, заново оценивая произошедшее. Как документальные фильмы. Но что странно — теперь он не чувствовал горечи, не испытывал стыда, не терзался сожалениями.

— Пришло время отправляться за ней, — промурлыкал Имшаэль.

— За кем?

Самсон тупо посмотрел на кота. О чем он говорит?

Последнее время действительность была… не такой как всегда. Не то чтобы он путал реальность и видения, но грань между ними определенно истончилась.

Пентхауз, в котором они остановились, любезно уступил Эримонд. Его в последнее время было вообще не узнать — само обаяние и доброжелательность — после того, как Мэддокс немного с ним поработал, подправив пропорции кистей и оформив крайнюю плоть Эримонда фестонами. Под конец Ли со слезами на глазах благодарил за оказанную ему услугу и клялся в верности Старшему до конца дней своих — после того, как в игру вступил Имшаэль и продемонстрировал немного своей не-совсем-кошачьей-сущности. Даже не дошло до скрепок в уретре.

Эримонд внял голосу разума. Теперь во всех принадлежащих ему клубах постоянным клиентам предлагали особые таблетки для особого кайфа.

— За нееей, — повторил Имшаэль, загадочно усмехаясь. — За девушкой со светлыми волосами и диастемой.

Он запрыгнул на стол, потерся лоснящимся боком о руку Самсона.

— Она умерла. Ее убили.

— А если я скажу, что нет?

Впервые за долгое время Самсону безумно захотелось выпить.

— Тогда я сожму твою лживую рожу в кулаке и буду держать так, пока она не лопнет.

— Ты очень недоверчив, — кот укоризненно покачал головой. — Старший — бог, не забывай. Он может многое. Даже невероятное.

— Даже воскрешать мертвых?

— Даже это.

— Почему же тогда он сам не уничтожит грешников?

С того дня, как Джанека показала ему образы будущего, Самсон впервые заговорил об этом.

— Он и уничтожает. Нашими руками. — Имшаэль нетерпеливо обмахнулся хвостом. — Не задавай идиотских вопросов. Так ты готов увидеть все своими глазами?

— Нужно сказать Мэддоксу.

— Нет. — Имшаэль возбужденно распушил хвост. — Нет!

— Не понял? Я не должен говорить Мэддоксу?

Имшаэль кокетливо прикрыл морду лапой.

— Я бы не стал. Без подготовки. Потом скажешь.

Самсон хмыкнул.

— Это какая-то шутка, да?

— Поехали. Ты сам все увидишь.

Услужливый швейцар возле входа сделал знак, белоснежный кадиллак притормозил у подъездной дорожки.

Водитель, одетый в серую униформу, сдержанно кивнул. Имшаэль запрыгнул на переднее сиденье и потрогал лапой бэджик с именем:

— Сер-вис. Как мило. Тебя правда так зовут?

Если водителя и озадачил говорящий кот, то внешне он этого никак не проявил. Автомобиль влился в поток машин на шоссе. Самсон кинул в рот еще две капсулы. По радио играл джаз, который сменился выпуском шестичасовых новостей. Самсон подремывал, ловя обрывки слов ведущего.

…происшествие в клубе «Адамант». Трое убитых, еще десять человек госпитализированы в тяжелом состоянии. Убийца скрылся. По словам очевидцев, возможно, он находился в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Убийства совершены с особой жестокостью…

— Налево, — указал кот. — А теперь направо, пропусти поворот, следующий — наш.

Они вышли из машины. Самсон частенько встречал в книгах или журналах описания готичных замков и был готов поклясться, что перед ними как раз находится нечто подобное.
Длинный фасад в форме дуги, прямоугольные зубчатые башни, соединенные между собой открытой галереей. Слепые, лишенные стекол окна-бойницы. Особняк был сложен из серого обветренного кирпича, покрытого мелкими трещинками.

— Добро пожаловать в Редклиф-холл, — церемонно провозгласил Имшаэль.

Закатное солнце светило из-за зубцов. Тень Имшаэля была неестественно длинной и бесформенной. Самсон попятился, чтобы черное пятно не коснулось носков.

— Помни. — Имшаэль неожиданно посерьезнел; зеленые глаза потускнели. — Все, что ты увидишь в Редклифе — должно остаться в Редклифе.

— А ты?

— Я не пойду. Есть вещи, которые предназначены только для твоих глаз.

Он запрыгнул на крышу кадиллака, свернулся калачиком и задремал. Самсон толкнул тяжелую дверь и вошел.

Редклиф встретил его тишиной и запахом пыли. Где-то били часы, отмеряя время из другой реальности — двенадцать ударов, потом одиннадцать, потом десять, затем один и три, и так до бесконечности. От этого разобщенного шума звенело в ушах.

Самсон шел темными коридорами, слушая звук собственных шагов. Временами ему казалось, что пространство искажается, изгибается, словно лента Мебиуса. Иногда каждый шаг давался с усилиями, равновесие смещалось, и тогда приходилось напрягать все мышцы, — чтобы просто идти вперед; порой — чтобы сделать один-единственный шаг.

Двери по обе стороны коридора были заперты, из-под них струился мертвенный белый свет. Самсон готов был поклясться, что бродит тут уже не один час. Иногда до него доносились звуки — словно кто-то огромный стонал и хрипел под землей. Стены вздрагивали, точно в такт дыханию невидимой гигантской глотки.

Толкнув очередную дверь, Самсон даже не ждал, что она поддастся — но она открылась.

Белые стены, как в морге. Гладкий и белый пол под ногами. Ослепительно-белый свет, льющийся с потолка. Длинная вереница ячеек-трупохранилищ вдоль стен. Холод стоял такой, что перехватывало дыхание. Вездесущая белизна резала глаза, заставляя то и дело смаргивать слезы.

Машинально нащупав в кармане пригоршню капсул, Самсон отправил их в рот.

Переступая через многочисленные провода, он приблизился к огромной цилиндрической барокамере в центре комнаты, прикоснулся к матовому стеклу.

Она казалась живой. Почти. Опущенные, чуть синеватые веки с длинными ресницами. Светлые пряди, выбившиеся из прически. Бледные узкие губы, сложенные в знакомую полуулыбку. Плавная линия скул.

И черное бескровное отверстие на переносице.

— Кальперния, — прошептал Самсон, опускаясь на колени перед барокамерой.

To be continued




Название: О культуре нового времени
Автор: Диванный Шейд
Бета: LenaSt
Пейринг/Персонажи: ОМП, ОЖП
Категория: джен
Жанр: Историческое AU
Рейтинг: G
Размер: 650 слов

Одним из проявлений религиозного экстаза, охватившего Тедас, стала традиция называть новорожденных в честь наиболее известных последователей Корифея. Особой популярностью пользовались Флорианна, Самсон и Кальперния, и носители сих славных имен в скором времени заполонили города и деревни. Окликнув приятеля, незадачливый посетитель рисковал привлечь внимание доброй половины переполненной таверны. Посему в скорости молодые родители, желая как-то выделить свое чадо из толпы вероятных тезок, переключились на менее заметных сподвижников нового бога, а затем и вовсе на тех, чьи имена можно было найти лишь на полях исторических документов. На смену Кальперниям и Самсонам пришли Форнье и Денамы, а вслед за ними Амладары, Ливиусы и Имшаэллы.
Вскоре пришел черед инвертирования имен. В год 12 от начала Эпохи Возрождения в одном лишь Камберленде было зарегистрировано две сотни мальчиков с именем Йелар и порядка полусотен девочек, которым предстояло жить с именем Лоррэк.
К несчастью, в своей земной жизни Корифей имел не так уж много сторонников, а численность населения все росла. Во многом поэтому новым веяньем стали имена-аббревиатуры, которые неистощимые на идеи молодые родители изобретали с упорством, достойным лучшего применения. С 42 года от начала Новой Эпохи в документах родильных отделений при крупных городах начинают появляться заметки о младенцах с именами Аркор(а) (Армия Корифея), Вестор (Великий сетиизм торжествует), Свисет(а) (Свидетель Сетия), Корнабо (Корифей наш бог), Флокасаор(а) (Флорианна, Кальперния, Самсон организаторы революции), Сетамлада (Сетий Амладарис), Веларкор (Великая армия Корифея) и Дитнэра (дитя новой эры).
Тревогу забили священнослужители Корифея, когда во время молитвы за благоденствие новорожденной неваррской принцессы Симбокориспаркаполобвомасифлоимпои (Славь Имя бога нашего Корифея и сподвижников его Архонта Кальпернии, полководца и объединителя Вольной Марки Самсона и Флорианны, Императрицы Орлея) загорелся алтарь, а из пламени вышел святой Дух Выбора собственной персоной и предложил выбрать для ребенка имя попроще.
Скептики по всему Тедасу подвергли слухи о явлении святого Духа обоснованной критике, однако зерно сомнений в своих действиях было посеяно в умах верующих.
По сей день многие родители, стремясь подчеркнуть необычность отпрысков, дают им неблагозвучные, а порой и вовсе непроизносимые имена. Но, к счастью, много и тех, кто считает уникальность своего ребенка само собой разумеющейся и не нуждающейся в подтверждении.
― Из курсовой работы "О культуре нового времени" студента третьего курса Камберлендской Академии Джона Сиврэса Гериона Корнабо Ваэля, 120 год от начала Эпохи Возрождения.

***

Спорить о том, как назвать ребенка Найтмерия и Флокасаор, молодая пара из ферелденской столицы, начали сразу после того, как узнали, что ждут девочку.
Стоило Найтмерии предложить имя Ливия, как Флокасаор тут же напомнил, что Ливией зовут его мымру-начальницу. Предложенная им Малифантина была мгновенно забракована, как имя "той вертихвостки из старших классов". Дед Ралей, отец Найтмерии, предлагал не портить малышке жизнь и дать имя Дейзи, или хотя бы отойти от религиозной тематики, раз Корифей все равно перестал отвечать на молитвы, – и назвать Даздранаферой – от сокращения лозунга «Да здравствует народ Ферелдена!», но был вынужден отступить под обрушившейся на него волной критики.

Время шло, и споры разгорались все жарче.
― Суитес! ― кричала в запале Найтмерия. ― Прекрасное имя, так мою тетку зовут.
― И половину соседней улицы! Хочешь, чтобы наша дочь считала себя частью серой обывательской массы? Ее будут звать Думапрекора ― "Думат ― предтеча Корифея".
― Только через мой труп!
― Да Беллой назовите. Никого сейчас Беллами не зовут, а такое красивое имя.
― Да что вы понимаете, папа!

Однако вечно так продолжаться не могло. И во время очередного ожесточенного спора Найтмерия внезапно побледнела и схватилась за живот. Все разногласия были забыты в один миг, и семейство в полном составе покатило в роддом в примчавшемся по первому зову служебном целительском фургоне.

― Какая красавица, ― восхищенно заворковала Найтмерия, впервые беря дочь на руки. ― Наша малышка.
― Само совершенство, ― согласился Флокасаор. ― И я, кажется, знаю, как ее назвать.
Найтмерия с любопытством посмотрела на мужа.
― В честь твоей матери, ― лукаво улыбнулся он.
Найтмерия на миг задумалась, а затем удовлетворенно кивнула.
― Так тому и быть. ― Найтмерия перевела взгляд на дочку. ― Добро пожаловать в дивный новый мир, Кальсония.
Стоящий возле кровати дед Ралей уткнулся в букет и зарыдал.




Название: Выбор есть выбор
Автор: LenaSt
Бета: Армия Корифея
Пейринг/Персонажи: Имшаэль, Зибенкек, фем!Инквизитор и прочие
Категория: гет
Жанр: трагедия
Рейтинг: G
Размер: 950 слов
Примечание: "Первые маги отправлялись глубоко в Тень за ответами и силой, они всегда искали силу. Они нашли Недозволенных – Зибенкека, Имшэля, Бесформенного и Гаксканга Свободного. Много было переговоров, много покровов было снято с земных тайн. Вот так рождалась магия крови".
ссылка

— Что пожелаете, Инквизитор. Власть. Сокровища. Девственники. Только скажите, — Имшаэль сделал широкий жест, сдерживая зевок.

Людишки так предсказуемы: власть и деньги. Деньги и власть. Одно вытекает из другого, и все хотят все сразу. Рутина.

Девственников Имшаэль добавлял просто для того, чтобы список смотрелся солиднее, все-таки он не какой-то там рядовой демон — дух выбора как-никак.

Очнувшись, Имшаэль понял, что Инквизитор выжидающе смотрит на него.

Я что-то пропустил?

— Девственники, — шепнул на ухо один из подручных демонов-невидимок. — Инквизитор пожелала девственников.

Имшаэль даже испытал нечто наподобие удивления.

— Инквизитор желает девственников? — любезно уточнил он.

— Да.

Имшаэль терпеливо улыбнулся: алчность — отличное качество, но всему есть мера, он и так предложил немало.

— Мне очень жаль, Инквизитор, но вы можете выбрать только что-то одно, понимаете?

— Я же, кажется, сказала.

— Девственников… — повторил Имшаэль, прикидывая, как выпутываться из этой передряги.

— Именно. Невинных, нетронутых, нетраханых, нетоптаных, непорочных — называй, как хочешь. — Инквизитор явно не была расположена шутить. — Деньги у меня есть, власть — тоже. Поэтому, давай сюда девственников, да побольше. Мужского пола, разумеется.

Имшаэль призвал Тень. Нужно было подумать.

Зибенкек ожидал его в пещере. Уютно устроившись на любимой имшаэлевой софе, он грыз кончик грифоньего пера.

— Что ты тут делаешь? — мрачно поинтересовался Имшаэль.

— Пришел тебе помочь, — Зибенкек с энтузиазмом развернул пергаментный свиток.

Подвески в его сосках мелодично зазвенели.

— Ты здорово попал, братец.

— Кто ж знал, что эта стерва такая пресыщенная, — огрызнулся Имшаэль.

— Это все потому, — наставительно пояснил Зибенкек, — что у тебя нет фантазии и творческого подхода. Ладно, давай.

— Что давать?

— Составлять список девственников. Ты же не можешь не удовлетворить выбор клиента.

Повисло молчание. В Тени время текло иначе, чем в мире плоти, в противном случае горы успели бы рассыпаться, а моря — обмелеть.

— Никто не приходит в голову? — сочувственно спросил Зибенкек, отложив перо в сторону. — Мне тоже.

— Давай мыслить системно, — предложил Имшаэль.

— Давай.

Они снова погрузились в размышления. Свита Зибенкека, которую он оставил у входа, успела вымереть от старости и пополниться новыми демонами, когда Имшаэль радостно сверкнул глазами и воскликнул:

— Знаю!

— И кто? — Зибенкек оживился.

— Каллен!

— Каллен?

— Да. Я следил за ним в Кинлохе, я видел его в Киркволле, я лицезрел его в Скайхолде. Его мысли чисты и прозрачны, там нет и следа плотских страстей.

— Жаль тебя огорчать.

Зибенкек щелкнул пальцами, материализуя образ.

Командир Каллен, завернутый в простыню, стучит в резную дубовую дверь одной из опочивален Скайхолда.

— Леди Монтилье, еще партию в порочную добродетель, умоляю. Мне надо отыграться. Мне нужны моя одежда, мой меч и мой воротник.

Тихий смех. Дверь слегка подается — на пару дюймов.

— Но что вы можете мне предложить, командир?

Каллен распахивает простыню.

В приоткрывшуюся дверную щель проскальзывает тонкая смуглая рука, втаскивает его внутрь, затем слышен тихий щелчок запираемого замка, шелест срываемых юбок, томные вздохи.


Зибенкек расхохотался.

— Видел бы ты свое лицо.

— Но как?! Почему я этого не разглядел?

— Потому что ты читаешь только мысли, друг мой. А с мыслями у нашего командира туговато.

— Проклятье! — Имшаэль нервно хрустнул пальцами. — Тогда, мммм… Варрик!

— Ооо! Гляди!

Кассандра Пентагаст подкрадывается к двери, осторожно оглядывается: не смотрит ли кто, — тихо скребет костяшками пальцев.

— Варрик? Не спишь?

На пороге появляется Варрик в роскошном алом халате с гербом Инквизиции.

— Кассандра! Не ожидал тебя здесь увидеть.

— Тише! — шипит Кассандра. — Можно войти?

— Конечно. — Варрик отступает, пропуская ночную гостью. — Но что привело тебя в мою скромную обитель?

Кассандра краснеет.

— Я только хотела спросить, я тут читала… «Мечи и щиты». И… хочу узнать… как насчет продолжения?

— Увы, — скорбно отвечает Варрик и запахивает халат на волосатой груди. — Продолжения не будет. У автора кончилось вдохновение.

Он с сожалением качает головой.

— Моя муза покинула меня. Моя прекрасная могучая золотоволосая муза. А без нее я бессилен.

Кассандра замирает на мгновение, затем делает шаг вперед, решительно расстегивает камзол.

— Я буду твоей музой!

Варрик берет ее за руку и увлекает вглубь комнаты. Тихий щелчок запираемой задвижки, шорох падающих одежд, вздохи.


— Ненавижу тебя, — сказал Имшаэль, выразительно глядя на Зибенкека.

— Прости, — Зибенкек пожал округлыми плечами. — Такова жизнь. Эти смертные обожают тереться друг о друга. Боюсь, братец, эта задача Инквизитора тебе не по плечу.

Имшаэль медлит, не желая признавать поражение.

— Дориан? От него не пахнет женской плотью.

— Женской — нет, — согласился Зибенкек, — но и он не подходит. Смот…

— Я понял, понял!

Имшаэль прошелся по пещере.

— Коул?

— Он даже не уверен, есть ли у него тело.

— Железный Бык?

Зибенкек молча махнул рукой. С потолка посыпались монеты. Золотые, серебряные, медные. Весело звеня, они сыпались и сыпались, точно лавина.

— Древние тебя подери, что это? — Толщина монетного слоя на полу пещеры достигла колен Имшаэля.

— Это деньги, которые Железный Бык оставил в борделях за последний год.

— Ясно.

Имшаэль опустился на груду монет и закрыл лицо руками.

— Блэкволл? — спросил он немного погодя плачущим голосом. — Солас? Объездчик Деннет? Трактирщик Кабо? Ну хоть кто-нибудь?

Зибенкек присел рядом и ласково погладил Имшаэля по голове.

— Нет, нет и нет. Увы. Смирись, братец. Ты дух выбора, а не дома терпимости. Отправляйся к Инквизитору и проси ее сделать другой выбор.

— Но моя репутация на кону!

Зибенкек покачал рожками.

— Мы не всемогущи. Точнее, не абсолютно. Есть вещи вне нашей воли и желания. Смирись.

*


Инквизитор раздраженно переминалась с ноги на ногу, глядя на замершего в раздумьях Имшаэля. Она уже жалела, что сдуру ляпнула про девственников. Что за глупость, зачем ей девственники? Что с ними делать? Вот сокровища бы точно не помешали — она покосилась на спутников: Солас давно просит новую шубу, Блэкволлу нужны приличные сапоги, Каллену — доспехи вместо проигранных Жозефине — кстати, Жозефине тоже немало всякого требуется, одни счета за отопление Скайхолда чего стоят...

Она покосилась на Имшаэля. Может, переиграть выбранное, пока не поздно?

Но Имшаэль смотрел на нее, холодно и насмешливо.

— У меня есть для вас девственник, Инквизитор. Всего один и, боюсь, он вам не очень понравится.

— Так, может… — пробормотала Инквизитор. — Договоримся?

— Нет, — ответил Имшаэль. — Выбор есть выбор.

Он протянул ей ладонь, вокруг которой завертелись синие вихри. Портал в Тень ждал их.

— Мы будем очень счастливы, вот увидите, — шепнул Имшаэль, страстно обнимая Инквизитора и увлекая за собой.



Название: Трудности
Автор: Aihito
Пейринг/Персонажи: Имшаэль
Категория: арт
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Размер: 87 кб
Примечание: А ведь Имшаэль честно пытался набрать хотя бы с десяток девственников.




Название: На распутье
Автор: Русалка Милюля
Пейринг/Персонажи: Корифей, Имшаэль (инкогнито)
Категория: арт
Рейтинг: G




Название: Будуар
Автор: Русалка Милюля
Пейринг/Персонажи: Корифейя
Категория: арт
Рейтинг: G
Предупреждение: гендерсвитч
Примечание: каждая модница знает, что правильный выбор аксессуаров позволяет создать по-настоящему оригинальный и запоминающийся образ





@темы: джен, арт, Эримонд, Фракционные войны: Реванш, Самсон, Мэддокс, Корифей, Имшаэль

Комментарии
2015-09-07 в 09:50 

Somniary
не слушай внутренний свой голос, он тут снаружи не бывал
О культуре нового времени - :hlop:
"Кальсония" - Кальперния, Самсон, а еще кто?


Выбор есть выбор
— Мы будем очень счастливы, вот увидите, — шепнул Имшаэль, страстно обнимая Инквизитора и увлекая за собой.
выкрутился таки :lol: :hlop:

2015-09-07 в 10:04 

Раэлла
Попытайся отнестись ко всему этому как к забавной истории (С) Туу Тикки
Ура! Продолжение "Начала"! Автор, вы прекрасны! :beg: Спасибо! :heart:

2015-09-07 в 10:28 

Green Irving
Something’s wrong. Murder isn’t working and that’s all we’re good at.
Добро пожаловать в дивный новый мир, Кальсония.
Это жестоко:lol:

Название: Выбор есть выбор
Так. Это... Закончилось на самом интересном месте же!

Название: На распутье
Хм... Ящетаю, теперь должна быть картинка "Три богатыря" с Корифеем, Самсоном и Кальпернией:gigi:

2015-09-07 в 10:40 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
тема девственников раскрыта :D чибик - просто прелесть :heart:

2015-09-08 в 00:14 

Армия Корифея
Somniary, Кальсония
А это Кальперния + Самсон+(ия), неисповедимы пути, которыми идет фантазия истинно верующих родителей:rotate:

выкрутился таки
Да чтоб Имшаэль — да не выкрутился:lol:

Спасибо большое:heart:

Раэлла, автор безумно рад, огромное вам спасибо) А еще ж последняя часть планируется, даа))

Green Irving, Это жестоко
Зато справедливо:gigi:

Так. Это... Закончилось на самом интересном месте же!
Не без того, но выбор на этом закончился, а расплата пока не наступила))

"Три богатыря" с Корифеем, Самсоном и Кальпернией
Точно:rotate:!
Спасибо большое, нам всем очень приятно:love:

слава цареубийце, да, наши девственники самые девственные, а чибики — самые чибистые, мы гарантируем!
Спасибо)!

2015-09-19 в 06:48 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
Добро пожаловать в Ад
И ведь не хотел читать, просто из любопытства открыл. Не совсем моя трава, но зашло.
Пошто так с Эримондом, ироды?

О культуре нового времени
из пламени вышел святой Дух Выбора собственной персоной и предложил выбрать для ребенка имя попроще.
:hlop::hlop::hlop:
раз Корифей все равно перестал отвечать на молитвы
Заснул таки, бедняжка :)
Добро пожаловать в дивный новый мир, Кальсония.
Трусельдия, блин :)

Выбор есть выбор
— Мы будем очень счастливы, вот увидите, — шепнул Имшаэль, страстно обнимая Инквизитора и увлекая за собой.
Так-так-так, для слоупоков - это Имшаэль-то девственник? Бедный, бедный Имщаэль... Хотя, раз он так жарко потащил Инкви в кусты то есть в Тень :eyebrow:
Зибинкек же девочкой всю жизнь была, зочем вы так с ней?

Трудности
Мимими :)
Смотрю, хедканон, что Имшаэль - Хотелка, прочно сложился.

На распутье
:hlop::hlop: Жаль только непонятно, что на камне написано.

Будуар
Лучше бы его в самом деле ж! сделали, тогда бы шутка с чулками не была столь идиотской.

2015-09-23 в 03:18 

Армия Корифея
Кротик мой любимый, потому что могли:gigi: Ну зато не усмирили, ага

Хотя, раз он так жарко потащил Инкви в кусты то есть в Тень
?

Да вот, куда ж деваться с подводной лодки:lol:

Зибинкек же девочкой всю жизнь была, зочем вы так с ней?
Физически — да, а ментально — мы же точно не знали, до выхода нового апокрифа (текст писался раньше).Теперь знаем. Ну, надеемся, Зибенкек не очень обиделась)

Жаль только непонятно, что на камне написано.
Классика же. Налево пойдешь (тм) и так далее)

Лучше бы его в самом деле ж! сделали, тогда бы шутка с чулками не была столь идиотской.
Дам главгадов в ДА еще не было:rotate:. Пока.

Спасибо:heart:!

2015-09-23 в 21:31 

Ханна Нираи
То, что выжил - это радует, огорчает то, что из ума.
Стоящий возле кровати дед Ралей уткнулся в букет и зарыдал.
Бедолага :lol:

— Мы будем очень счастливы, вот увидите, — шепнул Имшаэль, страстно обнимая Инквизитора и увлекая за собой.
А вот это было трогательно :-D

2015-09-25 в 13:08 

LenaSt
Не стоит распыляться ради людей, которые не хотят видеть в тебе <s>божество</s> достойную личность (с)
Ханна Нираи, спасибо:heart:

   

Secondary Quests

главная